1049759988Прошедший в субботу в Киеве карикатурный гей-парад, вызвавший резкую реакцию со стороны правосеков, — не просто эпизод в цепи общественно-политических акций, сотрясающих столицу Украины чуть ли не ежедневно, но нечто гораздо большее.

Конечно, если режиму хочется выдавать стычки активистов ЛГБТ с националистами за проявление демократии, это его право. Вот только все большее число украинцев начинает понимать, что им вместо ИДЕАЛА евроинтеграции подсунули ИДОЛА, который требует все новых и новых жертв.

Долговое рабство вместо свободы

Главная проблема современной Украины не в том, что в ней произошел государственный переворот и под видом антиолигархических сил к власти в Киеве пришли все те же олигархи. И даже не в том, что сторонники этнократической Украины развернули войну против части украинского народа… Главная её проблема в том, что украинские элиты сделали антиукраинский цивилизационный выбор.

Сторонники евроинтеграции почему-то полагали, что в результате курса на Европу им удастся получить от последней всё самое лучшее, одновременно избавившись от самого худшего (что ассоциируется с так называемым «совком»). Но при смене цивилизационной парадигмы так не бывает. Новый цивилизационный выбор предполагает отказ этноса от своего исторического «я» в пользу принципиально иного кода жизни.

В результате – теряется подлинное и настоящее, а приобретается, напротив, то, что противоречит самой сути обманутой (правильнее было бы сказать — предавшей саму себя) нации.

При смене цивилизации-матки нации не приобретают свободы. Они лишь меняют форму зависимости.

Евроинтеграторы утверждают, что демократическая Европа в качестве нового патрона и партнера куда лучше «имперской» России. И в это верит майданная молодежь, никогда не бывавшая ни в России, ни в Европе. В это верят и многие пожилые украинские селяне, живущие воспоминаниями о сталинско-брежневской России и перестроечными представлениями о западном рае.

Те же украинцы, которые способны мыслить адекватно и хорошо знают, что такое — новая Россия (как и новая Европа), понимают, что:

  • украинцы в российской (советской) «империи» всегда были на том же положении, что и русские (и даже в лучшем положении);
  • что у постсоветской Украины есть то, с чем она не должна расставаться;
  • что в вожделенной Европе есть то, чего не следовало бы перенимать…

Впрочем, такая логика сегодня на Украине не работает. Идол требует жертв, и первой жертвой стала Независимость.

Время даруемых «имперской» Россией льготных кредитов, заказов и списываемых ею по-братски долгов ушло в прошлое. Настоящее – это наброшенная на шею Украины финансовая удавка ЕС и Всемирного банка. Удавка, требующая не только исправной уплаты нарастающих процентов, но и выполнения невыполнимых политических требований.

Рассказы про то, что значительная часть госдолга образовалась при Януковиче, не помогут — у евробанкиров не забалуешь: эти заберут у Украины все, что представляет хоть малейшую ценность. Вы хотели свободы, господа? Что ж, получайте долговую яму.

До победы майдана самое страшное, что снилось рядовому украинцу, это образы из гоголевского Вия. Но инфантильно-сказочное время закончилось. Начинается ужас без конца — долговое рабство, при котором каждое решение Киева зависит уже не от граждан страны, а от её кредиторов.

Гей-парады вместо демократии и правосудия

Некоторые украинские элитарии тешат себя мыслью, что «правовое» рабство лучше «совкового» беспредела, понимая под евроинтеграцией, прежде всего, становление «правового государства». Их следует поздравить: сразу же после наступления дефолта у них будет возможность оценить все прелести европейского права.

Между тем, в России с ее «беспределом» – пусть медленно, но верно – формируется правовая база реальной политической и экономической демократии, опирающаяся на Конституцию страны, а не на чьи-то наставления.

Во-вторых, Россия уже щепетильнее Запада в исполнении ею норм международного права.

