Confetti obscures the stage as U.S. President Barack Obama celebrates after winning the U.S. presidential election in ChicagoСуть американской мечты состоит в непоколебимой уверенности граждан в том, что их дети будут жить лучше, чем они сами. Теперь у американцев нет и этого. В этом месяце совместный опрос Wall Street Journal и NBC News окончательно подтвердил потерю оптимизма Америкой.

На вопрос «будет ли жизнь поколения наших детей лучше, чем наша» 76 процентов американцев ответили, что не уверены в этом. Утвердительно ответил всего 21 процент граждан. Это худший результат опроса за всё время; в 2011 году 49 процентов выразили уверенность, и 43 противоположную точку зрения.

Если присмотреться поближе, всё выглядит ещё хуже. По словам проводившего опрос демократа Фреда Янга пессимизм американцев повсеместен. Богатые столь же подавлены, как и бедные (75 процентов и 73 процента соответственно), и даже те, кто считает, что дела у них идут хорошо, не думают, что также будет и с их детьми (61 процент). Женщины и мужчины настроены одинаково пессимистично, различия невелики и среди представителей разных рас (белые немного более пессимистичны, а латиноамериканцы чуть менее) или по региону проживания (жители запада немного менее подавлены по сравнению с остальными).

Молодёжь сравнительно менее пессимистична, чем пожилые люди (64 процента к 86 процентам), но в относительном выражении всё же чрезвычайно опечалена. Республиканцы (88 процентов) оказались более удручёнными, чем демократы (61 процент), прямо как в 2006 году, когда в ответ на тот же вопрос во время президентства Джорджа Буша-младшего демократы показали больше пессимизма, чем республиканцы.

Иными словами, негативное настроение не ограничивается богатством, полом, расой, регионом, возрастом или идеологией. Эту беспокойную нацию объединяет одно: потерянная вера в США.

Конечно, столь мрачное мировоззрение частично связано с медленным восстановлением экономики. И это оправдание пессимизма: в некотором роде поколение двухтысячных является первым в истории США поколением, заставшим снижение уровня жизни. Сейчас экономика заметно улучшается, но оптимизм за этим не следует. Как сказал основатель и директор научно-исследовательского центра Pew Research Center Эндрю Кохут, «я всё думаю: ого, эти цифры должны уменьшиться, но они не уменьшаются, а остаются неизменными».

Кохут объясняет это явление такими структурными проблемами, как неравенство доходов, и отмечает, что с началом экономического краха 2008 года люди в других развитых странах также стали настроены более пессимистично. Это правда, но уже в 2006 году, когда экономика была сильной, американцы показали крайне пессимистичный настрой относительно следующего поколения (65 к 27 процентам).

Янг подозревает, что данная ситуация складывается под воздействием чего-то более глубокого: частично американцы реагируют на распад политической системы, вследствие чего люди вполне разумно беспокоятся об упадке Америки и уменьшающейся способности страны преодолевать кризис. По словам Янга, «один из признаков, что ты американец – это оптимистическая уверенность в том, что твои дети будут жить в достатке». Янг считает, что потерянный оптимизм «многое говорит о том, насколько мы потрясены неспособностью нашей политической системы решать, казалось бы, простые вопросы, и из-за этого мы волнуемся о будущем».

В узком смысле для президента Обамы это хорошие новости, потому что это означает, что проблема – не его рук дело, а результат двадцати лет проведения политики «выжженной земли». Но для американцев это плохая новость, потому что проблема больше чем способность любого лидера принести надежду и перемены.

На протяжении большей части истории США оптимизм был данностью. В 1942 году результаты соцопроса проведённого Офисом исследований общественного мнения при Принстонском университете показали, что 43 к 27 процентам американских родителей ожидали, что через 20 лет их дети будут жить в достатке. В 1983 результаты опроса исследовательского центра Roper показали уверенность 54-х процентов американцев в том, что у детей жизнь будет лучше, чем у их родителей, против 44 процентов, которые так не думали. В 1990 году в результате совместного исследования Wall Street Journal и NBC News оказалось, что оптимисты взяли верх над пессимистами, 50 к 45 процентам.

С тех пор результаты опросов разнились, некоторые показывали в целом более высокий уровень оптимизма, показатели других были ближе к результатам опроса Wall Street Journal и NBC News. Но результаты почти всех опросов показывают резкий спад оптимизма с конца 1990-х и начала 2000-х.

Янг не видит существенного улучшения этих показателей, даже с учётом укрепления экономики. Он считает, что «это не столько связано с экономической реальностью, сколько с нашей политической системой – с недостатком у нас уверенности в том, что наши политические лидеры, независимо от партии, готовы к тому, что принесёт будущее».

ИСТОЧНИК:  mixednews.ru

См. также:

Четыре президента и представители ЕС ищут выход из украинского кризиса
Молдавская дипломатия хочет изолировать Приднестровье на международном уровне
Борьба с терроризмом или война против Сирии?
Виталий Чуркин рассказал о том, что происходит за кулисами Совбеза ООН
Президент Чехии по-русски призвал Европу отменить санкции против России
Кержаков принес сборной России победу в заключительном матче года
«Переформатировать» против Китая
Польский колониализм и украинский неонацизм /АНАЛИТИКА/
О резолюции Конгресса США № 758. Вашингтон толкает европейцев к большой войне
Присоединение к России одобряют 93% крымчан — опрос компании GfK Ukraine