Единый рынок электроэнергии России и Белоруссии – будущее приближается

0

За годы строительства Союзного государства (СГ) Минск и Москва неоднократно поднимали вопрос о необходимости создания единого энергетического рынка.

Попытка реализовать намеченное в рамках Евразийского экономического союза также не принесла ощутимых результатов, так как наткнулась на ряд вопросов со стороны остальных участников объединения. Ситуация в белорусско-российском сотрудничестве начала меняться только после событий 2020 года в Белоруссии, когда Минск и Москва наконец-то решились на интенсификацию интеграции, в том числе и в энергетической сфере.

Обе страны говорят о возможности создания единого рынка электроэнергии на протяжении многих лет. Например, еще в 2017 году в Минске заявляли, что создание подобного рынка будет осуществлено к 2019 году. Однако ни через два года, ни к настоящему дню данные планы так и не были воплощены в жизнь. Белоруссия пыталась разрешить стоящую перед ней проблему не только в рамках двусторонних отношений, но и через ЕАЭС, где также предполагалось, что Общий электроэнергетический рынок (ОЭР) заработает в 2019 году. Правда, в тот год запуск ОЭР был перенесен на шесть лет – до создания в союзе других общих рынков, в том числе газа. Этому было вполне простое объяснение, которое касалось и двусторонних отношений Белоруссии и России по данной проблематике.

В частности, для Минска всегда было важно увязать создание единого рынка электроэнергии с аналогичными действиями по вопросу торговли газом. Белоруссия заявляла, что конкурентный ОЭР создать невозможно, если до того не появится общий газовый рынок. Это связано с тем, что в республике до последнего времени около 95% электроэнергии вырабатывалось на природном газе, который для белорусских предприятий всегда был дороже, чем для российских. Поэтому в Минске подчеркивали, что обеспечить работу общего электроэнергетического рынка невозможно без решения газового вопроса. Однако в данном случае следует учитывать и еще один немаловажный момент – национальное законодательство и принципы торговли электроэнергией в странах ЕАЭС.

На протяжении последних лет неоднократно отмечалось, что в электроэнергетике Белоруссии существует так называемая вертикально-интегрированная государственная монополия, где генерацией, передачей и продажей электричества занимается государственное объединение «Белэнерго». В Киргизии тарифы также регулируются государством, а в Армении электроэнергия продается по схеме «продавец – единственный покупатель», причем цены на электричество регулируются государственной Комиссией по регулированию общественных услуг. Проще говоря, в этих трех странах рынков электроэнергии нет. В свою очередь, у Казахстана и России они есть, но отличаются друг от друга. Так, в РФ ценообразование в производстве и сбыте – свободное, но тарифы для населения регулируются. В то же время в Казахстане государство устанавливает предельные цены на производство, а также тарифы на передачу, распределение электроэнергии и плату за проведение торгов.

Кроме того, следует учитывать, что в последние годы в странах ЕАЭС существует профицит электричества, который может существенно вырасти после окончания строительства в Белоруссии атомной электростанции (БелАЭС). В России опасаются, что более дешевая электроэнергия из евразийских стран попадет на российский рынок и обвалит его котировки, нанеся существенный урон отечественным компаниям. Это, а также многое другое является серьезным препятствием на пути создания ОЭР в ЕАЭС, а также накладывает отпечаток на сотрудничество РБ и РФ по данной тематике.

Дополнительное влияние на переговоры в рамках ЕАЭС оказывали периодические проблемы в иных сферах двустороннего взаимодействия. Это лучше всего демонстрирует пример белорусско-российских отношений, где проработка создания единых энергетических рынков неизменно натыкалась на вопросы политики и проблемы интеграции. При этом стоит заметить, что именно связи России и Белоруссии всегда были и остаются стрежневыми для ЕАЭС, и от них напрямую зависят многие процессы в рамках данного объединения. Ситуация стала меняться только после того, как Минск и Москва в условиях нарастающей агрессии со стороны Запада пришли к пониманию относительно дальнейшего развития СГ, что вылилось в разработку и согласование 28 союзных программ, куда вошел и вопрос о создании единых энергетических рынков.

Еще в июне было заявлено, что Белоруссия и Россия могут создать единые рынки энергоносителей и электроэнергии до 1 января 2022 г. Однако позже стало очевидно, что стороны по-прежнему не готовы к столь решительному шагу, так как не решен вопрос о цене и условиях торговли газом. Позже об этом неоднократно заявляли белорусские чиновники, подтверждая свою неизменную позицию о том, что сначала нужно сделать единые принципы торговли «голубым топливом», после чего уже приступить к формированию общего рынка электроэнергии. После того, как в начале ноября Александр Лукашенко и Владимир Путин утвердили 28 союзных программ, стало очевидно, что процесс наконец-то сдвинулся с мертвой точки.

Впрочем, вплоть до сегодняшнего дня все еще не известно, что конкретно предполагается сделать в данном направлении. Пока стороны заявляют лишь о согласовании планов мероприятий по созданию общих рынков газа и электроэнергии, но какими они будут конкретно, не сообщается. Так, в начале декабря министры энергетики Белоруссии и России Виктор Каранкевич и Николай Шульгинов обсудили дальнейшее сотрудничество и ключевые моменты проекта договора о формировании общего рынка электроэнергии.

Позже, 20 декабря белорусский министр сообщил, что начало работы этого рынка предполагается с 1 января 2024 года «в режиме взаимодействия уполномоченных субъектов хозяйствования». По его словам, только в 2027 году, то есть после запуска ОЭР ЕАЭС, между Россией и Белоруссией планируется более глубокая интеграция, которая позволит «как потребителям, так и производителям двух стран участвовать на энергорынке на равных условиях». Как стало известно, сегодня стороны пока лишь ведут «разработку межгосударственного договора о формировании объединенного рынка электроэнергии», а на уровне профильных организаций «идет работа по подготовке режимов совместной работы, обсуждаются условия взаимодействия для продавцов и покупателей электроэнергии, вопросы развития инфраструктуры».

Необходимо заметить, что для Белоруссии создание подобного единого рынка является крайне необходимым не только в связи с возможностью окончательно решить вопрос о поставках в страну российского газа, но и в связи с завершающимся строительством БелАЭС. Известно, что за счет своей первой АЭС Минск планировал как сократить зависимость от России в сфере энергопоставок (первый энергоблок уже позволил стране сэкономить около $250 млн), так и заработать на экспорте электроэнергии, в первую очередь на западном и южном направлениях. Однако из-за позиции Литвы, а затем и начавшегося санкционного давления на республику со стороны Запада, подобные планы оказались под угрозой.

Создание же единого с РФ рынка электроэнергии вполне может решить данную проблему. Еще 3 сентября премьеры двух стран Михаил Мишустин и Роман Головченко обсуждали вопросы поставок электроэнергии с БелАЭС. Тогда сообщалось, что премьеры поручили профильным министерствам проработать вопросы, касающиеся работы электроэнергетических систем двух стран. Одним из возможных вариантов называлась система взаимозачетов, когда Белоруссия будет поставлять свою электроэнергию на российский рынок, а «Интер РАО» на этот объем увеличит экспортные поставки в Евросоюз. Однако самым оптимальным решением проблемы многие эксперты видят именно создание единого рынка электроэнергии, который сулит и ряд иных выгод для Минска.

Для Белоруссии с ее АЭС объединение энергорынков с Россией позволит самостоятельно продавать электричество на рынке на сутки вперед в так называемой первой ценовой зоне (европейская часть РФ и Урал). Дополнительно, Белоруссия вполне может выйти на российский рынок. Это позволит ей зарабатывать на производстве электроэнергии, в том числе и за счет перераспределения потоков через Россию в страны, отказывающиеся покупать электричество напрямую из республики. Проще говоря, за счет создания единого с Россией и другими странами ЕАЭС рынка электроэнергии республика получит дополнительные выгоды, которые крайне нужны белорусской экономике в условиях нынешнего и, скорее всего, и будущего санкционного давления.

Создание единых энергетических рынков Белоруссии и РФ, а также в рамках ЕАЭС можно назвать одним из ключевых шагов дальнейшей интеграции как двух союзных стран, так и на всем постсоветском пространстве. Это позволит объединению стать более конкурентоспособным на мировых рынках и создаст дополнительные условия для дальнейшей евразийской интеграции.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *