ШОС: Стратегическое партнёрство Китая и Белоруссии

Самаркандский саммит Шанхайской организации сотрудничества, состоявшийся 15-16 сентября с участием 15 государств и 9 международных организаций, завершился подписанием 44 соглашений, программ и других документов, а также Самаркандской декларации глав государств.

Информагентства не только Евразии, но и других континентов уделили большое внимание мероприятию. Особый интерес представляли персоны лидеров России и Китая, отстаивающих идею многополярного мира.

В подписанных по итогам саммита ШОС документах упор сделан на экономическое сотрудничество. В них отражены различные аспекты торговых отношений, продовольственной и энергетической безопасности, научно-технического сотрудничества, повышения эффективности транспортных коридоров и даже неоднозначная климатическая повестка.

Участники саммита договорились о «дорожной карте» постепенного увеличения доли национальных валют во взаиморасчётах. Пресловутая «дедолларизация», помимо экономического эффекта, также ослабляет и политическое влияние мирового жандарма, являясь важным практическим шагом деконструкции монополярного мироустройства.

Самаркандская декларация ШОС – объёмный многоаспектный документ, в котором изложены ценности и стратегические направления стран-членов организации. В них проживает 3,4 млрд человек, находится пятая часть мировых запасов нефти и треть газа, а также другие стратегические ресурсы, финансовые и культурные центры, международные транспортные узлы, огромные производственные мощности и ёмкие рынки сбыта. Совокупный ВВП стран ШОС составляет $44 млрд и динамично наращивается.

Успех мероприятия во многом был обусловлен не только колоссальной подготовительной работой, но и личным присутствием глав государств. Важность личных договорённостей первых лиц трудно переоценить.

Вполне предсказуемо каждое государство в освещении мероприятия и подведении его итогов расставило свои «национальные» акценты. Белорусское государственное информагентство БелТА, например, упомянуло о Самаркандской декларации ШОС, сделав подробный разбор двусторонней китайско-белорусской самаркандской совместной декларации «об установлении отношений всепогодного и всестороннего стратегического партнёрства».

Любопытно, что МИД Белоруссии не первый год заявляет«Традиционно ключевым направлением внешней политики Беларуси в Азии является углубление доверительного всестороннего стратегического партнерства и взаимовыгодного сотрудничества с Китаем». То есть в столице Узбекистана задекларировали «установление» стратегического партнёрства, причём в китайской формулировке «всепогодного», тогда как МИД Белоруссии давно информирует об «углублении». Но, наверное, трудно углублять то, что не было установлено.

В мае 2015 года был подписан двусторонний договор о дружбе и сотрудничестве Белоруссии с Китаем, в котором прописывалось стратегическое партнёрство, а также «совместная декларация о дальнейшем развитии и углублении отношений всестороннего стратегического партнерства». Пресс-служба президента Белоруссии тогда напомнила: «В июле 2013 года Беларусь и Китай установили отношения всестороннего стратегического партнерства».

«Программу развития всестороннего стратегического партнерства на 2014-2018 годы» стороны успешно реализовали – согласно отчётам Совмина Белоруссии. В августе 2015 года Александр Лукашенко подписал президентскую директиву № 5 «О развитии двусторонних отношений Республики Беларусь с Китайской Народной Республикой», в которой закреплён приоритет развития всестороннего стратегического партнерства Белоруссии с Китаем. В декабре 2021 года он подписал новую директиву с тем же названием под № 9, в которой тоже утверждалось «развитие отношений всестороннего стратегического партнерства с Китайской Народной Республикой».

В сентябре 2016 года Лукашенко посетил Пекин и наградил орденом председателя КНР Си Цзиньпина. Они договорились об установлении «доверительного всестороннего стратегического партнерства и взаимовыгодного сотрудничества».

Полный текст новой двусторонней самаркандской декларации о стратегическом партнёрстве Белоруссии и КНР опубликовало китайское государственное информагентство «Синьхуа». В первом же пункте документа сказано: «Стороны единодушно решили повысить уровень китайско-белорусских отношений до уровня отношений всепогодного и всестороннего стратегического партнерства».

Затем в декларации идут пункты, содержание которых не содержит ничего принципиально нового. Разве что прописанная приверженность таким вопросам, как «суверенитет, независимость и территориальная целостность» привлекают внимание в свете украинских событий.

МИД Белоруссии после потрясений выборного 2020 года не отказался от продолжения политики «многовекторности», в которой Китай призван уравновесить влияние России. В этом ракурсе понятен п. 13 декларации, в котором «стороны намерены и в дальнейшем всесторонне укреплять межармейское практическое взаимодействие по всем направлениям».

В п. 19 декларации «Стороны выступают за строгое соблюдение целей и принципов Устава ООН и мирное урегулирование международных споров и проблем в «горячих точках», против применения силы или угрозы силой, против свержения законных властей других государств». Здесь тоже видны отголоски и белорусского августа 2020 года, и поведения официального Минска в ситуации с Украиной в 2014 и 2022 годах.

В декларации КНР подтверждает признание февральского референдума по фактически новой Конституции Белоруссии, позволяющей А. Лукашенко править бесконечно с совмещением постов президента и председателя Всебелорусского народного собрания. В свою очередь, «белорусская сторона поздравляет китайскую сторону с проведением предстоящего 20-го всекитайского съезда Коммунистической партии Китая и желает его успешного проведения», а также «выступает против «независимости Тайваня» во всех его проявлениях, поддерживает все предпринимаемые правительством Китая усилия для воссоединения страны».

В п. 6 задекларирована готовность сторон «способствовать участию крупных китайских компаний в проектах производственной кооперации, а также участию в акционерном капитале белорусских предприятий». Как и в случае внешнеполитической «многовекторности», КНР, увы, рассматривается в роли противовеса российскому капиталу в банковском секторе, машиностроении и других отраслях экономики. Успехи сопровождаются громкими скандалам: несостоявшаяся продажа китайцам ОАО «Гомсельмаша», изгнание китайских подрядчиков с завода по производству картона в Добруше и других объектов.

Ничего нового нет и в п. 11 декларации. В нём Минск и Пекин «договорились о совместном активном использовании транзитного потенциала Беларуси посредством расширения сотрудничества в транспортно-логистической сфере, в том числе в рамках реализации проектов контейнерных поездов в сообщениях Китай-Европа-Китай и Китай-Беларусь-Китай, развития трансграничных автомобильных и железнодорожных коридоров». Всё это давно осуществляется, хотя и осложнено западными санкциями. Любопытно, что позиционирующую себя «центром Европы» Белоруссию отдельно от Европы видят и Минск, и Пекин.

В п. 16 подписанты заявили о продолжении «поддерживать молодежь двух стран в изучении национальных языков». НАН, МИД, другие министерства и ведомства Белоруссии считают «национальным языком» только один из двух государственных, и это не русский язык подавляющего большинства.

Перспектив у белорусскоязычного китайца не больше, чем у институтов Конфуция в Белоруссии, превращённых в синекуры для статусных пенсионеров. Ещё меньше толку от задекларированных поощрений обменов «между научными сообществами и аналитическими центрами двух стран» — китайский язык в Белоруссии «эксперты по Китаю» не знают даже на бытовом уровне.

В целом самаркандский саммит ШОС оказался успешным. Позитивно оценили его и в Минске, при этом явно преувеличив значение новой декларации о стратегическом партнёрстве с КНР.

Источник

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

5 − 2 =