Информационные войны вокруг России

информа-войны вокруг россии-7Этот материал, в целом, укладывается в цикл “Информационные войны против России: от Ивана Грозного до Владимира Путина”, но выходит за его рамки. Предлагаю вашему вниманию первую часть. Планируется еще, как минимум, две: о пятой колонне в Белоруссии и Казахстане. Но, вполне может случиться, что мысль занесет на новый цикл…

Часть1

Говоря об информационных войнах против России нельзя не упомянуть об информационной борьбе, которая ведется на постсоветском пространстве. Собственно, еще в советские годы одним из направлений работы западной пропаганды и спецслужб было разжигание межнациональных противоречий, особенно в среднеазиатских республиках. После распада СССР ситуация не изменилась – напротив, она усугубилась. В новых независимых республиках стали в массовом порядке появляться неправительственные правозащитные организации, фонды поддержки демократических преобразований и т.п. Разумеется, не везде они добились успеха – в Азербайджане, Туркменистане, Киргизии и Узбекистане сложилась, по своей сути, авторитарная система, с которой внешние силы смирились.

России в первые десять лет после распада Советского Союза было не до проблем ближнего зарубежья, надо было решать собственные насущные вопросы, не допустить развала страны, восстановить экономику и т.д. Мы попросту забыли о соседях – в том плане, что мы не уделяли должного внимания вовлечению их в сферу своего влияния. В это же время наши западные партнеры старались вовсю, хотя не все у них и получалось в силу того, что основная часть населения продолжала жить со старым устоявшимся мировоззрением. Но молодежь была подвержена влиянию, они жаждали перемен. Теперь они выросли. Да, за время, прошедшее с 1991 года, выросло новое поколение, которое не знает на своем опыте о жизни в СССР. Они судят о прошлом из двух источников – по рассказам родителей и по публикациям СМИ, и исходя из этого они оценивают настоящее и планируют будущее. Как итог, можно наблюдать сильную полярность взглядов.

Если вспомнить недавнюю историю и взглянуть на современность, можно увидеть, что к 1991 году Прибалтика уже не видела себя частью единого с Россией государства в силу значительного отличия в менталитете и с учетом религиозного и исторического факторов. Республики Средней Азии стояли особняком даже во времена СССР – там, по сути, «не было советской власти», всем заправляли местные партийные боссы, которые потом стали лидерами независимых государств.

Особо на этом фоне выделялись Украина, Белоруссия и Казахстан. О них хотелось бы сказать отдельно.

Можно долго задаваться вопросом, что случилось с Украиной и почему мы ее практически потеряли. В связи с этим стоит вспомнить, что Украина как таковая в своих нынешних границах (так до сих пор, кстати, официально не оформленных) появилась лишь в советское время, а Крым удивительным образом вошел в ее состав с легкой руки Никиты Сергеевича Хрущева, создав условия для Турции выдвинуть претензии на эту территорию, если она не будет российской (турки в 19 веке согласились только на российскую юрисдикцию Крыма и никакую другую). О разгуле прозападных и сепаратистских настроений на Западной Украине написано уже много, поэтому стоит лишь напомнить, что очередной всплеск национализма на бытовом уровне возник после того, как товарищ Хрущев дал возможность западенцам, поддерживавшим Бандеру в годы Великой Отечественной войны и сбежавшим в Европу, вернуться в родные места.

Они вернулись, внешне смиряясь с тем, что Западная Украина находится в составе СССР, но ненависть к Советам сохранили и передали своим потомкам, которые перенесли ее на Россию. И не случайно сразу после распада СССР в западных регионах Украины начал культивироваться образ Бандеры как защитника украинской независимости, а не как гитлеровского пособника и палача. Многие жители этих районов даже в советское время считали его «национальным героем», а уж после распада СССР они смогли заявить об этом открыто. Собственно, эти люди никогда и не были членами «русского мира», они всегда мыслили себя в Европе, подавляющее большинство из них является католиками или поддерживают униатов. Это – их право, и с этим можно было бы смириться и согласиться, если бы они не пытались сделать свою точку зрения единственно верной, а всех других объявить «врагами».

Проблема в том, что мы довольно долго не занимались пропагандистской работой в своем ближнем зарубежье, а когда Россия «встала на ноги», многое уже изменилось. Мы смогли извлечь опыт из информационных войн и уже довольно успешно работаем в дальнем зарубежье, чему особо способствует канал Russia Today. Но вот работа в этом плане с ближайшими соседями оставляет желать лучшего. Украина – яркое этому подтверждение. Мы долгие годы считали, что Украина и так находится в российском информационном поле, поэтому особых усилий в пропагандистской работе на этом направлении фактически не предпринимали. Между тем, западная пропаганда работала вовсю, в результате чего многие молодые украинцы стали считать себя частью «цивилизованного европейского общества», противопоставляя его «варварскому русскому миру». Причем характерной особенностью стало противопоставление «свободного мира» и России как наследницы Советского Союза.

На самом деле, если внимательно посмотреть на события, которые происходили на Майдане, да и вообще на Украине в период после 1991 года , можно увидеть, что они носили, по сути, не столько антироссийскую, сколько антисоветскую направленность, поскольку в массовом сознании «майданутых революционеров» Россия продолжает ассоциироваться с СССР. Восстановление влияния Москвы в мире и курс на создание Евроазиатского союза с подачи западных пропагандистов воспринимаются как попытки реанимации Советского Союза под новым брендом. Да, стоит признать, что русские – наиболее «советизированный» народ на постсоветском пространстве. Русские сохранили веру в социальную справедливость, дружбу народов, настоящую народную демократию и прочие атрибуты прошлого. Эта вера осталась после того, как Россия в начале 90-х гг прошлого века переболела болезнью антисоветизма и получила к ней иммунитет (за отдельными исключениями).

Но сейчас мифическая связь между Россией и СССР стала для украинско-российских отношений более важным фактором, чем прагматические интересы (международная торговля, кооперация и разделение труда и или даже цена на газ). Даже угроза потери экономической независимости в результате ассоциации с Евросоюзом никого на Украине особо не волнует (собственно, документы никто и не читал, а зря). Вступление в ЕС воспринимается как благо, как приобщение к ценностям «цивилизованного мира», тогда как Таможенный союз и Евроазиатский союз предстают исключительно отражением «имперских амбиций» Москвы, стремящейся в воссозданию бывшей советской империи. И как-то даже забывается, что эти «страшные проекты» были идеей Казахстана, а не России. И никто не обращает внимание, что местные украинские или западные олигархи ничуть не лучше российских.

Собственно, почти вся информационная кампания на Украине была организована с учетом опыта «цветных революций» в других странах, но при этом построена по старому образцу – она носила, в целом, антисоветский характер, а Россия выставлялась как новая «империя зла» — здесь на первом плане фигурирует «страшный Путин», насаждающий «тоталитаризм, коррупцию и ущемление свобод». Если внимательно проанализировать события на Майдане, можно увидеть, что протест был направлен не только и не столько против Януковича и его «банды олигархов», сколько против возвращения в российскую орбиту, которая подавалась исключительно как «возвращение в Совок».

Россия пережила период оголтелого антисоветизма еще в начале 90-х годов прошлого века, стоит вспомнить хотя бы публичный демонтаж памятника Дзержинскому – акцию, которая вызвала неоднозначную реакцию даже в стане ярых противников режима. Дело в том, что технология демонтажа памятника не позволяла сразу снять его и увезти, ему пришлось некоторое время ночью полежать возле постамента, дожидаясь приезда техники. А когда его стали поднимать, голова оказалась выше, и из глазниц потекла скопившаяся за ночь влага, создав у наблюдающих жуткое впечатление того, что «железный Феликс» заплакал. По словам моего знакомого (к сожалению, ныне покойного), который в ту пору был помощником Юшенкова и вместе с Чубайсом создавал «Фонд демократических преобразований в России», присутствовавшие вместе с ним на данном мероприятии Ростропович и Вишневская были шокированы этим зрелищем, а Вишневская сказала, что «он плачет по нам», после чего они спешно ушли.
Но Россия переболела болезнью «антисоветизма» и пошла вперед, тогда как на Украине эта проблема, как оказалось, не решена до сих пор. Обратите внимание, чем характеризовался Майдан-2014 – демонтажем памятников Ленину, прозванным «ленинопадом». Для украинских националистов Ленин ассоциировался не с Советским Союзом, а с Россией, как наследницей СССР, стремящейся возродить советскую империю.

Стоит признать, что наследие «советского прошлого» для Украины оказалось более существенным, чем для России. В обеих странах выросло новое поколение, но в РФ оно, будучи, в основном, патриотичным (хотя и разнонаправленным), смотрит не в прошлое, а в будущее.

