Борьба с коррупцией в Молдове — инструмент против политических оппонентов

Одним из главных популистских лозунгов, который использовали Майя Санду в избирательной президентской кампании и партия PAS перед досрочными парламентскими выборами, было обещание искоренить коррупцию и провести «реформу юстиции» в Молдове.

Этот месседж был выбран неслучайно: юстиция Молдовы уже достаточно давно трансформировалась в узкую коррумпированную касту и в период олигархического режима Плахотнюка являлась его составной частью и одним из главных его инструментов. Собственно, именно контроль над юстицией страны и позволил олигарху, которому фактически принадлежала Демократическая партия Молдовы, подавить своих партнеров по проевропейской коалиции, а самого сильно из них – Владимира Филата – даже определить на 9 лет в тюрьму.

М. Санду, для которой В. Филат является практически «крестным отцом в политике», смогла усвоить этот урок, сделать правильный вывод из происшедшего и понять, что залогом успешного и спокойного пребывания во власти для проевропейского политика в РМ является контроль над юстицией. Именно поэтому основными точками конфликта в коалиции, созданной в 2019 году Партией социалистов и проевропейскими партиями PAS и «Платформа DA», стали вопросы назначения ключевых фигур в молдавской юстиции — новых членов Конституционного суда и генерального прокурора. Правительство, сформированное представителями PAS, упорно продвигало свою кандидатуру в лице Штефана Глигора, руководившего одним из прозападных НПО. Однако его шансы занять ключевую должность в молдавской юстиции с самого начала были невысоки.

По результатам проведенного в соответствии со всеми нормами конкурса должность генерального прокурора занял Александр Стояногло, который обозначил главные приоритеты своей деятельности: реформа и очистка системы прокуратуры, а также расследование резонансных дел, в первую очередь о «краже миллиарда» из банковской системы Молдовы.

Именно по этому наиболее скандальному уголовному делу можно констатировать заметный прогресс – из органов прокуратуры были уволены наиболее одиозные служители режима Плахотнюка, против которых были начаты судебные уголовные процессы. В первую очередь был отстранен от должности главы Антикоррупционной прокуратуры Виорел Морарь – одна из самых одиозных фигур молдавской юстиции времен режима Плахотнюка.

Что касается расследования «кражи миллиарда», то это дело пришлось начинать практически с самого начала, поскольку до этого оно расследовалось чисто формально, а следственные действия велись в абсолютно неверном направлении. Уже при новом генеральном прокуроре следствие занялось не только теми компаниями, через которые финансовые средства выводились из Молдовы, но и высшими чиновниками Национального банка, в обязанности которых входили надзор и контроль за финансовыми транзакциями. Некоторые из них были задержаны, но впоследствии или переведены решениями судов под домашний арест, или вообще отпущены на свободу.

Также прокуроры занялись и чиновниками правительства вплоть до экс-премьеров Юрия Лянкэ и Кирилла Габурича, которые были причастны к выдаче государственных гарантий трем «выпотрошенным» банкам. При этом нельзя не отметить, что за решения о выделении этих гарантий в 2015 году на заседании правительства Молдовы голосовали нынешний президент М. Санду в качестве министра образования и нынешний спикер парламента Игорь Гроссу в качестве тогдашнего заместителя Санду.

Дело о «краже миллиарда» оказалось очень объемным и прошло достаточно много времени, чтобы «зачистить» многие следы. Именно поэтому реальных «посадок» не произошло, и это, по мнению новой власти, стало главным показателем «неэффективности» действий Стояногло.

Еще одной причиной отсутствия «посадок» стало то, что главная черта деятельности Стояногло на посту генерального прокурора заключается в том, что, в отличие от своих предшественников, он действовал строго по закону. А законы в Молдове, как всем хорошо известно, весьма далеки от совершенства. Иногда создается впечатление, что они создавались и принимались исключительно с целью оставить возможность их обходить тем, кому нужно и «положено».

