Бриллиантовый визит Владимира Путина в Индию

1016144316Масштабы договоренностей, достигнутых по итогам визита российского президента Владимира Путина в Индию, стали очевидны лишь в четверг вечером. Получилось гораздо больше, чем многие ожидали. Прорыв? Не в том смысле, что во время недавнего визита Путина в Турцию, когда «Южный поток» с удовольствием ушел южнее ожидавшегося: в Турции все получилось неожиданно и эффектно.

С Индией мы видим не столько эффект, сколько закономерный и реалистичный итог долгих лет опыта и месяцев нового планирования. Опыт помог сегодня точнее обозначить то, что мы с этой мировой державой будем делать друг для друга в ближайшие годы. Получается, что неожиданно многое.

Бизнес лучше обычного

Начнем вот с чего: России просто повезло, что на майских выборах в Индии с громадным преимуществом победила Бхаратия Джаната Парти во главе с Нарендрой Моди. Совпадение, удача. Москве лучше иметь дело с БДП, чем с разгромленным Индийским национальным конгрессом? Лучше, что мы и наблюдаем. Но это не новость.

Владимир Путин встречался с Моди дважды, на саммитах БРИКС в Бразилии и «на полях» саммита «группы двадцати» в Брисбене, Австралия. Знакомились, присматривались друг к другу. И поняли, что могут и хотят друг с другом иметь дело. Но и это не новость.

Теперь ситуация с тем, как Индия относится к санкциям в международных отношениях. И это известно. Вот итоговый документ визита Путина в Дели, документ замечательный и достойный внимания, он о том, что наши две страны намерены получить друг от друга в ближайшие 10 лет, называется «Дружба-Дости». Там про санкции есть. А именно: «Россия и Индия выступают против экономических санкций, которые не получили одобрения Совета Безопасности ООН».

В порядке подтверждения – участие главы Республики Крым Сергея Аксенова в программе визита, подписанные им документы с индийскими бизнесменами. Аксенов говорил в Дели, среди прочего, об экспорте крымских вин, нашего национального достояния и гордости. Если кто не знает, в последние лет 20 Индия, и особенно Китай, очень даже научились разбираться в винах.

Соответственно, звезда американского госдепартамента Джен Псаки заметила по этому поводу: Америка обеспокоена, мы считаем, что сейчас совсем не то время, чтобы вести с Россией «бизнес как обычно».

А кто сказал, что «как обычно»? С Индией, как раньше с Китаем, Турцией, еще десятком стран в последние месяцы произошел рывок вперед и вверх, какого давно не было. Понятно, что Индия оказалась среди большинства стран мира, которые санкции не поддержали и с удовольствием заполнили, например, освобожденные европейцами ниши по части сельскохозяйственных продуктов. Но тут возникают два вопроса: зачем индийцы это делают, и что у нас с ними из этого сотрудничества получается.

Дели выстраивает партнеров

Трудно сказать, кто и как в США или Европе формулирует идеологические тезисы, которые потом расползаются по всему миру и возникают, в том числе, и в России. Эти тезисы ясно обозначились двух в кислых по настроению материалах, предварявших российско-индийский саммит – в New York Times и Washington Post. Мысли тут такие: Москва нуждается в друзьях, но сотрудничество с Индией идет на спад, России оно вдобавок нужно для того, чтобы избежать «удушающих объятий» Китая, а Индия этих объятий опасается потому, что Китай ее противник и соперник. Но в январе в Дели приезжает Барак Обама…

На самом деле по всем пунктам все ровно наоборот. В частности, Китай нас никак не «удушает», при Нарендре Моди Индия сближается с Китаем активнее, чем раньше, с Россией за эти месяцы был разработан план подъема отношений (смотри ту же «Дружбу-Дости»). Хотя Обама в Дели, бесспорно, приезжает.

Но в чем суть внешней политики Моди среди этих столь разных партнеров? Вовсе не в том, чтобы встроиться в какой-то антизападный блок, особенно в экономике. Хотя, кстати, переход на российско-индийские расчеты в национальных валютах в ходе визита не просто обсуждался – он потихоньку происходит. Так или иначе, Моди, при предпочтении им Азии, выстраивает и балансирует всех ключевых партнеров, Китай, США, Японию и Россию, аккуратно и дружественно ко всем относясь и не произнося громких недовольных речей. И не давая никому из них стать монополистом и что-то вследствие этого Индии диктовать.