На Украине случилось так, что взгляды сильно разделились: западные регионы видят свое будущее в Европейском Союзе, а восточные хотят стабильности, которая была раньше, и не хотят ничего менять. Фактически, нынешняя война является войной мировоззрений, регионов и поколений: со стороны украинских войск (включая Национальную гвардию и т.п.) выступает рекрутированная молодежь, ориентированная исключительно на войну за полное право установить свой порядок. Часть из них является наемниками, воюющими только за деньги (это, прежде всего, люди Коломойского), часть – идеологические фанаты, неготовые к войне, но готовые убивать во имя идеи (в этом плане неплохо поработали униаты и католики), а другая часть – просто призванные на службу люди, которым война вообще не нужна, они воюют только из-за того, чтобы не быть обвиненными в преступлении (дезертирстве).

Против них выступает другая сторона, сторонников которой официальный Киев называет «ватниками» и «колорадами». Эти названия, на самом деле, являются осовременизорованными обозначениями понятия «совок», с той лишь разницей, что «ватник» это просто «совок» (он же быдло, он же «титушка»), а «колорад» — наглый и сопротивляющийся навязываемым ему условиям «совок». При этом основную массу ополченцев в Донбассе составляют люди в возрасте 40-50 лет, то есть, это те, кто вырос и получил образование в Советском Союзе. И среди них немало тех, кто воевал в Афгане и других горячих точках, а боевое братство не забывается.

Это братство, кстати, во многом основано на том, что люди давали присягу служить Советскому Союзу и остались ей верны. На самом деле, каким бы парадоксальным это ни казалось, но многие военные в России и странах СНГ после распада СССР не принимали новой присяги, то есть, они обязаны быть верными своему долгу согласно присяге, принятой еще в СССР. Это, как минимум, честно.

Современная Украина напоминает Россию периода 1991-1993 гг. Мы в те годы были крайне политизированы и почти дошли до грани, за которой могла начаться гражданская междоусобица. Россия, слава Богу, из этой ситуации вышла и сохранила свою целостность. Украина только сейчас дошла до этой ситуации, и вряд ли она сможет после этого остаться прежней.

Когда-то Редъярд Киплинг говорил, что Запад есть Запад, а Восток есть Восток, и они никогда не сойдутся и не поймут друг друга. В геополитике Запад и Восток как-то умудряются договариваться, но вот применительно к Украине можно констатировать, что между Западом и Востоком страны лежит не просто пропасть. Сейчас между ними – трупы. Между ними – погибшие мужья, жены, дети, матери. И это уже не забудется.

Украина никогда уже не будет прежней. Судя по всему, Украина как единое государство «приказала долго жить». Можно пытаться поддерживать видимость единства и суверенности, но после «одесской Хатыни» и трагедий на юго-востоке точка невозврата уже пройдена. Украина уже никогда не будет единой – родственники солдат украинской армии, погибших в боях с ополченцами Юго-Востока, вряд ли смирятся с их смертью, они будут ненавидеть всех живущих в Донецкой и Луганской областях уже за то, что там погибли их дети, отцы и мужья. Жители ДНР и ЛНР (в том числе беженцы, уехавшие от ужасов войны в Россию) уже никогда не будут хорошо относиться к представителям Западной Украины, потому что именно оттуда пошла «бандеровская зараза», там набирались боевики «Правого сектора» и Национальной гвардии Украины для проведения карательных акций в юго-восточных районах. Но есть и одно общее – обыкновенные матери рядовых солдат, вне зависимости от того, на какой стороне вынуждены воевать их дети, одинаково ненавидят киевскую власть, которая отправляет их детей на смерть.

Самое печальное в том, что в этот конфликт оказалась втянута Россия. Можно много рассуждать о событиях в Крыму, но нельзя отрицать очевидное – референдум о независимости Крыма был проведен на законных основаниях. Решение о референдуме приняли легитимные крымские власти в соответствии с действующим законодательством. Оспаривать это решение равносильно оспариванию легитимности украинской конституции. Но и здесь есть серьезный вопрос – границы государства Украина официально не оформлены, что признал даже Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун. С точки зрения международного права Украина, как суверенное государство, не существует, поскольку не имеет официально оформленных государственных границ. Поэтому сейчас у Киева могут начаться серьезные проблемы, ведь Польша, Румыния и Венгрия уже готовы предъявить территориальные претензии. Самое смешное в том, что жители приграничных с этими странами районов Украины вполне могут поддержать эти претензии и даже могут провести референдумы по поводу выхода из состава Украины и присоединения к другим странам. Отказавшись от федерализации страны, Киев открыл «ящик Пандоры», и теперь никто не может предсказать, как будут развиваться события. И вполне может случиться так, что через пару лет в ответ на запрос «государство Украина» интернет-поисковики будет выдавать ответ «404 error: notfound» (разумеется, за исключением исторических материалов).

Однако хотелось бы сказать и еще об одном аспекте украинской проблемы. События на Украине раскололи общество в России и других республиках бывшего СССР. Все мы знаем, что часть российской «творческой интеллигенции» и «несистемной демократической оппозиции» выступила против воссоединения Крыма с Россией и поддержала новый киевский майдан. К счастью, таких Новодворских-Шендеровичей-Макаревичей оказалось немного. На самом деле, я не виню никого из них – они высказали свое мнение. Но они даже не обратили внимание, что в России они могут свободно высказаться против власти, тогда как на Украине и в тех же США им просто не дали бы такую возможность (как показывает практика, на Украине можно было бы и просто «пропасть без вести»). Такая же возможность высказаться сейчас есть и в Беларуси, и в Казахстане. Что бы ни говорили про «авторитарный режим Лукашенко» и «жесткий контроль Назарбаева», там, как и в России, есть реальная свобода слова. Более того, эту свободу слова, на мой взгляд, стоило бы даже немного ограничить, поскольку на постсоветском пространстве все сильнее и сильнее ощущается влияние так называемой «пятой колонны» и, что еще хуже, «шестой колонны». Если с «пятой» все понятно – это обычная несистемная оппозиция, то «шестая» опасна тем, что ее представители находятся внутри власти, внешне соглашаясь с принимаемыми решениями, но на практике дискредитируя или саботируя их. События на Украине стали катализатором, выявившим противоречия между политическими силами в России, Беларуси, Казахстане и других странах. На фоне украинского кризиса идет масштабная информационная война по нескольким направлениям, но все они являются отражением общего противостояния двух подходов к мироустройству – будет ли мир однополярным или многополярным.

Часть 2

Продолжая разговор об информационных войнах на постсоветском пространстве, стоит отметить, что сейчас под прицелом оказались все бывшие республики СССР, укрепляющие связи с Россией. По сути, технологии «Майдана» применимы не только на Украине, но и в других странах, поскольку здесь главной целью является разрушение процесса интеграции бывших советских республик, недопущение реализации проекта Евразийского союза и, как следствие, ослабление России с ее последующим распадом.

Мы привыкли считать, что Беларусь – наиболее близкое нам по духу государство, а батька Лукашенко держит оппозицию под жестким контролем и не может допустить никаких политических потрясений. Но стоит взглянуть правде в глаза: в Беларуси не все так гладко, как хотелось бы. Есть здесь «нехорошие приметы», напоминающие Украину, и это настораживает.

Обратите внимание: 25 марта в Минске на традиционном шествии в День Воли (в честь провозглашения Белорусской народной республики в 1918 году) некоторые участники несли флаги Евросоюза и Украины (но не России!), а также растяжки с портретами одиозных исторических личностей: Бандеры, Шухевича и Витушко, отличившихся своей борьбой против России и поддержкой нацистов. Если с первыми двумя личностями все понятно, они довольно известны, то особо поражает наличие на плакатах Витушко – организатора мобильных отрядов вспомогательной полиции (служба порядка, как называли ее немцы — Ordnungsdienst, сокр. OD — «оди»), которая действовала в тылу группы армий «Центр» в Смоленской и Брянской областях. На руках всех этих «героев» — кровь сотен и тысяч людей. Примечательно, что эти плакаты несли представители организации «Молодой фронт», многим из которых отказала во вьездных визах Польша – из-за их неприкрытого национализма. большинства И еще примечательно, что на этом шествии скандировались лозунги «Слава Украине! Героям слава!», а на митинге говорилось о том, что «у Беларуси и Украины один враг – Кремль, который жаждет восстановления кровавой империи», звучали призывы бороться против «российской оккупации» и добиваться выхода Беларуси из всех интеграционных образований с Россией – Таможенного союза, ОДКБ и Евразийского союза.

Накануне 9 мая белорусское оппозиционное движение «За свободу» предложило запретить на территории Белоруссии георгиевские ленточки. Этот почин поддержали белорусское республиканское объединение «Белая Русь» и Республиканский союз молодежи, которые дали своим членам официальное указание: «Во время проведения мероприятий и акций, приуроченных к 9 мая, следует использовать только красно-зелёные ленты. Никаких георгиевских лент быть не должно». Конечно, у большинства белорусов на груди все-таки красовалась именно георгиевская ленточка, но у всех чиновников и ветеранов, приглашенных на гостевые трибуны во время праздника, на груди был «национальный», а не «российский» символ, как, впрочем, и у самого президента Лукашенко. На это, кстати, обратили внимание казахские националисты, которые предложили также отказаться от георгиевских ленточек на официальном уровне.

