Евроинтеграция может привести к дестабилизации

0

еврозона2В 1995 году 15 государств―членов Европейского союза и 14 стран Средиземноморья запустили так называемый «Барселонский процесс», который со временем превратился в Евро-Средиземноморское партнерство (Euromed).

Этот региональный проект предусматривает развитие политических, экономических и гуманитарных связей между ЕС и странами Средиземноморья. На поддержку процесса из бюджета ЕС было выделено свыше 16 млрд. евро. В дополнение к этому Европейский инвестиционный банк каждый год выделяет свыше $2 млрд. кредитов.

В том, что касается участников Euromed, расположенных на северном и северовосточном побережье Средиземного моря, ― балканские государства, Монако, Турция, ― с ними все более или менее ясно. Но южное побережье сегодня представляет собой одну огромную полосу нестабильности, кровавых революций, гуманитарных катастроф, экономических коллапсов и нелегальной миграции. ЕС не может ничего с этим поделать. Говорить о партнерстве с Египтом или Сирией просто абсурдно.

В 2009 году по инициативе Польши и Швеции ЕС запустил новый региональный проект ― Восточное партнерство, который предполагает сближение с шестью бывшими советскими республиками ― Азербайджаном, Арменией, Белоруссией, Грузией, Молдовой и Украиной. На эти цели также выделены миллиарды евро. Одной Молдове только грантов предоставлено на 550 млн. евро. (Никто, правда, не знает, на что они потрачены, но это другой вопрос.)

На очередном саммите Восточного партнерства, который должен состояться в ноябре этого года в Вильнюсе, ожидается подписание серии соглашений о политической ассоциации и экономической интеграции между ЕС и экс-советскими республиками. В этот пакет входят и соглашения о зоне свободной торговли с ЕС, участие в которой автоматически блокирует присоединение к альтернативному интеграционному проекту ― Таможенному союзу, учрежденному Россией, Казахстаном и Белоруссией.
Вот что говорит о процессе европейской интеграции Украины эксперт из Великобритании Джеймс Шерр – старший сотрудник Российской и Евразийской программы Королевского института международных отношений (Chatham House):

«ЕС, Еврокомиссия очень методично работают над достижением определенных целей. Ассоциация и интеграция имеют четкие механизмы и критерии. Деятельность этого органа, когда речь идет о процессах сближения, почти автоматизирована. Интеграционный подтекст присутствует в отношениях со всеми соседями Евросоюза. Можно сказать, что Еврокомиссия, когда она встанет на путь, движется на автопилоте. Итак, это мощная машина, когда ее запустят. Но люди, которые ею управляют (национальные правительства стран Евросоюза, Совет ЕС), не обязательно думают стратегически о том, какие мотивы у российской политики, к чему прибегнет Кремль, если Украина не сможет подписать Соглашение об ассоциации в Вильнюсе в ноябре или если его подпишет.

По этим вопросам единого мнения нет. Следовательно, очень трудно добиться того, чтобы Евросоюз, кроме продвижения интеграционных процессов, мог мыслить стратегически и про то, что происходит на территории между ЕС и Россией.

Итак, если бы вы поинтересовались, кто в Брюсселе или в столицах стран ЕС думает, как Москва будет реагировать на подписание в ноябре в Вильнюсе Соглашения об ассоциации с Украиной и даже Молдавией, я ответил бы: »Очевидно, никто»…

Если ЕС подпишет Соглашение об ассоциации с Украиной, то россияне станут рассматривать это как начало интеграции Киева в ЕС, которая закончится членством. А в Кремле большое значение придают тому, чтобы не допустить продвижения соседней страны в орбиту Евросоюза, что для Москвы означало бы потерю влияния и способности определять траекторию украинской политики, экономики и т. д. Таким образом, почти однозначно со стороны Москвы будет иметь место давление с требованиями предпринять ответные шаги, чтобы сорвать этот процесс. Киеву и Брюсселю стоит обеспокоиться тем, как ему могут помешать, особенно учитывая нынешнее состояние Украины, ее уязвимость, напряженную внутреннюю ситуацию, расколы, присутствие и влияние экономических интересов, тесно связанных с Россией, разведывательных служб, Черноморского флота в Крыму и тому подобное. Если кто-то думает, что со дня подписания Соглашения об ассоциации положение Украины будет постепенно становиться безопаснее и лучше, то эти люди могут испытать большой шок…

Я поднимаю два вопроса: какими были бы внутренние последствия, если бы Украина добилась успеха в Вильнюсе? Пожалуй, одним из них стало бы разочарование, ведь люди ожидали бы больших и позитивных изменений, а значительных сдвигов не будет. А внешние последствия, если не ошибаюсь, также наступили бы отрицательные: ЕС также был бы разочарован, потому что и в Европе надеялись бы на большие сдвиги на Украине, а их бы не было. А Москва боялась бы, что Киев переходит с ее орбиты на орбиту Евросоюза, и пыталась бы остановить этот процесс».

Эти оценки были сделаны еще до того, как Россия начала «репетировать» на своей границе ужесточение таможенных правил, которые могут быть введены в действие в случае подписания Украиной Соглашения об ассоциировании с ЕС.
Министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт сказал, что возможная торговая война между Россией и Украиной – «это очень серьезно», а советник президента России Сергей Глазьев назвал возможное подписание Украиной соглашения о свободной торговле с ЕС «самоубийственным» для украинской экономики.

Молдова пока что не попала под действие российских санкций, хотя главный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко уже дал понять, что возможен новый запрет на поставку молдавских вин. На фоне действий Румынии, которая под видом евроинтеграции хочет фактически присоединить к себе Бессарабию, неизбежна окончательная утрата Молдовой Приднестровья. Надвигающиеся выборы, очередные или внеочередные, приведут к дестабилизации внутриполитической обстановки на самом правом берегу.

Очевидно, что обстановка нагнетается, и, в самом худшем варианте, вместо зоны стабильности и процветания, которую ЕС намеревался создать на своих восточных границах, он получит еще один регион нестабильности, хаоса, экономического провала и массовой миграции.

Евроинтеграция восточных соседей ЕС, которая, как заметил английский эксперт, проводится на автопилоте и без прогнозирования ее последствий, может закончиться очень жесткой посадкой. Дай Бог, чтобы не полной катастрофой, включая гражданскую войну, как в странах―партнерах ЕС в южном и восточном Средиземноморье.

Благими намерениями выложена дорога в ад. Может, в этом и состоит генеральный план?

Дмитрий Чубашенко

ИСТОЧНИК:  pan.md

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *