Проблема демографии в России: пути разрешения кризиса

«Проблемы демографии и сбережения населения», рассмотрены на  очередном заседании Президиума Российской академии наук.

Известные геронтологи, генетики, профессионалы других медицинских направлений, а также экономисты обсуждали различные подходы к увеличению продолжительности и качества жизни людей.

Один из ключевых факторов экономического развития

Директор Института народно-хозяйственного программирования РАН, член-корреспондент РАН Александр Широв выступил с докладом «Сбережение населения России: социально-экономические проблемы и пути решения».

По его мнению, демография — это один из ключевых факторов долгосрочного экономического развития нашей страны. Поэтому, отметил он, необходимо так выстроить экономическую политику, в том числе в области демографии, здравоохранения и социальной сферы, чтобы этот потенциал был эффективно использован.

Широв: У нас есть существенные успехи в области демографического развития, которые мы наблюдали в период с 2005 по 2019 годы. За этот период ожидаемая продолжительность жизни (ОПЖ) в нашей стране выросла почти на восемь лет (ОПЖ – это прогнозируемое предположение средней продолжительности предстоящей жизни, если уровни смертности населения во всех возрастах в будущем останутся такими же, как в рассматриваемом году – ИФ). В том числе продолжительность жизни мужчин увеличилась почти на десять лет.

Это важное достижение произошло не само собой, а в результате определенной экономической политики в области здравоохранения и в других секторах нашей экономики. И этот позитивный тренд, к сожалению, был преломлен пандемией. Тогда наши потери составили более 1 млн человек. 20% из них – это работающие люди, а остальные 80% — иждивенцы.

Только потери, которые мы понесли, например, в 2020 году, в стоимостном выражении оцениваются более чем в 100 млрд рублей. К сожалению, этот фактор, фактор снижения численности населения за счет избыточной смертности будет преследовать нашу экономику в течение довольно длительного периода времени.

Что делать?

Широв: Возникает вопрос, как нам позитивно воздействовать на демографию? Во-первых, конечно, надо стремиться к увеличению рождаемости в стране. Мировой опыт показывает, что рост экономического уровня и качества жизни сопровождается снижением рождаемости. Это в мире, но у нас рождаемость в последнее десятилетие снижается, к сожалению, под воздействием достаточно низких темпов экономического роста, из-за стагнации уровня и качества жизни.

Конечно, на это влияет экономика. Если посмотреть на соотношение душевого ВВП России и Соединенных Штатов Америки по паритету покупательной способности, то увидим, что пик был достигнут в 2013 году, тогда мы приблизились к 50-процентному уровню от уровня США, но потом наступила стагнация. Причем охватила она все группы населения: и богатых, и бедных россиян. И если бы мы развивались хотя бы так, как в период после кризиса 2008-2009 годов, то к 2019 году мы имели бы не 47%, а 60% от уровня США. Соответственно, этот фактор повлиял, в том числе и на снижение уровня рождаемости.

Таким образом, можно сделать вывод, что хотя рождаемость и не является ключевым фактором повышения численности населения, но она важна хотя бы для поддержания уровня численности населения. И, соответственно, от того, как будет развиваться экономика, от того, как будет развиваться социальная сфера, будет во многом зависеть и положение в этой области.

Теперь к вопросу и продолжительности жизни, точнее о снижении смертности.

Продолжительность жизни, которую мы достигли в период с 2005 по 2019 годы, была достигнута благодаря соответствующей экономической и социальной политике. Продолжительность жизни мужчин за этот период увеличилась почти на 10 лет, а точнее – на 9,5 лет. Что повлияло на это? Повлияло снижение внешних причин, которые приводили к смертности, как то, например, снижение дорожно-транспортных происшествий. А снизились они не в последнюю очередь и потому, что мы получили более качественную дорожную сеть. Мы серьезно обновили и улучшили автомобильный парк, что также благотворно подействовало на снижение смертности. Сюда же можно отнести и такой фактор, как успехи в борьбе государства с нелегальным алкоголем и другие меры. С точки зрения медицины на снижение смертности и на увеличение продолжительности жизни повлияло снижение сердечно-сосудистых заболеваний. А это, в свою очередь, явилось следствием создания новых кардиоцентров практически во всех российских регионах. Все это можно отнести к результатам активной экономической политики.

