Россия: зарплаты снова «сереют» несмотря на усилия государства

Пандемия усугубила экономическую ситуацию.

Во время коронакризиса заметная часть малого и среднего бизнеса вынуждена была вернуться к зарплатам в конверте, а их работники стали относиться к этому толерантнее. В то же время государство вводит всё новые меры, которые должны обелить экономику. Почему усилия властей не способны переломить эту практику?

Как зарплаты уходят в тень

Около 12% россиян во время пандемии коронавируса перевели на серую зарплату, заявили аналитики сервиса «Работа.ру». Это показали результаты опроса, в котором приняли участие более 4,3 тыс. респондентов. Ещё 24% заявили, что получали неофициальные доходы и до кризиса.

Также в 2020 году жители России стали более терпимыми к серым схемам. Согласно декабрьскому мониторингу портала Superjob.ru, почти половина россиян (44%) готовы получать зарплату в конверте. Авторы исследования отметили, что число соискателей, готовых на серую зарплату, растёт в кризисные времена и уменьшается в период экономической стабильности.

Максимальный уровень согласных на «конверты» фиксировался в посткризисном 2009 году. К концу 2019 года этот уровень удалось снизить до 40%, однако во время пандемии доля согласных на серые вознаграждения опять выросла.

О том, что серая экономика набирает обороты, свидетельствуют и данные Центробанка. Согласно им, объём наличных в обращении по итогам 2020 года превысил 13 трлн рублей. За год этот показатель вырос более чем на 20%. Такой востребованности банкнот в России не наблюдалось около 10 лет.

Впрочем, исследование РАНХиГС показывает другую картину. По данным академии, пандемия сильнее всего ударила именно по неформальному сектору российской экономики. За год число россиян, неофициально оплачивавших (из рук в руки, минуя банк) в течение месяца какие-либо товары или услуги, снизилось с 50% до 42%. Соответственно, денег в тёмной зоне стало меньше — и число неофициально работающих уменьшилась с 24,4% до 20,5%.

Большинство опрошенных Eurasianet.org экспертов уверены, что зарплаты всё же уходят в черную и серую зоны. Особенно в наиболее пострадавших от ковида отраслях, таких как общепит, развлечения и туризм.

«В этих сферах велик объём наличных денег, и у собственников всегда был соблазн недоплатить налоги, — говорит эксперт по управлению личными финансами и инвестициями Игорь Файнман. — Резкое падение выручки, связанное почти с нулевым спросом на протяжении нескольких месяцев жесткого локдауна, сыграло свою роль, и бизнес вернулся к традиционным в прежние годы зарплатам в конвертах».

Такую тенденцию можно наблюдать не только в пострадавших отраслях, но и в подавляющем количестве других сегментов, особенно в секторе малого и среднего бизнеса, считает управляющий партнер BMS Group Алексей Матюхов. Например, такую ситуацию фиксируют на мебельном рынке.

«Но надо понимать, что уход от выплаты белых зарплат осуществляется не только в сторону так называемой “конвертной” схемы, но и в сторону альтернативных сценариев, в том числе это работа с самозанятыми и ИП и перевод каких-либо функций на аутсорс. Другими словами, объем белых зарплат падает, но серые не увеличиваются в той же пропорции», — отметил Матюхов.

Как экономику пытаются обелить

На вопросы о росте теневой экономике уже приходится отвечать руководству страны.  «Мы в Кремле это не можем фиксировать. Это правительство фиксирует, — говорил в конце 2020 года пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. — Так что это, скорее, вопрос к правительству. Это очень хорошо видит наша налоговая служба».

За федеральной налоговой службой (ФНС) в последние несколько лет действительно закрепилась репутация самого передового в цифровом плане российского ведомства.

«В подтверждение такой характеристики в первую очередь стоит упомянуть прогрессирующие из года в год информационные системы ведомства —  АСК “НДС”, АИС “Налог-3”, программные комплексы “Доход”, “Однодневка”, “Схемы” и прочие, а также разработку так называемых “оптимальных моделей”, — перечисляет руководитель проектов «Налогия» Василий Кисленко. — Весь этот богатый цифровой инструментарий находится на вооружении надзорного органа».

С начала пандемии ФНС и другие госорганы постепенно получают ещё больше возможностей отслеживать движения платежей граждан и бизнеса.

Например, 10 января вступили в силу поправки в «антиотмывочный» закон № 115-ФЗ. Согласно им, в России усиливается контроль за оборотом наличных: информация об операциях свыше 600 тыс. рублей (снятии наличных в банкомате, кассе банка или зачислениях на счет) теперь будет передаваться в Росфинмониторинг. Также теперь контролируются почтовые переводы на сумму свыше 100 тыс. рублей и возврат средств со счетов операторов связи на ту же сумму.

В тот же день правительство внесло в Госдуму документы, согласно которым в ближайшие три года налоговики могут получить больше возможностей для изучения информации о клиентах банков. Речь идёт о том, что Центробанк будет иметь доступ к данным, составляющим налоговую тайну, а налоговая служба — к банковской тайне. Какую именно информацию и по какой схеме смогут получать фискалы, пока неизвестно.

Расширение прав ФНС и стремление государства увеличить объем собираемых налогов неизбежно приведет к тотальному контролю налоговой инспекцией расходов и доходов физлиц. Управляющий партнер юридической компании FTL Advisers Мария Чуманова назвала «Коммерсанту» помимо изменений в закон № 115-ФЗ ещё две предпосылки для этого. Во-первых, 8 июня 2020 года президент РФ Владимир Путин подписал закон о создании единого регистра сведений о населении. Во-вторых, Минфин внес законопроект, согласно которому деньги на банковских счетах, законность получения которых не доказана, могут быть изъяты и перечислены в пользу Пенсионного фонда.

Удастся ли вернуть доходы россиян из тени

Чтобы решить проблему «конвертных» зарплат, необходимы не только контроль и наказания за нарушения, но и стимулирующие меры, уверены собеседники Eurasianet.org.

Государство это понимает, уверен первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. Он напоминает, что весной 2020 года правительство выдавало льготные кредиты только тем, кто сохраняет штат — при этом люди должны были быть официально трудоустроены.

«В 2021 году поддержка бизнеса будет продолжена, — говорит Сигал. — Так, после отмены моратория на банкротства, кабмин поможет предпринимателям субсидиями, но при этом они должны обеспечивать стабильные рабочие места, а в штате должно присутствовать определенное количество официально оформленных сотрудников».

Но разовых антикризисных мер может оказаться недостаточно. Обеление экономики эффективно, когда созданы понятные средне- и долгосрочные правила взаимоотношений, отмечает Василий Кисленко из «Налогии».

Государство должно совершенствовать институциональную среду и повышать качество регулирования, улучшать бизнес-климат, создавать условия для роста рабочих мест в формальном секторе, считает проректор Российской экономической школы Максим Буев.

По его словам, теневая занятость – это не причина, а следствие проблем в формальном секторе экономики (бюрократизация бизнеса, коррупция, непоследовательная налоговая политика или политика в области импортных и экспортных пошлин и т.п., плохая коммуникация с бизнесом). Именно с этими проблемами государство должно бороться в первую очередь, считает эксперт, и тогда снижение неформальной занятости произойдет само по себе.

«К сожалению, как свидетельствует свежий доклад Фонда “Либеральная миссия”, опубликованный 18 января, не только в 2021 году, но и далее нас ждет стагнация, — говорит Буев. — Представьте, что мы сейчас где-то в 1974 году, и до каких-то новых реформ еще 10-12 лет. Нынешнее руководство страны себя изжило как власть, способная не затыкать дыры, а достичь устойчивого прогресса и улучшения благосостояния людей не в 1-2 столичных городах, а во всех регионах».

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один + 8 =