Укро-нацисты провоцируют крупнейшую гуманитарную катастрофу

На большей части территории Украины сложилась катастрофическая гуманитарная ситуация с тенденцией к ухудшению, заявил начальник Национального центра управления обороной Российской Федерации генерал-полковник Михаил Мизинцев.

По его словам, самое тяжелое положение наблюдается в Киеве, Харькове, Сумах, Чернигове и Мариуполе, где сегодня налицо практически гуманитарная катастрофа.  Причиной он назвал то, что нацисты блокируют тысячи украинцев и иностранцев, не позволяя им эвакуироваться.

Проблема действительно серьезная и, пожалуй, на сегодняшний день ключевая из тех, с которыми сталкивается российская операция по демилитаризации и денацификации Украины. В предыдущем материале я уже писал о том, почему ее не удается закончить быстро: российские войска вынуждены брать крупные города в кольцо, обходя их, оставляя в полном или частичном окружении, что вызывает едкие замечания критиков и шуточки, отсылающие к знаменитому высказыванию Павла Грачева о возможности взять Грозный силами одного полка ВДВ.

Критикам и шутникам стоит напомнить, что российская армия вообще-то дважды брала Грозный. И оба раза он превращался в руины, а обещанный боевиками ад получали мирные жители, которых те так же фактически держали в заложниках.

Сейчас другое время, другая армия и другие задачи, которые ограничены обязательным условием – сохранением жизней мирного населения. Противник это понимает и пользуется ситуацией, прикрываясь «живым щитом».

На что рассчитывают укро-нацисты? Кто на что. Кто-то рассчитывает купить жизнь самому себе за десяток чужих. Кто-то понимает, что спасения и милосердного суда после всех совершенных им преступлений не будет, и норовит захватить с собой на тот свет побольше народу, пусть и невиновного. А кто-то просто хладнокровно делает свою работу, то, чему его учили. За деньги.

Надо понимать, что мы имеем дело уже не столько с регулярной армией (которая по большей части сама давно утратила понятие о военной чести, обстреливая мирные города Донбасса в течение почти 9 лет), сколько с натуральным сбродом, среди которых идейные нацисты, сотрудники иностранных ЧВК, наемники со всего мира, включая боевиков-исламистов из Сирии, которые хорошо мотивированы русофобией.

Последние наряду с нацистами – наиболее опасный элемент, ибо среди них есть те, кто готов сражаться до собственной смерти, утащив с собой немало людей. И их мотивация не в деньгах, а в искренней ненависти к людям, которых они убивают.

«Бармалеев» на Украине пока, хочется надеяться, немного, а вот нацистов – хоть отбавляй. Есть еще «тероборона», «фольксштурмы», а попросту говоря – банды, которым Киев щедро раздал оружие. Под это дело даже уголовников выпустили из тюрем. Сегодня эти молодчики уже успели отметиться по всей Украине: они мародерствуют, сводят счеты с неугодными и даже устраивают перестрелки друг с другом (очевидно, выясняя, кто главный на районе захисник), полицией и военными.

Но хуже всего, что в некоторых городах они попросту не дают людям выйти на улицы, пугая их и терроризируя, обрекая на голодную смерть в собственных квартирах и лишая шанса на эвакуацию, предоставляемого российскими военными.

Напомню, 3 марта состоялся второй раунд переговоров делегаций России и Украины. Кстати, украинская делегация понесла потери. Ее члена Дениса Киреева прямо среди бела дня расстреляли в Киеве за «измену», т. е. попытку договориться с Москвой. Это такой важный штришок для понимания того, что из себя представляет «проевропейская» Украина и есть ли там договороспособная сила.

Так вот: в ходе второго раунда стороны договорились о создании гуманитарных коридоров для выхода из осажденных городов гражданского населения. Казалось бы, прекрасный итог, но как на практике исполнить договоренность? Россия со своей стороны сделает все для обеспечения безопасности этих коридоров. А украинская сторона? Что она вообще может сделать, учитывая, что не контролирует свои вооруженные формирования, которым никто не указ? О чем можно вообще говорить с Киевом в условиях полного паралича тамошних властей?

Как рассказал российский генерал М. Мизинцев, власти Харькова не выпускают мирных граждан и иностранцев из населенных пунктов, боясь расправы со стороны нацистов.

«Учитывая катастрофическую гуманитарную ситуацию в городе Харькове, вчера нам удалось выйти на связь с ответственными должностными лицами в офисе президента Украины, которые предоставили контакт якобы ответственного должностного лица в Харькове. Причем должность ответственного должностного лица соответствующего высокого уровня и ранга, которое должно было оказать содействие в выводе кратчайшим путем на территорию Российской Федерации мирных граждан и иностранцев, а также обеспечить гуманитарный коридор», – рассказал он. Однако установление контакта не дало результата. Указанный чиновник заявил нечто вроде: «Я их не держу, куда хотят – туда пусть и идут».

Это куда «пусть идут»? Под пули бандитов, что ли? Вот это «власть»!

Далее на просьбу оказать помощь в выделении автомобильного транспорта для доставки людей к пунктам встречи, обеспечить их охрану, горячее питание и медицинское обеспечение чиновник расставил все по местам: «Я не самоубийца, как только я начну их собирать и отправлять в сторону России, я первый буду уничтожен батальонами территориальной обороны, а точнее национальными батальонами, то есть нацистами».

Можно ли было вообразить в XXI веке, что полуторамиллионный город окажется в заложниках у нацистов, которые будут не только не выпускать людей, но и обстреливать окраины города из центра, очевидно, чтобы создать картину того, что это якобы делают россияне.

Провокация, кстати, работает: местные жители-то понимают, откуда стреляют, а вот мир видит нужную нацистам картинку «зверств оккупантов».

Для еще большего драматизма и причастности мирового сообщества боевики держат в заложниках и иностранных граждан. По данным российского Национального центра управления обороной, в их числе – студенты из Индии, граждане Иордании, Египта, Вьетнама, Танзании и других стран.

Еще хуже ситуация в Мариуполе – втором по величине городе Донбасса с населением почти в полмиллиона человек и Волновахе. Как заявили в Минобороны России, 5 марта гуманитарными коридорами, организованными российскими военными, никто воспользоваться не смог. «К сожалению, по состоянию на текущий момент мы имеем достоверную информацию о том, что из заявленных 200 тысяч беженцев из Мариуполя и 15 тысяч из Волновахи к открытым гуманитарным коридорам так никто и не прибыл. Достоверно установлено, что националисты не выпускают мирных жителей и иностранных граждан из указанных населенных пунктов», – говорится в сообщении оборонного ведомства.

При этом стоит отметить, что для выхода беженцев был организован «режим тишины», однако формированием гуманитарных колонн никто в Мариуполе и Волновахе не занимался, а «передышка» использовалась украинской стороной в целях интенсивной перегруппировки подразделений ВСУ и национальных батальонов, а также перемещения вооружения и военной техники.

Более того, несмотря на «режим тишины», по позициям российских вооруженных сил был открыт огонь из артиллерийских орудий со стороны Мариуполя. А чуть позже нацисты взорвали в городе жилой дом, под завалами которого могут находиться до 200 человек, преимущественно женщины и дети. Кроме того, как заявили в Народной милиции ДНР, боевики «Азова»* установили около 10 тысяч мин в жилых домах в центре Мариуполя.

Только на следующий день в штабе территориальной обороны ДНР сообщили, что из Мариуполя и его пригородов все же удалось эвакуировать более 300 человек, несмотря на провокации нацистов.

Немногие, кто вырвался из города, рассказывают, что он уже разрушен едва ли не на половину. Даже если не будет штурма, людей ожидают неминуемый голод, дефицит воды, антисанитария, эпидемии, пожары, которые уже некому будет тушить. Размах гуманитарной катастрофы может быть ужасающим. Ничего подобного не было в Европе со времен Второй мировой.

«Мариуполь находится практически уже в гуманитарной катастрофе по ряду показателей: с отсутствия воды, продуктов питания, медикаментов, электроэнергии, газа. Ситуация чудовищная. Со связью тоже перебои. Взаимодействие и общение с жителями Мариуполя крайне затруднено», – рассказал в эфире телеканала «Россия 1» глава ДНР Денис Пушилин.

Еще одной очевидной опасностью является угроза ядерным объектам. В ходе взятия российскими войсками под контроль Запорожской АЭС была устроена провокация, когда диверсионная группа напала на патруль Росгвардии, навязав бой и спровоцировав «ответку» по зданию, расположенному непосредственно возле территории станции.

Если цель провокации состояла в том, чтобы напугать мир угрозой нового Чернобыля, который якобы хотят устроить «оккупанты», они своего добились: Европа бросилась запасаться йодом, попутно кляня Россию. Но это мы переживем. Но что если цель «нациков» – организация реальной аварии?

На Чернобыльской и Запорожской АЭС этого можно не опасаться – они уже находятся под охраной российской армии. Но на Украине остаются еще три станции – Ровенская, Хмельницкая и Южно-Украинская, которые могут стать объектами провокаций. К тому же не стоит забывать о том, что, помимо АЭС, на Украине есть еще американские биолаборатории, о происходящем внутри которых мы ничего не знаем. Да и опасность химических атак или диверсий на промышленных предприятиях тоже никто не отменял. Только если раньше они ожидались в Донбассе, сегодня они могут произойти по всей территории Украины. Опасность особенно возрастет по мере завершения операции, когда загнанный зверь украинского нацизма поймет, что теперь терять абсолютно нечего и захочет уйти «красиво».

Можно понадеется на Европу, которой такой сценарий, мягко кажем, совершенно не нужен, но кто ее спрашивать будет, учитывая, что банды диверсантов сегодня не контролирует никто: ни Брюссель, ни Вашингтон, ни Киев.

Ясно, что в этом конфликте у противника, с которым мы столкнулись, отсутствуют не только управляемость, но и вменяемость. А также – любые «красные линии».

Европейцы в душе, конечно, будут аплодировать российским военным, когда те возьмут под контроль объекты, представляющие радиационную, бактериологическую и химическую угрозу, но на словах будут называть эти акты «агрессией» и «незаконным захватом», ставящим под сомнение их безопасность. Так что тут даже рассчитывать хотя бы на чью-то моральную поддержку Москве не стоит.

Все придется делать самим, равно как производить зачистку глубоко окопавшихся боевиков, попутно предотвращая гуманитарную катастрофу.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

два × четыре =