Александр Рар: «Украина не знает, что делать с Донбассом»

9 декабря в Париже состоялась встреча лидеров Германии, России, Украины и Франции, посвященная урегулированию кризиса на Донбассе. «Нормандской четверке» удалось договориться об обмене удерживаемыми лицами, подтвержден основополагающий статус Минских договоренностей.

Тем не менее, о каком-либо прорыве стороны речь не идет. «Я думал раз, раз, договорились. Нет, тут по-другому», — резюмировал украинский президент Владимир Зеленский. Что вынесли стороны из парижской встречи, чем она отличалась от предыдущих саммитов в «нормандском формате» и как повлияла на перспективы урегулирования конфликта на Донбассе, в интервью «Евразия.Эксперт» оценил немецкий политолог, директор Центра им. Бертольда Бейца при Германском совете по внешней политике (DGAP) Александр Рар.

– Как вы оцениваете итоги переговоров в «нормандском формате»?

– Можно говорить, что атмосфера внутри нормандской четверки улучшилась. Разные стороны начали плотно друг с другом говорить. Что касается дорожной карты, то стороны договорились о том, что постараются приостановить стрельбу на границе между Донбассом и основной частью Украины до конца декабря.

Без нормандской четверки ситуация не была бы такой. Война вернулась бы в города. Думается, что все проблемы будут решены. Важно, что встреча состоялась, важно, что стороны договорились. Есть дорожная карта, есть будущее.

Можно ли сказать, что после встречи президентов России и Украины Владимира Путина и Владимира Зеленского в Париже лед тронулся в сторону Минска?

– Важно то, что такая встреча состоялась. Они встретились, пообщались, обращались вежливо друг с другом. Между двумя президентами нет агрессии, нет холодного взгляда, нет попыток бороться во что бы то ни стало. Чувствовалось, что готовится следующая встреча, стороны готовятся к следующим переговорам. Конечно, каждая из сторон хочет тянуть одеяло на свою сторону. Это нормально.

Вообще скажу, что на этом саммите перед сторонами не стояла задача решения всех проблем. Это должно происходить поэтапно.

России выгодно, чтобы конфликт был заморожен. Украина, честно говоря, тоже не знает, что делать с Донбассом. Потому что с начала конфликта прошло уже 5 лет. Украина хочет вернуть территорию назад. Но так не пойдет, это невозможно. Это очень сложный процесс. Я думаю, что Россия все это понимает и это понимает президент России Владимир Путин. Сегодня первостепенной же задачей является остановить войну.

На ваш взгляд, что позволило добиться конкретных результатов на этом саммите?

– Все устали от этого конфликта. Украина понимает, что от его разрешения большую выгоду получит именно она. Запад не помогает Украине: ни оружием, ни войной с Россией.

И немцы, и французы тоже заинтересованы в решении конфликта, хотят каких-то результатов. Они давят не только на российскую сторону, но и на украинскую, с тем, чтобы Украина тоже пошла на какие-то компромиссы.

Я думаю, обмен пленными будет. Стороны хотят, чтобы к рождеству больше не было перестрелки. Это будет психологическая подготовка к следующему саммиту нормандской четверки в апреле будущего года. А потом будет обсуждаться вопрос выполнения минских соглашений. Это будет автономия для Донбасса, выборы в Донбассе, амнистия сепаратистов. Это будет возвращение украинской власти на границу между Донбассом и Россией.

– Будет ли устойчивым соглашение о прекращении огня, достигнутое в ходе встречи «нормандской четверки» в Париже?

– Не знаю, насколько оно будет устойчивым. Но сегодня хотят мира, стабильности и разрешения ситуации вокруг Донбасса. Никто не хочет ситуации, как с Порошенко, который в свое время что-то обещал, а потом не делал.

Стало известно, что Пентагон внес в оборонный бюджет санкции против «Северного потока-2». Чего США хотят этим добиться?

– США уже не могут повлиять на ход реализации данного проекта. Труба будет построена, Германии это нужно по коммерческим соображениям. Германии нужен газ, поэтому она и прилагает усилия для того, чтобы проект был реализован. США же хотят, чтобы немцы и в целом европейцы покупали американский газ. Они хотят вытолкнуть Россию из проекта и региона. Это настолько очевидная и банальная тактика американцев, что все это прекрасно понимают. И мало кому это нравится.

Как давление США на Германию из-за Северного потока повлияло на двусторонние отношения?

– Многие возмущаются тем, какую политику ведут американцы. Европа хочет самостоятельно решать вопросы, связанные с энергобезопаностью.

Европейцы не будут подчиняться американцам, они будут продолжать покупать российский газ – я думаю, это очевидно.

В конечном итоге, Германия будет отстаивать свою позицию в энергетическом вопросе. В каких-то вопросах они прислушиваются американцам.

Запущен газопровод «Сила Сибири» в Китай, в первой декаде 2020 года ожидается запуск «Турецкого потока». Как вы оцениваете перспективы развития этих проектов?

– Все понимают, что газ является новым золотом XXI века. Многие страны в пользу газа отказываются от угля. Он будет использоваться не только для отопления, но и в производстве. Китай в своей политике собирается отказываться и от нефти. Будут также построены трубопроводы в Узбекистан, Таджикистан.

У Китая есть свои огромные запасы, и газ будут потреблять и использовать чаще. Таким образом Россия обеспечила себе очень выгодные поставки в Китай. В долгосрочной перспективе это очень выгодный рынок, большая перспектива для России. Правда, мешают американцы, но зато становится ближе Турция. Она тоже превращается в ключевой рынок сбыта. Турция не будет отказываться от перспективных партнерских отношений с Россией.

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

11 − 10 =