Импорт мяса в ЕАЭС: ввоз из санкционных стран — гарантирован

Постановлением правительства России от 20 ноября с. г. квоты, то есть конкретные объемы импорта говядины и мяса домашней птицы в РФ на будущий год сохранены высокими, в объеме 2021 года.

Те же объемы предусмотрены в рамках распределения импорта той же продукции между странами ЕАЭС. Одновременно правительство РФ планирует ввезти из стран, не входящих в Союз, дополнительно до 200 тыс. тонн говядины и до 100 тыс. тонн свинины.

Вывод: вопреки многочисленным заверениям чиновников, обеспечение максимального уровня импортозамещения по данным видам продовольствия в ЕАЭС-регионе поныне не достигнуто. Возникают вопросы и по предписанной географии импорта в РФ-ЕАЭС мясной продукции.

Согласно правительственному документу, упомянутые квоты необходимы «с целью стабилизации цен на внутреннем рынке». То есть объемы внутреннего мясопроизводства, равно как и объемы взаимопоставок этой продукции внутри ЕАЭС по-прежнему недостаточны для удовлетворения внутреннего спроса. Такая ситуация подтверждается ещё и тем, что, во-первых, накануне упомянутого постановления правительства РФ Совет Евразийской экономической комиссии одобрил беспошлинный ввоз в РФ до 200 тыс. тонн замороженной говядины в течение всего будущего года и до 100 тыс. тонн замороженной свинины в течение первого полугодия 2022 года из дальнего зарубежья. А во-вторых, собственное мясопроизводство в регионе Евразийского союза и в уходящем году отстаёт от спроса. По данным ЕЭК, в текущем году ожидается превышение объемов потребления продукции над производством в ЕАЭС-регионе: мяса крупного рогатого скота в размере 237,4 тыс. тонн, свинины – 34,9 тыс. тонн, мяса птицы – 281,3 тыс. тонн.

На сложную ситуацию в Союзе с производством натуральной мясной продукции косвенно указывает и состоявшийся 13 октября с. г. в рамках ЕЭК круглый стол «Будущее альтернативной растительной продукции на евразийском пространстве». Его участники, по информации комиссии, «рассмотрели потенциал роста производства и реализации альтернативных аналогов животноводческой продукции в ЕАЭС и мире». Здесь же, на площадке ЕЭК, они ознакомились с опытом разработки альтернатив продуктам животного происхождения и отдельное внимание «уделили актуальным вопросам технического регулирования продукции на растительной основе, обозначив необходимость разработки в ЕАЭС соответствующих межгосударственных стандартов».

Если бы с производством мяса был полный порядок, нужно ли было бы обсуждать альтернативы продуктам животного происхождения?

Не менее характерно, на наш взгляд, и то, что, например, по упомянутому постановлению правительства РФ объем импорта свежей и/или охлажденной говядины в Россию в 2022 г. установлен прежний – в 40 тыс. тонн. Объем вроде бы небольшой. Но поставка 60% этого объема, то есть 29 тыс. тонн, будет осуществляться из стран Евросоюза; 11 тыс. тонн обозначены как импорт «из других стран». А ввозная квота по замороженной говядине сохранена в 530 тыс. тонн, причем по 60 тыс. тонн распределены между ЕС и США. Импорт данной продукции из «других стран» установлен более чем в 400 тыс. тонн.

Напомним в этой связи, что с августа 2014 г. в РФ действуют экономические контрсанкции против Евросоюза и США, ввиду антироссийских («крымских») санкций Запада. Получается, что на практике режим контрсанкций «стыдливо» нарушается?

В правительственном документе отмечено, что должны быть оперативно внесены предложения о распределении объемов мясопоставок, закрепленных по ЕС и США, «между участниками внешнеторговой деятельности». Но не указано, подразумеваются ли под этими участниками ближне- и дальнезарубежные страны, которые, будучи вне российских контрсанкций, могут поставлять объемы, ранее закрепленные за США и ЕС. Не разъяснен и термин «другие страны»: непонятно, какие конкретно страны или группы стран имеются в виду. И почему-то нет здесь уточнения, что в составе «других» не могут быть еще 10 стран, включенных – наряду с США и ЕС – в российские контрсанкции.

Характерно, что те же недоговоренности присутствуют и в постановлениях предыдущих лет по квотам на импорт мясной продукции.

В связи с упомянутыми неясностями растет уверенность в ранее высказанных автором предположениях, что возможности реэкспорта в Россию «западной санкционки» сохранены. То есть перепоставляемой через другие страны Евразийского союза. Они ведь, напомним, поныне не подключились к российским контрсанкциям. А под словами «других стран» могут подразумеваться, по всей видимости, и территории стран Запада, не включенные в санкционную дуэль с Россией, о чем «Ритм Евразии» уже писал. Это тем более возможно, поскольку те территории (например, норвежские остров Буве в Южной Атлантике, приполярные Шпицберген и остров Ян-Майен) по-прежнему значатся как самостоятельные торговые партнеры РФ.

Что же касается самого решения о дополнительном импорте мяса в РФ, то Министерство сельского хозяйства РФ выступило с предложением об освобождении от уплаты ввозной таможенной пошлины в 2022 г. в отношении ввозимой в Россию замороженной говядины и замороженной свинины (в указанных выше объемах: соответственно 200 тыс. тонн и 100 тыс. тонн).

Похоже, упомянутые импортные квоты, приходящиеся на США и ЕС, будет, как и ранее, осваивать и Бразилия. Её товары – вне российских контрсанкций и, кроме того, бразильская мясная продукция традиционно дешевле североамериканской или европейской (с учетом морского трансконтинентального фрахта, субсидируемого бразильской стороной). Заметим, что с середины 2010-х на страны ЕАЭС приходится не менее 35% объема мясного экспорта Бразилии, в том числе до 70% этого объема ввозится в РФ. Министр сельского хозяйства Бразилии уже приезжал в Россию на переговоры.

При обсуждении в конце ноября данного вопроса в Совете Федерации председатель комитета по бюджету и финансовым рынкам Анатолий Артамонов высказал по поводу обнуления таможенных пошлин серьезное недоумение, даже тревогу. По его оценке, ввиду резкого увеличения мясного импорта в Россию «нетрудно спрогнозировать падение интереса к этому бизнесу (в РФ. – Ред.) в ближайшем будущем» и даже «банкротство большого количества отечественных предприятий, которые занимаются производством свинины и говядины».

Коллегу поддержал сенатор Евгений Савченко, бывший губернатор Белгородской области: «Нам нет необходимости открывать импорт свинины, при том, что собственное производство свинины у нас как минимум на 0,5 млн тонн превышает объемы потребления».

Обнуление пошлин защищал присутствовавший на заседании заместитель министра сельского хозяйства РФ Иван Лебедев, убеждавший, что данная мера является «обоснованной и правильной»: «Мы считаем, что импортное мясо – это всегда сегмент более высокопремиальный, там совсем другая структура себестоимости, поэтому мы считаем, что данный подход никаким образом не скажется на объемах производства нашей продукции».  Вероятно, такой прогноз излишне оптимистичен. Но в любом случае стабильно высокие объемы ввоза мясной продукции, да еще с добавкой беспошлинного мясоимпорта показывают, что интеграционные тренды в мясной отрасли РФ и ЕАЭС пока не набрали нужного темпа.

Источник