Евразийская интеграция: pro et contra

0

800px-Euroas_unionВопросы интеграции в современном мире являются одними из ключевых при осознании происходящих перемен, осмыслении тенденций в политической и социально-экономической сферах человеческого бытия. Этот вопрос становится тем более актуальным в быстро меняющихся геополитических реалиях, становясь стратегическим императивом времени для подавляющего большинства государств мира – таков общемировой тренд на текущий момент.

Республика Казахстан изначально является инициатором и последовательным сторонником и участником интеграционных проектов на постсоветском пространстве, и поэтому идея евразийской интеграции является ключевым направлением внешнеполитического курса государства и важнейшей стратегической ориентацией дальнейшего его развития.

Впервые концепция евразийской интеграции в виде идеи о создании Евразийского Союза (ЕАС) была озвучена Президентом Республики Казахстан Нурсултаном Назарбаевым 29 марта 1994 года в ходе посещения Московского Государственного Университета им М.В. Ломоносова в рамках официального визита в Российскую Федерацию. В основу данной идеи легли принципы добровольной, равноправной интеграции, совместного политико-экономического развития постсоветских государств, общего продвижения стран СНГ на сильные позиции в глобальном мире.
Эта идея начала воплощаться в создании Евразийского экономического сообщества, а в дальнейшем и Таможенного Союза.

В марте 2009 года в российской газете была опубликована статья Нурсултана Назарбаева «Евразийский экономический союз: теория или реальность», в которой Президент Казахстана особо подчеркнул отсутствие альтернатив евразийской интеграции в долгосрочной перспективе и действующие совместные проекты и перспективы как факторы, способствующие созданию Евразийского экономического союза.

В декабре 2010 года в Москве была подписана декларация о формировании Единого экономического пространства (ЕЭП), в которой заявлено стремление «к созданию Евразийского экономического союза в целях обеспечения гармоничного, взаимодополняющего и взаимовыгодного сотрудничества с другими странами, международными экономическими объединениями и Европейским союзом» .

В октябре 2011 года тогда еще председатель правительства Российской Федерации Владимир Путин в своей статье «Новый интеграционный проект для Евразии – будущее, которое рождается сегодня» заявил следующее: «Евразийский союз будет строиться на универсальных интеграционных принципах как неотъемлемая часть Большой Европы, объединенной едиными ценностями свободы, демократии и рыночных законов. (…) Вхождение в Евразийский союз, помимо прямых экономических выгод, позволит каждому из его участников быстрее и на более сильных позициях интегрироваться в Европу».

Ответом на данную статью стало интервью советника президента РК Ермухамета Ертысбаева, в котором он напомнил, что идея создания Евразийского Союза принадлежит Президенту Казахстана. Ертысбаев озвучил официальную позицию Астаны: Казахстан готов участвовать в создании Евразийского союза, но исключительно на равных позициях с Россией. При этом последняя, по его словам, должна показать «высочайший уровень политической демократии, прав человека, политической и экономической конкуренции, защиты собственности и капитала, минимальный уровень коррупции»  .
Свое современное видение будущего Евразийского Союза Нурсултан Назарбаев приводит в статье «Евразийский Союз: от идеи к истории будущего», расставляя основные акценты на следующих принципах функционирования интеграционного объединения:
1.    развитие евразийской интеграции исключительно на эволюционной и добровольной основе без какого-либо искусственного ускорения;
2.    многовекторность интеграционного процесса, предполагающая участие постсоветских стран в различных региональных организациях, а также возможность создания наряду с ЕАС других межгосударственных объединений и, прежде всего, Центрально-Азиатского союза;
3.    учреждение евразийской наднациональной расчетной единицы – ЕНРЕ;
4.    широкая общественная поддержка как неотъемлемое условие создания ЕАС;
5.    необходимость размещения исполнительных органов ЕЭП в Астане, что «стало бы справедливой данью признательности Казахстану как инициатору идеи евразийской интеграции».

Очередной вехой в развитии евразийского интеграционного проекта стало принятие 18 ноября 2011 года в Москве Декларации о евразийской экономической интеграции, Договора о Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) и Решения о Регламенте последней.