Есть такой фактор, как старение населения. Именно он и отразился на увеличении пенсионного возраста.

Когда мы говорим о параметре демографической нагрузки иждивенцев на занятых граждан страны, то при этом надо понимать не только влияние пенсионеров, но и других категорий граждан. Согласно прогнозу на период до 2050 года, уровень нагрузки всеми иждивенцами на экономику не превысит те показатели, которые мы имели в конце 90-х годов. И это несмотря на то, что производительность труда, хотя и малыми темпами, но, безусловно, будет улучшаться. Поэтому такой фактор, как нагрузка на экономику со стороны иждивенцев, необходимо иметь в виду при определении экономической политики на будущий период.

И кто виноват?

Фактически доклад директора Института народно-хозяйственного программирования посвящен ответу на вопрос: что делать? А ответил на продолжение этого традиционного вопроса «кто виноват?» в своем выступлении академик Роберт Нигматулин. Продолжительность жизни даже без учета ковида, по его мнению, падает из-за низкого уровня затрат на здравоохранение.

Нигматулин: У нас затраты на здравоохранение в долях ВВП в два раза меньше, чем в Европе. Кстати, это касается не только здравоохранения, но и образования, и науки. В два раза меньше!

По отношению к РСФСР, то есть к советскому периоду, мы примерно на 200 тысяч людей в год теряем больше. Такое же количество и по отношению к Европейскому союзу. Это значит, 400 тысяч человек ежегодно мы теряем. Поэтому, как предлагали докладчики на этом заседании, долю ВВП на здравоохранение нужно довести до 6,5%.

А что же мы имеем в реальности? В 2020 году с 3,5% по инициативе президента для преодоления ковида эти отчисления были доведены до 4%. Ковид кончился, и в проекте бюджета снова появилась цифра 3,5%. В таком случае, конечно, никакого существенного понижения смертности ожидать не приходится.

Надо ли восстановить налог на бездетность?

Нигматулин: Теперь о рождаемости. Конечно, это очень сложная проблема. У нас общий коэффициент рождаемости на одну фертильную женщину упал приблизительно до 1,5. Это очень низкий показатель по сравнению с европейскими странами. О том, как его поднять, нужно думать и думать. Мы с 2015 года потеряли 28% новых рождений. Вдумайтесь, 28% за пять лет! Почему?

Во-первых, и это было правильно сделано в докладах выступавших, доходы населения упали, что, конечно, все еще влияние последствий 90-х годов. В те годы родилось мало женщин и сейчас их мало, и их количество будет продолжать падать. Согласно прогнозам Росстата, мы через несколько лет без ковида, учитывая, что ковид преодолен, в год будем терять до 600 тысяч человек!

Я в связи с этим думаю, что одной из национальных целей для нас должно стать восстановление рождаемости. Конечно, это очень сложная проблема. И одним из факторов ее решения, мне кажется, необходимо восстановление налога на бездетность. В свое время он был. Люди бездетные от 20 до 40 или до 50 лет платили 6% от зарплаты. И это правильно. Люди, которые во взрослом состоянии не хотят или по какой-то другой причине не имеют детей, пусть отдают часть своего дохода для тех, кто воспитывает детей. Это один фактор.

Второй – популяризация материнства, экономическая поддержка материнства. Если женщина воспитывает двоих детей, то, конечно, она должна получать за это какие-то деньги, фактически это ее зарплата. Я понимаю, с точки зрения экономики это тяжело. Вот этот налог на бездетность и может отчасти помочь решить эту проблему. В конце концов, наш народ не заслужил такого уровня смертности. Неужели мы не заслужили дольше жить? А раз терпим такую ситуацию, то, значит, не заслужили.

К 2035 году опять будет волна падения рождаемости из-за того, что сейчас рождается мало детей. И опять мы возвращаемся к вопросу о бюджетном выделении на здравоохранение. 3,5% от ВВП на здравоохранение терпеть нельзя. Если мы хотим действительно выполнить национальную программу повышения рождаемости, то эта цифра должна увеличиться до 6,5%.

Источник:РАН

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

десять + 20 =