Тем не менее А. Стояногло удалось проводить действительно независимую ни от каких молдавских политиков линию в деятельности своего ведомства, и этим он, конечно, никак не мог устраивать президента Санду. «Красными линиями» для того, чтобы власть перешла в активную атаку на Стояногло, стали два события. Первое – в ходе одной из пресс-конференций генпрокурор сообщил, что экс-глава Антикоррупционной прокуратуры Морарь, оспаривающий свое увольнение в суде, делится конфиденциальной информацией с представителем ЕС в Молдове Петером Михалко. Второе – в ходе расследования дела о «краже миллиарда» стал известен эпизод, по которому от уголовного преследования была освобождена главный бухгалтер одного из банков, являющаяся тещей одного из вице-председателей партии PAS Литвиненко, который в нынешнем правительстве занимает пост министра… юстиции!

Именно под руководством Литвиненко уже на следующий день и была организована процедура отстранения Александра Стояногло от должности и его задержание сотрудниками Службы информации и безопасности. Против отстраненного генпрокурора было возбуждено уголовное дело о превышении служебных полномочий.

Сейчас А. Стояногло уже полгода находится под судебным контролем, который регулярно продлевается. Однако до судебного разбирательства далеко, да никто с этим и не торопится – очевидно, что судебные слушания станут провалом для тех, кто сфабриковал это дело. Ну а пока М. Санду назначила на пост и. о. генерального прокурора своего человека Думитру Робу.

* * *

Патовая ситуация, в которой оказалась власть, потребовала новых громких уголовных дел, которые проиллюстрировали бы «борьбу с коррупцией» в Молдове. Такой фигурой был выбран Павел Филип, экс-премьер, занимавший пост главы правительства при Плахотнюке и бывший глава Демократической партии Молдовы. 6 мая в его доме был проведен обыск в рамках уголовного дела, открытого еще в декабре 2020 года по факту незаконного лишения консульства Молдовы на Украине участка и здания в Одессе. Реальная стоимость помещения в Одессе, которое занимало консульство, составляла порядка 450,5 тысячи долларов, а право пользования земельным участком оценивалось в более чем 1,3 млн долларов. При этом в отсутствие документов, подтверждающих право собственности, ответственные лица из МИД Молдовы совместно с рабочей группой вопреки закону взяли на себя роль оценщиков и самовольно установили цену недвижимости, на которую предлагалось совершить обмен, в 520 тысяч долларов. В захвате здания консульства обвиняется преступная группа во главе с экс-депутатом Демократической партии Владимиром Андронаки.

Сам П. Филип опубликовал в социальной сети заявление, в котором говорится что «в своей работе в правительстве я всегда руководствовался интересом страны и граждан и работал на лучшую Молдову. Я уверен в своей невиновности и докажу это. Я буду сотрудничать со следствием, я был всегда доступен властям для объяснения любой ситуации».

П. Филип, несмотря на то что в свое время являлся одним из приближенных лиц олигарха Плахотнюка, является скорее классическим технократом, чем одним из тех политиков, которые используют свое политическое и служебное положение в личных целях. Однако принадлежность к Демократической партии делает из него одиозный символ, который нынешняя власть в лице Санду и партии PAS использует в качестве объекта популистской атаки.

* * *

В сегодняшней Молдове, где уже в текущем году из-за провальной политики правительства рост цен на природный газ превысил 227% и 97% на теплоэнергию, где бензин и дизтопливо подорожали более чем на 47%, а продукты в среднем на 30%, власти вспомнили о «безошибочном», по их мнению, отвлекающем маневре – борьбе с коррупцией. В то же время этот лозунг служит отличным поводом для расправы с политическими конкурентами и оппонентами.  Происходящие в Молдове процессы наглядно демонстрируют, что существующие в форме НПО, в том числе и «правозащитные», структуры после прихода к власти практически мгновенно превращаются в более тоталитарные формы управления, чем те государственные структуры, которые до этого подвергались критике НПО за «нарушения прав человека» и «нетранспарентность». Эти процессы вполне могут трансформировать государственный строй Республики Молдова в полностью авторитарный режим по образцу прибалтийских республик и еще более уродливое явление, чем существовавший ранее олигархический режим Плахотнюка.

Источник

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

одиннадцать − шесть =