В целом образование Евразийского союза не превратится в некое рядовое событие регионального масштаба, – оно, прежде всего, отражая новую эпоху в истории стран-участников интеграционного процесса, новый этап интернационализации всех сфер жизни народов и государств, будет способствовать развитию разносторонних международных взаимосвязей во всех без исключения сферах.

Этот тезис также нашел свое отражение в статье Нурсултана Назарбаева, посвященной идее евразийской интеграции, в котором он подчеркивает открытость ЕАС без географических ограничений: «В евразийском проекте недальновидно видеть только лишь возможность коллективно закрыться от внешних экономических, военных, политических, информационных, технологических, экологических и других угроз. При таком узком понимании исторической перспективы ЕАС, велик будет соблазн выкраивания нового подобия «железного занавеса», но уже по другим геополитическим лекалам. Это абсолютно недопустимо и неприемлемо. Мы рассматриваем Евразийский Союз как открытый проект. Его нельзя представить без широкого взаимодействия, например, с Евросоюзом, другими объединениями».

Этот же принцип в полной мере раскрыт и в статье Владимира Путина: «Речь не идет о том, чтобы в том или ином виде воссоздать СССР. Наивно пытаться реставрировать или копировать то, что уже осталось в прошлом, но тесная интеграция на новой ценностной, политической, экономической основе — это веление времени. Мы предлагаем модель мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира и при этом играть роль эффективной «связки» между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом. В том числе это означает, что на базе Таможенного союза и ЕЭП необходимо перейти к более тесной координации экономической и валютной политики, создать полноценный экономический союз…Евразийский союз – это открытый проект. Мы приветствуем присоединение к нему других партнеров, и прежде всего стран Содружества».

Между тем, идея евразийской интеграции находит как своих сторонников, так и противников – несмотря на объективную необходимость уже начавшихся региональных интеграционных процессов и с учетом того фактора, что глобализация и региональная интеграция – комплиментарные процессы с разницей в экономических подходах, изначально присущих регионализму и мультилатерализму.

Пока еще туманные перспективы Евразийского Союза вызывают серьезную озабоченность КНР в связи с интеграцией большинства стран ШОС в ЕАС. Более того, в настоящее время Китай должен определить для себя, каким образом позиционируется Евразийский Союз как геоэкономический, а в последующем – геополитический актор.
Однозначной и предвзятой можно назвать реакцию Запада на актуализацию интеграционного процесса на евразийском пространстве. Значительная часть экспертных оценок и мнений сводится к тому, что интеграция выгодна только России, которая в результате интеграции будет доминировать в регионе, вытеснив из него влияние ряда западных стран и КНР. В частности, американское разведовательно-аналитическое агентство Stratfor выражает единое мнение, что Россия рассматривает среднеазиатские республики в качестве защиты от исламского мира и Азии, а также в качестве энергетических и экономических партнеров.

Исходя из такого позиционирования, в числе ключевых геополитических факторов актуализации вопроса о создании ЕАС можно назвать американскую стратегию «Нового Шелкового пути» – проект США в отношении Средней Азии. В первую очередь, он призван реализовать широкие стратегические цели США: зафиксировать присутствие экономических интересов США в регионе, утвердить успех противоповстанческой кампании в Афганистане, предотвратить обратное развитие событий, а также переформатировать северный транзит (северную распределительную сеть – СРС), играющую роль канала для снабжения войск США и НАТО в Афганистане. При этом для России данный проект выглядит как некий геополитический маневр с целью ослабить влияние США в борьбе за контроль над Центральной Азией. В этом свете создание ЕАС может быть расценено как «мягкое» возвращение России в Центральную Азию.

О наличии противостояния между США и Россией в данном регионе открыто говорят идеологи американской внешнеполитической концепции. Один из крупных американских стратегов современности Збигнев Бжезинский, последовательно развивая концепцию Хартленда Макиндера, прямо заявляет: «В будущем ни одно государство или же коалиция не должны консолидироваться в геополитическую силу, которая могла бы вытеснить США из Евразии» . В очередной раз свою позицию в отношении Евразии подтверждает Збигнев Бжезинский. В своей публикации в издании Foreign Affairs он подчеркивает, что Евразия становится центральным и критически важным элементом всей политики США на ближайшее будущее  . Кроме того, рассматривая Россию как ключевое государство региона, автор выражает уверенность, что единственным верным путем для Москвы станет ее вовлечение в западную орбиту: «Россия сейчас оказалась в ситуации, когда с Путиным или без Путина, у нее нет иного выбора, кроме движения в западном направлении». Речь идет о европейском векторе внешнеполитического курса России. Таким образом, Бжезинский пытается противопоставить ЕАС Европейскому Союзу, позиционируя при этом Россию как государство, пребывающее на разломе между Востоком и Западом. Вместе с тем задача Бжезинского – представить Россию как врага Китая, склоняя первую к интеграции с Европой, сближению с Западом.

Обращает на себя внимание особая настороженность, с которой западная пресса отреагировала на активизацию процессов евразийской экономической интеграции, пытаясь буквально сразу выстроить у своего читателя стойкий ассоциативный ряд: интеграционные инициативы России обусловлены ее «имперскими амбициями». В публикациях ведущих американских и британских изданий как Financial Times , The Guardian , The National Interest  и мн. др. инициативы В.Путина по активизации евразийской интеграции были восприняты как «завуалированная форма воссоздания СССР», со ссылкой на то, что распад последнего Путин назвал «крупнейшей геополитической катастрофой».

Между тем, в статьях В. Путина, Н. Назарбаева и А. Лукашенко особо подчеркивается отсутствие какого-либо политического заговора при создании ЕАС: «Интеграция Беларуси, России и Казахстана – не против кого-то. В создании Евразийского союза не следует усматривать попытку некоего раздела Европы». Президент Республики Казахстан опровергает все «фобии» внешнеполитических противников евразийской интеграции: «Сегодня надо преодолеть страхи от слова «союз» и пресловутого «наступления империи… Некоторые западные эксперты поторопились заявить, что Евразийский Союз призван стать защитой от так называемой китайской экономической экспансии. Нет ничего более далекого от истины, чем такое утверждение».

Вместе с тем следует отметить, что интеграция Казахстана с Россией стало фактором активизации и политизации национал-патриотических сил внутри Казахстана. В частности, уже в 2010 году отдельными общественными акторами были инициированы заявления против участия Казахстана в Таможенном Союзе и формирования Единого экономического пространства, в которых отмечалось, что «решение об участии Казахстана в ТС было односторонним, без учета мнения народа, и означает начало конца независимого существования нашей страны».

Следует признать наличие экономических несистемных «издержек» на первоначальном этапе формирования Единого экономического пространства, которые можно устранить по мере развития механизмов функционирования ЕЭП и создания Евразийского экономического союза. Вместе с тем антиинтеграционные выступления национал-патриотов характеризуются своей конъюнктурностью и непоследовательностью, поскольку высказанная Н.Назарбаевым еще в 1994 году идея о создании ЕАС до сих пор не предавалась какой-либо критике с их стороны.

Однако необходимо отметить достаточно слабую информационную сопровождающую в освещении процессов интеграции для широких слоев населения, что негативно сказывается на общественной поддержке проекта. Совершенно справедливо замечание Нурсултана Назарбаева в отношении учета поддержки интеграции «снизу»: «Создание Евразийского Союза возможно только на основе широкой общественной поддержки… Интеграция – слишком важное дело, чтобы доверять его только политикам»  . Очевидно, что создание эффективного и работоспособного Евразийского Союза невозможно без участия широких заинтересованных в интеграции масс, без привлечения экспертного сообщества. Нельзя оставлять без популяризированного и вместе с тем научно обоснованного комплексного подхода в вопросе соизмерения евразийской интеграции с национальными интересами Республики Казахстан.

В целом, в настоящее время ответить однозначно невозможно: каким он будет в итоге, евразийский интеграционный проект. Одно остается понятным, что эффективность проекта во многом будет обусловлена тем, насколько учтены и сбалансированы национальные интересы всех участвующих сторон, и тем, насколько широко проект поддержан в общественной среде.

Зохра Азизова

Геополитика.ру

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *