Торговая сделка с Китаем ударит по отношениям ЕС и США

В декабре 2020 г. Брюссель и Пекин завершили переговоры по инвестиционному соглашению, которое должно привести стороны к «более сбалансированной торговле и деловым возможностям».

Помимо основной задачи в сфере инвестиций документ может решить проблему принудительной передачи технологий, непрозрачного распределения субсидий, а также подталкивает Китай к ратификации международной конвенции о запрещении принудительного труда. Однако и в самом Евросоюзе, и в Вашингтоне существует растущее противодействие намечающейся сделке. Удастся ли Европе найти консенсус и с китайской и с американской стороной, оценил профессор китаеведения и директор Китайского Института Лау в Королевском колледже Лондона Керри Браун.

– Устоявшийся миропорядок под угрозой – таких заявлений от политиков разного уровня и представителей экспертного сообщества прозвучало немало. Однако описать этот «новый мир» детально никто не берется. Чего опасаются политологи и с какими проблемами, с их точки зрения, придется столкнуться государствам после завершения пандемии?

– Главное опасение заключается в том, что пандемия показала мир, разделенный между США с их союзниками и партнерами, и Китаем, который является более изолированным, но выглядит более динамичным и устойчивым образованием, чем многие ожидали. COVID-19 драматически и недвусмысленно подчеркнул проблему Китая: мы не можем игнорировать его влияние, независимо от того, где живем, и все же многим во внешнем мире нелегко работать с ним из-за несовпадения ценностей.

Стоит ли нам выбрать прагматичный путь и выявить области, в которых мы можем сотрудничать и где мы должны просто согласиться не соглашаться, или верх возьмет идеализм: отказать Китаю в любых уступках или влиянии и попытаться построить разделенный мир? 2021 г., вероятно, не предложит однозначного решения этой дилеммы, но он должен дать нам явные подсказки относительно того, как далеко мы сможем зайти в сотрудничестве и в какой момент начнутся расхождения.

– Как продолжающаяся торговая война между Китаем и США повлияла на систему международных отношений, на миропорядок?

– Торговая война была отодвинута на второй план коронавирусом. Теперь она действительно зависит его от экономического воздействия. Если Китай продолжит хороший рост, а США, Европа и другие страны погрузятся в рецессию или даже депрессию, то параметры торгового конфликта 2017-2020 гг. изменятся. Гораздо более актуальным станет вопрос о том, в какой степени США и другие крупные экономики могут решать свои политические разногласия с Китаем таким образом, чтобы максимизировать свои экономические отношения.

После COVID-19 расходы на изолирование Китая будут расти. Если страны хотят сделать это, то они должны понимать, что за это придется заплатить – и что им придется с этим жить. Сидеть за забором и выступать с обычной мантрой «говорить с Китаем по вопросам, в которых мы не согласны, но работать в тех областях, где мы согласны» станет значительно сложнее.

– Что изменится в отношениях США и Китая при администрации Байдена? Стоит ли ожидать «перезагрузку» в двусторонних отношениях?

– Администрация Байдена вполне может пойти по тому же самому жесткому пути, что и Трамп, и в какой-то степени Обама до него – сделать акцент на Китае как важнейшей геополитической проблеме приоритетом. Но с точки зрения дипломатического тона и работы на многосторонней основе будут различия.

Весьма грубый и напористый язык эпохи Помпео и Трампа, скорее всего, уйдет в прошлое. То же самое относится и к американскому подходу «справляйся сам». Это сделает некоторые вещи более трудными для Китая, создав более сплоченное международное давление против него.

Но для Байдена вопрос будет заключаться в том, в какой степени страны и организации, такие как ЕС, вынуждены идти на компромисс в некоторых областях, которые важны для США по экономическим причинам. Уже сейчас, когда торговое соглашение ЕС с Китаем, вероятно, будет заключено в ближайшие несколько дней, мы видим, что это вызывает трещины в отношениях с США. Такого рода события, вероятно, станут более распространенными.

– Брюссель и Лондон согласовали торговую сделку. Каковы ваши ожидания?

– Сделка была заключена 24 декабря. Скорее всего, она будет ратифицирована в ближайшее время. Единственное, что можно сказать об этом – те, кто обещал в 2016 г., что Великобритания может заключить сделку, которая сделает ее лучше и свободной от ограничений ЕС, не говорили правды. С этой сделкой Великобритания освободилась от ограничений ЕС с точки зрения суверенитета, но в экономическом плане за это придется заплатить.

Июньский референдум 2016 г. – один из самых безрассудных актов, когда-либо совершенных британским правительством – привел к тому, что Великобритания была вынуждена повиноваться его итогам и выйти из ЕС. Но по иронии судьбы, последние четыре года показали, что никогда еще Европа и ЕС не играли большей роли в британской политике, практически формируя и диктуя ее направление.

До 2015 г. ЕС не был главной проблемой для большинства избирателей. После этой даты он стал почти навязчиво главной заботой. Это, вероятно, будет продолжаться в течение многих лет непрекращающихся споров по поводу реализации соглашения 2020 г.

Британия всегда была в Европе, но никогда не принадлежала Европе. Это явление продолжит иметь место.

– В Великобритании распространяется новый штамм коронавируса. Какие риски несет в себе новая инфекция для Европы?

– Уровень заболеваемости в Великобритании резко возрос. Пандемия стала огромным политическим и социальным потрясением. Начало 2021 г. будет сродни битве в том, что касается преодоления этой проблемы и попытки затем справиться с экономическими последствиями. То, что в Великобритании действительно есть вакцины, – это единственный признак надежды. Но 2020 г. запомнится как мрачный год в современной британской истории, и вполне вероятно, что нынешнее правительство однажды заплатит за это свою цену.

– Российско-британские отношения развиваются по нисходящей линии. Как можно достичь понимания?

– России и Британии нужно больше говорить, и говорить лучше. Мои два визита в Россию в 2010 и 2019 гг. показали, что с точки зрения связей между людьми основание позитивное. Но официальные отношения гораздо жестче.

Жаль, что с обеих сторон так много недоверия и постоянной напряженности, учитывая огромные общие вызовы, с которыми сталкиваются обе страны – экономические, экологические и вызовы с точки зрения глобальной стабильности. Нам нужно больше работать над общими проблемами. И российскому, и британскому правительству нужно постараться, чтобы найти общий язык. Нельзя добиться этого в одиночку.

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × 5 =