Европейский фланг НАТО не готов воевать за Украину

Члены Евросоюза не хотят конфликта с Россией, заявил премьер-министр Венгрии Виктор Орбан в ходе визита в Москву.

Несмотря на нагнетание «угрозы российского вторжения» на Украину со стороны США, некоторые европейские политики не торопятся ее защищать. От этого публично отказался президент Хорватии, а 31 января в Румынии также напомнили, что Украина не является членом НАТО. Почему на «европейском фланге» Альянса нет единства, и как видит происходящее Венгрия, в интервью «Евразия.Эксперт» разобрал венгерский аналитик, обозреватель издания Ungarn Heute (Венгрия) Матьяш Кохан.

– Господин Кохан, парламентские выборы в Венгрии, по итогам которых будут определены премьер-министр и новое правительство страны, состоятся 3 апреля нынешнего года. Как Вы оцениваете шансы Виктора Орбана на переизбрание?

– Можно с полной уверенностью заявить, что выборы 2022 г. являются сложнейшими выборами Виктора Орбана в качестве премьер-министра. После выборов 2010 г. это первый настоящий шанс оппозиции победить его. На выборах 2014 и 2018 гг. он был защищен так называемым «центральным силовым полем»: слева от партии Орбана «Фидес» существовал социал-либеральный монолит под руководством Венгерской Социалистической Партии «МСП», справа от нее – ультраправая партия «Йоббик». У каждой из них была достаточно крупная поддержка, но она была ниже поддержки «Фидес», а их идеологические позиции сильно отличались, так что они не сумели объединить силы против нее.

«Центральное силовое поле» было разрушено после выборов в Европарламент 2019 г., потому что «МСП» и «Йоббик» показали постыдные результаты. Социалисты, как следствие, потеряли ведущую роль среди левых сил. Их последователем стала «Демократическая Коалиция» бывшего премьер-министра Ференца Дьюрчаня, которая обретала популярность, пользуясь голой ненавистью против Орбана и не имея кроме этого вообще никаких политических позиций. Президиум «Йоббика» ушёл в отставку, и лидером стал ультрапопулист Петер Якаб. После деидеологизации у лидеров ультраправых и левых сил появилась возможность объединиться. Такой блок имеет в данный момент математический шанс победить Орбана.

Последние опросы показывают, что «Фидес» и в таком положении сильнее оппозиции на 2-4%. Это объясняется несколькими причинами. Во-первых, нельзя просто сложить сторонников партий. Многие из ультраправых, поддержавших в 2018 и 2014 гг. «Йоббик», перешли к новому движению «Наша Родина», которое ведет кампанию против прививок и предлагает отправить преступников в Сибирь. Существует даже часть городской интеллигенции, ненавидящая и Орбана, и Дьюрчаня. Среди них стала очень популярной шуточная «Партия Двухвостой Собаки». Во-вторых, единой оппозиции до сих пор не получилось выстроить альтернативу, способную править. Они на несколько тем венгерской и мировой политики не обращают никакого внимания, и кандидат оппозиции в премьеры Петер Марки-Зай оказался совсем неэффективным коммуникатором.

Положение оппозиции осложняется еще и тем, что венгерская избирательная система – смешанная, с преобладанием мажоритарного элемента. Судьба 106 из 199 мандатов зависит от результатов в избирательных округах, остальные мандаты распределяются пропорциональным образом. Распределение оппозиционных избирателей для оппозиции неудачное, потому что в Будапеште они очень сильны, а вне города – не так. Из этого следует, что «Фидес» выиграет выборы, если получит то же количество пропорциональных голосов, что и оппозиция. Эксперты считают, что оппозиция должна выиграть с преимуществом в 3%, чтобы получить простое большинство мандатов. Опросы пока не показывают такое преимущество.

Самым вероятным сценарием является сегодня небольшая победа Орбана. Но ситуация может быстро измениться, если, например, появятся коррупционные скандалы в 20–30 колеблющихся округах.