Но это – цветочки. В начале июля белорусский «Молодой фронт» объявил о наборе желающих пройти подготовку в летнем лагере «Отвага-2014» под Полтавой. Тогда же появилась информация о формировании в Волынской области Украины отряда «Погоня» для подготовки граждан Беларуси, желающих присоединиться к украинским батальонам «Айдар», «Азов» и «Донбасс», участвующим в проведении «антитеррористической операции» на востоке Украины в Донецкой и Луганской областях. В этом, собственно, нет ничего удивительного: молодежная военизированная организация Украины «Национальный альянс» уже давно сотрудничает с белорусскими «Молодым фронтом» и «Молодежью БНФ», которые, к слову сказать, сейчас позиционируют себя как белорусский «Правый сектор».

Однако белорусы воюют на только в рядах укронацистских карательных батальонов, есть добровольцы из Беларуси и в рядах ополченцев Донбасса и Луганска. Вот только одна разница: те, кто хочет помочь ополченцам, перебираются через границу в частном порядке, на свой страх и риск, а вот пополнение для карательных батальонов украинских ВС готовят давно и системно.

Белорусы воюют, правда, не только в рядах батальонов «Айдар» и «Азов», некоторые из них сражаются сегодня и на стороне донецкого ополчения. Но заметим: если добровольцы-антифашисты сами пробираются на Донбасс, как их отцы и деды – в Испанию, то с правыми радикалами по обе стороны украинско-белорусской границы работают давно и системно. Фактически, сейчас на Украине воюют не только украинцы с украинцами, но и белорусы с белорусами.

Так как это оказалось возможным? Неужели Лукашенко утратил контроль над тем, что происходит в Беларуси? Вряд ли. Он – очень опытный политик, который уже долгое время лавирует между Россией и Западом, умудряясь сохранять власть и получать дивиденды с обеих сторон. Согласно проведенному в Беларуси в июне с.г. опросу НИСЭПИ, почти 18% белорусов считают себя в оппозиции нынешней власти, а более 42% полагают, что страна развивается в неправильном направлении. Для Лукашенко эти данные стали серьезным сигналом. И он его воспринял, начав демонстрировать приверженность либерализации взглядов. Политика Минска – двойная игра. Это особенно стало проявляться после присоединения Крыма к России, когда Лукашенко начал заигрывать с новой украинской властью и одновременно публично «заступаться» за Путина.

На самом деле, большинство населения в Беларуси поддержало Россию. По данным июньского исследования вильнюсских социологов, более 62% белорусов считают присоединение Крыма к России «восстановлением исторической справедливости», а 65,5% оценивают события на востоке Украины, как «народный протест против нелегитимной власти», которую считают «фашистской» почти 51% опрошенных. Но одновременно есть и другие данные, полученные в ходе того же социологического опроса: столько 9,8% выступают за то, чтобы Беларусь и Россия стали единой страной, а за образование союза независимых государств, связанных тесными политическими и экономическими отношениями, высказываются 43,5% (в июне 2012 года таких было 53,7%). При необходимости выбора между объединением с Россией и вступлением в Евросоюз первый вариант поддерживают почти 47%, а второй – 33% опрошенных.

Это очень важный фактор. За 23 года, прошедшие с момента распада СССР, выросло новое поколение. На Украине оно оказалось более радикализированным, в Беларуси – менее. Но крен в сторону Запада все же существует. И это, в том числе, произошло из-за того, что Россия длительное время не обращала внимания на информационную работу на постсоветском пространстве. Мы отметили, что Запад счел режим Лукашенко авторитарным и резко сократил контакты с ним, и этот фактор сочли главным. Но мы предпочли не обращать внимание на то, что форма для НАТО шьется в Беларуси, что в последнее время Минск начал диалог с Брюсселем по упрощению визового режима и экономической модернизации страны, что были проведены консультации с Вашингтоном по вопросам международной безопасности. Разумеется, все это можно воспринимать как подтверждение проводимой Лукашенко политики лавирования между Западом и Россией, но стоит задуматься – сможет ли Лукашенко удержать ситуацию под контролем, не будет ли в Беларуси очередной попытки реализовать «киевский сценарий» и устроить новый Майдан?

Пока, вроде бы, для этого нет существенных предпосылок: в Беларуси не олигархов, способных финансировать переворот, а оппозиция существует лишь потому, что Лукашенко выгодно показать ее наличие. Но не надо забывать, что в 2015 году в Беларуси пройдут президентские выборы, и надо обратить внимание на тенденции, которые внушают беспокойство. Прежде всего, стоит отметить вышеуказанные факты о том, что белорусские националисты проходят подготовку и воюют на Украине на стороне Киева. Когда они вернутся на родину, они обязательно попытаются установить в Беларуси свой порядок, и при этом у них будет реальный боевой опыт, будет поддержка со стороны украинских боевиков и финансирование со стороны западных спонсоров. Им также будет обеспечена информационная поддержка от «Радио Свобода», «БелСата» и «Европейского радио для Беларуси» — это из числа тех, кто вещает на саму Беларусь, а к ним, несомненно, присоединятся мировые каналы, да и некоторые российские, типа «Эха Москвы».

Но главное даже не это. Надо обратить внимание, что в Беларуси происходят очень важные глубинные процессы, на власть не может серьезно повлиять. Речь идет об изменениях в конфессиональной структуре белорусского общества и попытках создания своей собственной белорусской истории, отличной от истории русского мира.
Современная Белоруссия является неким полигоном для соперничества католичества и православия, на фоне которого происходит усиление протестантизма и униатства. Все большее влияние на умы и души христиан оказывает Ватикан, а Лукашенко, называя себя «православным атеистом», по некоторым данным, готовится подписать с Папой Римским конкордат – договор о полугосударственном статусе Католической церкви. Если это произойдет, разрыв Белоруссии с Россией будет неминуем.

Что касается переписывания истории, то этим увлекательным делом сегодня занимаются многие белорусские интеллектуалы, формирующие национальную идею. Они утверждают, что версия происхождения восточных славян из «единого корня» – это плод творчества российских ученых XVIII-XIX вв., призванных обосновать притязания кремлевских правителей на белорусские и украинские земли. А на самом деле белорусы – древнейшая нация, раньше других принявшая христианство – напрямую из Византии. Но некоторые белорусские святые были «родом из Рима», поэтому национальная и религиозная терпимость у белорусов в крови, в отличие от «москалей». Во времена Великого княжества литовского белорусы именовались «литвинами», но, обозначая свою православную принадлежность, называли себя «русинами» или «русскими».
История взаимоотношений с Россией подается только как процесс бесконечных войн и унижений национального достоинства белорусов. Оказывается их, «мастеровитых и образованных горожан», насильно переселяли в Москву. Ведь российская столица во второй половине XVII века была сплошь неграмотна и потому белорусов расселяли по всему городу. А «москали» гнали белорусов их на очередную захватническую войну в качестве «пушечного мяса» (особо отличился «каратель» Суворов), продавали их на астраханских рынках в персидское рабство по три рубля за душу, и в конце концов истребили весь генофонд нации. Да и война 1812 года для Беларуси не была отечественной, поскольку с Наполеоном белорусы связывали свои надежды на освобождение от «русского рабства». А после своей победы российские власти стали проводить политику тотальной русификации Белоруссии, уничтожая все национальное и самобытное.

При этом подчеркивается, что самой большой трагедией является принижение роли Греко-католической церкви, поскольку, оказывается, именно униатство является питательной средой белорусской нации. На самом деле, если обратить внимание на теоритические рассуждения белорусской оппозиции, можно обнаружить, что одним из серьезно обсуждаемых вопросов является тема «Уния – это проблема веры или проблема политики?» Судя по всему, вскоре можно ожидать выдвижения лозунга «Униатство – национальная религия белорусов».

Все это, собственно, калька с Украины, повторение того же самого сценария. С этого начиналось зарождение «майданутости». Именно с этого, похоже, начинается стимулирование роста «белорусского национального самосознания» и формирование «новой белорусской национальной идеи», которая может базироваться на воспитании русофобии. Но может — не значит, что будет, ведь мы в состоянии и должны на это повлиять.

События на Украине стали катализатором, выявившим противоречия между политическими силами в России, Беларуси, Казахстане и других странах. На фоне украинского кризиса идет масштабная информационная война по нескольким направлениям, но все они являются отражением общего противостояния двух подходов к мироустройству – будет ли мир однополярным или многополярным.

ИСТОЧНИК:  oko-planet.su

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре + 19 =