Но дальше возникает вопрос, кто из этой четверки и что может Индии дать. Объем и особенности российской экономики таковы, что она меньше других перечисленных, и это просто факт. Но еще важно понять, что именно Индии нужно. Если коротко, то развитие высокотехнологичных производств, подъем нескольких ключевых отраслей.

Вот в этом ключе и нужно воспринимать все, что происходило между нашими странами в последние месяцы и вылилось во впечатляющие результаты визита Владимира Путина.

Декабрьский финальный аккорд

Для множества индийцев визит получился «бриллиантовым», благодаря участию Путина и Моди в Международной алмазной конференции. Ну, это понятно – индийцы любят бриллианты и прочие камни. Нетрудно заметить, что и раньше около половины поставок российских алмазов приходилось на Индию, крупнейшего производителя бриллиантов в мире. Так что сотрудничество здесь развивается не с нуля, сейчас просто решено улучшить имеющуюся механику совместной работы.

Собственно, во всех прочих отраслях, по которым в Дели обозначилось продвижение вперед, мы тоже – как, кстати, и с Китаем – не изобретаем прорывы «с нуля», а опираемся на инерцию движения и выработанный годами опыт. Который показывает: с Индией никогда не было и не будет легко. Страна большая и сложная. И еще: это не Китай. Хотя бы по своему географическому положению. Туда не протянешь трубопроводы, пусть даже до сих пор такие проекты возникают.

Тем более удивительно, что сотрудничество в энергетике все-таки развивается, и еще как. Подписано несколько новых соглашений о поставках в Индию российских нефти и газа, о новых индийских инвестициях в российские нефтяные проекты, в том числе в Арктике. И без трубопроводов можно работать. Но главные достижения в этот раз – атомные.

Вопрос накануне визита стоял так: сколько реакторов. Один, в Куданкуламе, уже работает, в январе начнется сооружение нового, там же. Соглашение о еще двух подписано в апреле. Владимир Путин накануне визита в интервью агентству PTI говорил, что мы можем построить до 25 энергоблоков. Итоги нынешнего визита – «твердые» 12 реакторов. Что означает две площадки, Куданкулам и еще одна, которая пока не обозначена. Напомним, что в этот раз Москва и Дели заглядывают на 20 лет вперед.

Но куда важнее другие «атомные» итоги. Россия по сути создаст Индии новую высокотехнологическую отрасль, с исследовательскими центрами и специалистами. И как раз это – один из ответов на вопрос, зачем мы нужны Индии. Причем та же картина во всех отраслях, где были достигнуты главные договоренности. Индия не столько покупает, сколько вписывает партнеров в свою политику «Делай в Индии».

Известно, например, что на данный момент от 60 до 70% военных поставок в эту страну – российские, что составляет около половины экспорта всего нашего ВПК. «Самым важным» партнером в этом плане мы останемся, заявил Моди. Индия при прежнем и нынешнем правительстве будет избавляться от этой монополии, стараться диверсифицировать поставки, но выиграет тот, кто будет производить вооружения совместно с индийцами и на индийской территории. Что Россия и делает. В этот раз мелькнула тема совместного производства и экспорта российских вертолетов, были и другие.

«Делай в Индии» вообще выглядит как главное новшество всех документов, подписанных в этот раз. Раньше упор делался на привлечение в Россию индийских инвестиций, картина получалась смешанная. Сейчас мы видим в документах, наоборот, прежде всего участие российского бизнеса в будущем промышленном коридоре Мумбай-Дели, сооружении «умных городов», инфраструктурных проектах.

Это – новые направления движения, которые очень нравятся обеим сторонам. Обе, наверное, по итогам визита могут сказать, что внешняя политика в 2014-м у них удалась, декабрьский финальный аккорд получился мощным.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА «Россия сегодня»

ИСТОЧНИК: РИА Новости

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × 2 =