– Некоторые аналитики высказывают мнение, что отстранение Виктора Орбана от власти на сегодняшний день является основной задачей левацко-либерального закулисья и евробюрократии. Вся сеть влияния Сороса в Центральной Европе мобилизована для достижения этой цели. Существует ли такая угроза Орбану?

– Правительство Виктора Орбана с самого начала было бельмом на глазу многих лидеров Евросоюза. Причиной этого в 2010-2014 гг. было нарушение Орбаном экономических интересов крупных западноевропейских предприятий. В тот срок венгерское государство купило много коммунальных предприятий и вводило регулирование цен на их услуги. В то же время парламентом Венгрии был принят новый закон о СМИ и введены специальные налоги, например, на услуги банков.

В следующем сроке это сопротивление было выведено на политический и идеологический уровень, начиная с миграционного кризиса. Орбан построил ограду на границе с Сербией, остановил нелегальную миграцию через Балканы. Ему удалось даже создать коалицию европейских анти-иммиграционных сил против про-иммиграционных планов Евросоюза. В 2015 г. он стал первым европейским лидером, который объявил открытую войну сети НПО Джорджа Сороса, потому что они выполняли ведущую роль в организации нелегальной миграции. Эта же сеть участвует в распространении неомарксистской идеологии в университетах и школах и в продвижении гендерной и ЛГБТК-идеологий.

Этими двумя причинами объясняется полномасштабный конфликт НПО Сороса и правительства Виктора Орбана. Организации Сороса оказывают финансовую поддержку важнейшим оппозиционным СМИ Венгрии, они организуют митинги и запускают медийные кампании против Орбана. В Брюсселе они борются за санкции против Венгрии.

Но выборы нынешнего года – все-таки первый раз, когда евробюрократы активно вмешиваются. Из-за Закона против педофилии и сексуальной пропаганды среди несовершеннолетних Евросоюз до выборов не предоставит Венгрии принадлежащую ей сумму из Средства восстановления и устойчивости (RRF). Евробюрократы также начали судебный процесс, чтобы лишить Венгрию средств Фонда сплочения, которые принадлежат ей в ответ на доступ западноевропейских предприятий на ее рынок. Такие страны как США, Германия и Голландия пытаются манипулировать выборами 2022 г. оказывая финансовую поддержку оппозиционным СМИ.

– Глава МИД Венгрии заявил, что на Украине недостаточно уважают права нацменьшинств и им нужно провести ряд серьезных изменений, если они серьезно думают о евроатлантической интеграции. Как вы это прокомментируете? Почему в Украине нарушаются права венгров на использование их родного языка?

– Страдание независимой Украины от кризиса идентичности после распада СССР – однозначное явление. Но потеря Крыма и начало военного конфликта в Донбассе превратили внешнеполитическую стратегию Украины в психопатическую стратегию. Хотя отношения Украины с Россией решительно ухудшились, Украина абсолютно не старалась развивать отношения со странами-соседями, которые являются членами Евросоюза и НАТО. Вместо этого она постоянно оскорбляет и провоцирует их.

Венгерское нацменьшинство, как и сказал МИД Венгрии, сталкивается с недопустимыми ограничениями, касающимися использования родного языка в системе образования. Помимо этого, украинские власти регулярно досаждают венгерским культурным и политическим организациям, задерживают финансовую поддержку, предоставляемую им родиной, запрещают въезд в Украину депутатам венгерского парламента и венгерским чиновникам, и не останавливают постоянную антивенгерскую пропаганду в Верховной Раде или где-то еще.

Напоминаю, что это не является исключительной проблемой венгерского нацменьшинства – в Украине живет значительное количество поляков, болгар и румын, и они страдают от дискриминации. Венгерские политики заступаются и за них.

Главной причиной проблемы является склонность украинской власти, усиленная потерей Крыма, считать нацменьшинства угрозой для территориальной целостности страны. В случае венгров это совершенно нереальное представление, появившееся просто из воздуха. Закарпатские венгры, хотя с тяжелым сердцем, уже смирились с ситуацией, возникшей в результате Трианонского мирного договора, и стали верными гражданами Украины. Они никоим образом не угрожают территориальной целостности Украины, и венгерские власти такие планы не вынашивают. Дискриминации они не заслуживают. Объяснение известного факта, что в восточных областях Украины многие жители хотели бы объединиться с Россией, – не в неверности нацменьшинств Украине. Это прямое следствие того, что Украина – дисфункциональная и дискриминационная страна, а в России присутствуют достойные условия для жизни.

– Пытаются ли украинские власти урегулировать эту проблему?

– Правительство действующего президента Украины пока не сделало никакого жеста в сторону венгерского нацменьшинства или Венгрии кроме одного венгерскоязычного новогоднего привета. До тех пор, пока Украина не перестанет угнетать свои нацменьшинства, пользуясь методами самых худших диктатур, Венгрия должна оказывать давление на нее, блокируя переговоры о входе страны в НАТО. Если на Украине у закона нет власти, если она не в состоянии проводить серьезную внешнюю политику, если она пытается подрывать союз, к которому она якобы старается присоединиться, у нее нет места ни в НАТО, ни в Евросоюзе. Это, на самом деле, молчаливый консенсус лидеров обоих организаций. Венгрия с ее вето только скажет вслух то, что иные думают.

– Ранее вице-премьер Словакии назвал санкции вредными и призвал ЕС развивать отношения с Россией без оглядки на Крым. Президент Хорватии Зоран Миланович заявил, что «Украине не место в НАТО», а в случае эскалации напряженности между Россией и Украиной Хорватия выведет из региона свой военный контингент, входящий в силы Альянса. В парламенте Франции даже подняли вопрос о выходе страны из НАТО. Что происходит в отношениях союзников и партнеров США (НАТО)? Можно ли это охарактеризовать как признаки раскола в евроатлантических отношениях?

– Эти феномены не являются признаками распада НАТО или евроатлантического раскола. Заявление президента Хорватии Зорана Милановича полностью пересекается с молчаливым консенсусом в НАТО, и европейские члены НАТО, кажется, не готовы воевать за Украину. У Франции есть, как видно, уникальная цель: правительство страны недовольно тем, что США в прошлом году подтвердил сотрудничество с Великобританией и Австралией в рамках договора AUKUS. Такой поворот событий побуждает Францию усилить работу над созданием общей европейской армии, чтобы наконец возник возглавляемый Францией военный блок.

Однако этот блок во французской стратегии является приложением НАТО, а не его наследником. Областями деятельности европейской армии должны стать районы, имеющие стратегическое значение для Европы, а не для США – как, например, Мали. Во Франции нет политической воли к выходу из НАТО. Приведенное вами мнение выразил представитель маргинальной ультралевой оппозиционной партии, оно никак не совпадает с позицией правительства. Изменение французской политики в этом направлении не имеет больших шансов. Если на французских выборах не будет переизбран Эммануэль Макрон, его наследником будет правый, а не левый кандидат.

В Европе, тем не менее, очевидно стремление к стратегической автономии. Евросоюз медленно, но верно поймёт, что ухудшение отношений между ним и Россией не в его интересах.

Европейские партнеры, несомненно, выступают демпфером во внутренних переговорах с США. Подстрекательство к войне, продемонстрированное американскими СМИ, в Евросоюзе не такое серьёзное. Появились признаки того, что некоторые союзники НАТО начали представлять свои интересы в отношениях с США. Такое долгосрочное стремление вызовет балансировку евроатлантических отношений и компромисс с Россией.

Что касается санкций: в нескольких европейских странах, в том числе и в Венгрии, распространено убеждение, что санкции вредны не только для России, но и для Евросоюза. В этих странах приветствовали бы переход на другие средства международной дипломатии в отношениях с Россией.

– Как в Венгрии оценивают происходящее вокруг отношений США (Запада) и России?

– Венгерское правительство основывает свою внешнюю политику на историческом опыте. Из венгерской истории известно, что страна никогда не извлекала из присутствия военного фронта рядом с ней никакой выгоды. Поэтому Венгрия старается не участвовать в конфликтах между сверхдержавами и поддерживать добрые отношения и с нашими американскими союзниками, и с нашими русскими друзьями. На венгерский взгляд, НАТО – оборонный союз, а Евросоюз – организация экономического сотрудничества. Венгрия не намерена пользоваться ими как средствами агрессии.

Санкции принесли Венгрии огромный вред и абсолютно никакой выгоды – хотя мы, будучи членами Евросоюза, их дисциплинированно выполнили. У оппозиции на этот вопрос нет настоящего политического ответа. Они постоянно повторяют пустые прозападные банальности, в которых нет смысла в стране-союзнике ЕС и НАТО. Для Венгрии и венгров членство в Евросоюзе и НАТО – естественное положение. Венгрия – часть Запада. Но этот факт не вызывает в нас интерес к войне между США и Россией. Официальный визит премьера Орбана в Москву является частью корректных дипломатических отношений, построенных на основе взаимного уважения.

– США и некоторые европейские страны обвиняют Россию в том, что она якобы собирается «вторгнуться» на Украину. Кремль не раз говорил, что таких планов у него нет, но официальные лица США разъезжают по Европе и настраивают своих союзников и партнеров против России, искусственно усиливая напряженность в регионе. Что стоит за настойчивыми попытками США выставить Россию потенциальным «агрессором»?

– Во-первых, хочу заметить, что в Венгрии ни общественное мнение, ни политические деятели не присоединились к подстрекательству к войне, распространенному в США и в некоторых странах Европы. В Венгрии не считают нападение России на Украину реалистическим сценарием, потому что мы поняли, что такая полномасштабная война не в интересах России. Несмотря на это, мы с тревогой наблюдаем за эскалацией, похожей на события перед Первой мировой войной. Сверхдержавы провоцируют друг друга безответственно, обостряя ситуацию словом и военным образом. Некоторые члены НАТО доставляют на Украину оружие, и это, наверное, первый раз, когда на российско-украинской границе доступны все военные средства, необходимые для нападения на Украину.

Приходится признать, что США готовятся к стратегическим изменениям. Они обращают больше и больше внимания на своего настоящего, систематического противника – Китай. Внешнеполитический истеблишмент США предположительно уже понял, что они не способны одновременно выиграть две холодные войны с Россией и с Китаем. В таком положении правительство США чувствует, что пришло время завершить конфликт с Россией из-за Украины. Россия, наверное, тоже чувствует, что пришло время выступить с просроченным требованием – российская власть желает заключить договор об отношениях с НАТО.

То, что между США и Россией сейчас происходит, – информационная война. Парадоксально, но воевать не в интересах ни Украины, ни России, ни США. Они эскалируют ситуацию, чтобы подтвердить свои требования.

В Америке и в части Европы СМИ содействуют им в эскалации. Украина просит у Запада военную и финансовую поддержку и ускорения переговоров о входе в ЕС и НАТО, который кажется абсолютно невозможным. США выставляют Россию агрессором, чтобы российская сторона оставила позиции, боясь потенциальных санкций. А Россия, наоборот, эскалирует, чтобы добиться уважения и соответствующих обстоятельств для урегулирования ее связей с НАТО.

Отсутствие нефти на Украине – несчастье Украины и счастье Европы, потому что США не считают особенно важным воевать в странах без нефти. Честно говоря, мирное решение в интересах и США, и России – даже если вследствие такого решения появится замороженный конфликт, как, например, в Молдавии. Война была бы для обеих сторон слишком дорогой и в конце концов бессмысленной. Если у России и США получится сохранить хладнокровие вопреки подстрекательствам к войне в западных и украинских СМИ, согласие по Украине скоро будет возможным, договор об отношениях НАТО с Россией будет подписан, и кроме неумелой украинской внешнеполитической элиты у всех сторон будет причина для радости.

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

три × один =