А в-третьих, те некоторые российские законы, которые западные политики считают антидемократичными, на самом деле являются отражением суверенной позиции России в отношении собственных цивилизационных сущностей. Это, в частности, относится к законам, запрещающим в РФ политический экстремизм, нацистскую символику и гей-пропаганду.

На Украине сегодня разрешены и даже поощряются и первое, и второе, и третье. И если кому-то в этой стране хочется считать нацистские акции и гей-парады проявлением демократии, это их право. Но факт, что такая «демократия» — тоже следствие евроинтеграции, еще один Идол вместо Идеала.

Нацизм и гей-пропаганда – не просто вполне совместимые вещи (как бы не мутузили друг друга на улицах Киева правосеки и активисты ЛГБТ): они подразумевают друг друга. И нужны эти явные признаки «демократии» обычно там и тогда, где и когда режимы сворачивают реальные политические свободы. Где и когда убивают политическую оппозицию и независимую прессу. Вы хотели демократии, господа? Что ж, получайте нацистов в парламенте и пропаганду однополого секса.

Кстати, гей-парады вместо парадов 9 мая – лишь начало евроинтеграции в социально-политической сфере. Впереди еще признание однополых браков, половое «просвещение» в школах и замечательная ювенальная инквизиция со всеми вытекающими отсюда цивилизационными последствиями для исконно православной Украины.

Нищета вместо роста уровня и качества жизни

Большинство участников и сторонников евромайдана мечтали о евроинтеграции как о халявных профсоюзных путевках в райские кущи. Надо как бы только чуток в очереди постоять и пошустрить в интересах нового председателя профкома. Сегодня оказалось, что за путевки нужно платить. Причем, платить вперед, желательно кровью и без гарантий отдыха даже в предбаннике рая.

Необходимость исполнения Украиной обязательств перед кредиторами предполагает осуществление властью этой страны мер жесткой экономии. А на чем еще киевский режим может сэкономить, как не на социальных программах, пенсиях, зарплатах, образовании и здравоохранении?

Европейская цивилизация действительно – не советская власть. Так, «авторитарный» российский режим обеспечивает своим гражданам бесплатное медицинское страхование, которое, кстати, развивается сегодня только в странах (если говорить об СНГ) евразийской тройки. В России сегодня выделяются серьезные деньги на закупку дорогостоящих лекарств за рубежом для лечения редких заболеваний. В ней вновь запускается отечественная фармакология и строятся современные медицинские центры.

Евроинтеграторы Залежной убеждают население, что всё в итоге образуется, и глобальный рынок отрегулирует социальную сферу на Украине так, что в ней в скором времени появятся – как и в любом другом европейском государстве – необходимые медицинские и иные социальные услуги.

Действительно – появятся. Но не при жизни нынешнего поколения и не для всех. Сегодня же еврорынок реагирует на украинские мечты о грядущем социальном благоденствии по-своему: из аптек исчезают не только импортные лекарства, но и жизненно важные вакцины, возрастает смертность среди диабетиков, ВИЧ-инфицированных, рожениц и проч.

Не лучше обстоит дело и в системе образования, качество которого деградирует. Ибо зачем тратить деньги на школы, если «глобальный рынок всё отрегулирует», и завтра украинские граждане якобы «смогут получить образование в любом учебном заведении Европы»?

Можно сколько угодно мечтать о счастливом евробудущем, но оно, увы, призрачно и непредсказуемо. А вот нищета и бесправие в Залежной — уже реальность. И только от самой Украины зависит, продолжит ли она путь государства-химеры, который ей навязали весной 2014 года.

Многие украинцы еще продолжают мечтать о евроантлантической свободе и шведском социализме. Но в ближайшие годы Украине светят лишь боснийская нищета, албанское здравоохранение, румынский уровень образования, португальская безработица, фильтрационно-миграционные лагеря, свалки ядерных отходов и черные рынки оружия, человеческих органов и рабочей силы.

И это далеко не все жертвы, которые требует от Украины Идол евроинтеграции.

Владимир Лепехин

ИСТОЧНИК: РИА Новости

См. также: