Конец империи: план дедолларизации, на который надеются Китай и Россия

russia-declares-war«Геополитический множитель» Америки начал уменьшаться, ослабляя господство США на мировой арене и приближая мир к такому распределению геополитических сил, какого он не видел с конца холодной войны.

История не закончилась на холодной войне, и как подметил Марк Твен, «история не повторяется, она рифмуется». Равно как свои позиции абсолютного мирового господства потеряли Александр, Рим и Британия, также начали скользить вниз и США. Мировое экономическое господство Америки пошло на спад с 1998 года, задолго до мирового экономического кризиса. По большей части, этот упадок связан не с действиями США, а скорее с развитием вековой экономической аномалии. Китай начал возвращаться в то положение в мировой экономике, которое он тысячелетиями занимал до промышленного переворота. На основании приведённого ниже графика можно предположить, что усиливающееся стремление к дедолларизации по «всему остальному изолированному миру» может быть разумным решением.

График 1: «Взлёты и падения современных империй». Процент мирового ВВП (по ППС) разных стран в разные периоды времени

Как поясняет Джим Рейд из Deutsche Bank, в 1950 году доля граждан Китая в мировом населении составляла 29 процентов, а его доля в мировом производстве (по ППС) составляла примерно 5 процентов (график 2). У США ситуация была почти полностью противоположная: с долей американцев в мировом населении в 8 процентов США владели 28 процентами мирового производства.

График 2: «Китай: население и экономика». Синим цветом обозначена доля Китая в мировом населении. Голубым – доля Китая в мировом ВВП (по ППС)

К 2008 году Китай встал на путь преодоления многовековой слабой экономической активности.

График 3: Экономический рейтинг стран мира за 2008 год на основе ВВП (по ППС)

Основываясь на современных тенденциях, за следующие пять лет китайская экономика обгонит американскую по показателю покупательной способности. Соединённые Штаты больше не являются единственной в мире экономической сверхдержавой, их доля мирового производства (по ППС) упала ниже двадцатипроцентного уровня, а ведь она была исторически важным признаком единственной господствующей экономической сверхдержавы. В экономическом плане мы уже живём в двуполярном мире. Сегодня между собой США и Китай контролируют больше трети мирового производства (по ППС).

Однако, как мы уже подчеркнули, относительный размер экономики страны является не единственным фактором, определяющим статус сверхдержавы. Также нужно учитывать «геополитический множитель», который может позволить странам повышать или уменьшать свою экономическую силу на мировой геополитической арене. Мы уже упомянули как во первых нежелание США взаимодействовать с остальным миром перед Второй мировой войной означало, что Америка не была сверхдержавой, не смотря на огромные экономические преимущества, и во вторых как способность и готовность СССР пожертвовать другими целями в попытках укрепить свой статус сверхдержавы позволили ему соревноваться с США за геополитическую власть несмотря на то, что экономика Советского Союза была намного меньше. Глядя на сегодняшний мир можно поспорить с тем, что США по-прежнему имеют несоразмерно большое, по сравнению с относительным размером их экономики, влияние, в то время как геополитически экономика Китая показывает слабые результаты. Используя термин, введённый нами в данном параграфе, можно сказать, что геополитический множитель США больше единицы, в то время как у Китая он меньше единицы. Почему?

Со стороны США, почти век экономического господства и полвека в статусе сверхдержавы наложили на мир свой отпечаток. Сила оставляет наследие. Сначала «мягкая сила» США не имела равных – американская культура стала повсеместной. Затем президент США был назван «лидером свободного мира», а Америка оставалась привержена защите этого мира.

Что касается геополитической слабости Китая, есть несколько вероятных причин, по которым экономика Китая остаётся слабой на мировой арене. Прежде всего, это список приоритетов Китая. Главной заботой Китая остаётся внутренний рост, несмотря на все остальные проблемы, например на нищету, в которой живут граждане, даже с учётом недавнего прогресса страны. Таким образом, Китай пока не готов положить экономический рост на алтарь мировой власти. Во-вторых, у Китая нет мягкой силы такого уровня, как у Америки. Китайский коммунизм не обладал привлекательностью, характерной для советского коммунизма, и до сих пор восхождение Китая в основном пугало его соседей, а не превращало их в союзников. Поэтому в геополитическом смысле США оставались единственной мировой сверхдержавой, а геополитическое напряжение было сравнительно низким, по крайней мере, до начала мирового экономического кризиса.

Однако за последние пять лет ситуация изменилась. Дело не только в том, что экономика Китая начала расти намного быстрее американской. Ещё более важно то, что геополитический множитель Америки начал уменьшаться, ослабляя господство США на мировой арене и приближая мир к такому распределению геополитических сил, какого он не видел с конца холодной войны. Если это так, тогда возможно, что мир находится в процессе структурного, не временного, усиления геополитического напряжения.

В результате уменьшения американского геополитического множителя, то есть способности США превращать сравнительную экономическую мощь в геополитическую силу, уменьшается глобальное геополитическое господство Америки. Это подчеркнули события последних пяти с лишним лет. Глядя на четыре основных геополитических проблемы этого периода – итоги Арабской весны (особенно в Сирии), активизация ИГИЛ, действия России на Украине и региональная морская демонстрация силы Китая – можно сделать вывод, что США продемонстрировали свою слабость. Президент Обама отступил от своей «красной линии» касательно использования химического оружия сирийским правительством. Соединённые Штаты исключили серьёзную интервенцию в Северный Ирак в борьбе с ИГИЛ.

Геополитические последствия ослабевания мирового господства США

Все эти события продемонстрировали нежелание Америки предпринимать активные действия в области внешней политики, а также подчеркнули их нежелание использовать силу. Союзники и соперники Америки наблюдали за развитием событий и сделали выводы.

С учётом всего вышесказанного можно предположить, что сегодня мы переживаем разгар крайне редкого исторического события – сравнительного упадка мировой сверхдержавы. Глобальное геополитическое господство США идёт на спад – с одной стороны благодаря историческому восхождению Китая с несоразмерно-низких показателей, а с другой из-за внутренних проблем США, начиная от кризиса уверенности в ядре американской экономической модели и заканчивая общей усталостью от войн. Это не означает, что положение Америки в мировой системе находится на грани краха. Это совсем не так. В ближайшем будущем США останутся величайшей из двух великих держав, поскольку их геополитический множитель позволяет им увеличивать свою сравнительную экономическую силу.

Соединённые Штаты теряют свой статус единственной господствующей геополитической сверхдержавы, а история показывает, что во время таких изменений структурно увеличивается геополитическое напряжение. Если данный анализ верен, значит рост мирового геополитического напряжения в нынешней мировой системе за последние пять лет, а особенно за последний год, вполне может стать не временным, а в структурным, и возможно мир п переживать более частые, длительные и масштабные геополитические стрессы, чем те, которые он видел за последние двадцать лет. Если это действительно так, тогда возможно в этом году, составляя прогнозы на будущие годы, рынкам стоит учесть более высокий процент геополитического риска.

Источник перевод для MixedNews — Анастасия Букина

ИСТОЧНИК: mixednews.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

шестнадцать − 1 =