rt_com_catalonia_96828300«Если ты упал, то постарайся поднять что-то с пола, пока лежишь», – гласит шотландская народная пословица. Она довольно хорошо характеризует современное состояние сепаратизма в Европе. Опыт сентябрьского референдума о самоопределении Шотландии оказался востребованным в самых разных уголках Старого Света. Сейчас многие пытаются осмыслить и использовать методы шотландских сепаратистов в своих интересах – как, к слову, и сами шотландцы после референдума.

Наиболее остро шотландские события воспринимаются в Каталонии… Переживающую острый социально-экономический кризис Испанию потрясли новые политические баталии. Многотысячные демонстрации и ожесточенные столкновения с полицией на улицах Барселоны и других каталонских городов стали ответом жителей этой автономной области на решение Конституционного суда страны приостановить действие указа о проведении 9 ноября опроса населения о суверенитете Каталонии. Президент общественного движения Каталонская национальная ассамблея Карме Форкаделл заявила, что планы сторонников самоопределения не будут пересмотрены: «Несмотря ни на что, 9 ноября мы будем голосовать, как этого требует большинство каталонцев». По мнению президента выступающей за независимость Каталонии партии «Левые республиканцы» Ориоля Хункераса, «нет таких конституционных аргументов, чтобы лишить каталонцев права высказать свое мнение».

Дебаты о проведении в Каталонии плебисцита или опроса на тему самоопределения особенно активизировались несколько месяцев назад, но главный импульс этим спорам дал референдум о самоопределении Шотландии. Дело не только в том, что шотландское общество раскололось пополам (раздел прошел даже между городами – Данди и Глазго «за» независимость, Эдинбург и Абердин – «против»); создан прецедент проведения референдума о самоопределении части территории государства-члена Евросоюза. Причем «центр» заранее согласился признать волеизъявление «мятежной» провинции. В итоге мир не перевернулся, плебисцит прошел – и в других претендующих на самоопределениях районах «единой Европы» задались вопросом: а чем мы хуже?

У многих в Европе имеется не меньше, чем у Шотландии, оснований требовать проведения подобного референдума. Настроения в пользу сецессии поддерживаются многими факторами. Если мы бросим взгляд на современную Европу, то обнаружим настроения в пользу сецессии не только в Каталонии, но и в Стране Басков (особенно если рассматривать баскскую проблему сквозь призму взаимоотношений Испании и Франции), на Корсике, в Бельгии, североитальянской Венето, Северной Ирландии, в Уэльсе и даже в какой-то степени в Баварии.

Начнем с Великобритании. Победа противников шотландской независимости сама по себе не решает проблему британского единства. Она выступает отправным пунктом последующих напряженных дебатов о реформировании взаимоотношений Лондона и Эдинбурга в политической, финансовой, социальной и других областях. Любые возникающие здесь проблемы станут новым катализатором сепаратистских настроений. Британский премьер Дэвид Кэмерон по горячим следам шотландского референдума попытался взять назад свои обещания передать Шотландии ключевые полномочия в административной и финансово-экономической сфере, данные в ходе его визита в Шотландию в мае 2014 года. И данный вопрос неминуемо окажется в центре новых дискуссий – в том числе с участием Евросоюза.

ЕС оказался в сложной ситуации. С одной стороны, Брюссель приветствовал итоги шотландского референдума, с другой – Дэвид Кэмерон сам намерен увести Великобританию из Евросоюза. Отсюда и внешне парадоксальное, но имеющее подтекст заявление председателя Еврокомиссии Жозе Мануэла Баррозу. Он приветствовал «решение шотландцев сохранить единство Великобритании» и тут же пообещал, что Еврокомиссия «продолжит вести конструктивный диалог с шотландским правительством в областях, которые важны для будущего Шотландии, включая занятость и экономический рост, энергетику, изменения климата и окружающей среды и более эффективное регулирование».

На практике это означает, что если Великобритания все-таки выйдет после 2017 года из Евросоюза, Брюссель может «перевести стрелки» и поддержать сепаратизм жителей Шотландии, Северной Ирландии и Уэльса с тем, чтобы сохранить их в своих рядах уже как независимые государства. Следует согласиться с профессором политологии Университета Страклайда в Глазго Джоном Кертисом. Он считает, что «дискуссии о конституционном будущем Великобритании на этом не закончатся. К ним вернутся в ближайшие полгода. И это ставит новые конституционные вопросы для остальных частей Великобритании».

Аналогичным образом настроены и сторонники самоопределения Северной Ирландии, а также Уэльса. Лидер североирландской партии «Шинн Фейн» Джерри Адамс призвал к реализации права на проведение референдума в Северной Ирландии. Он убежден, что «для многих жителей этого острова пришло время провести цивилизованные дебаты относительно объединенной Ирландии или продолжения разделенного существования». [1] А глава Партии Уэльса Линн Вуд предупредила, что ее единомышленники будут следить за тем, «что предлагается Шотландии, чтобы знать, на чем мы можем настаивать и в Уэльсе тоже».

Если новые референдумы на берегах Туманного Альбиона – дело не одного года, то в Испании ситуация может обостриться уже в ближайшие недели. Президент Каталонии Артур Мас дал понять, что согласие международного сообщества признать результаты референдума в Шотландии объективно требует занять аналогичную позицию и в отношении Каталонии. Он подчеркнул, что автономная область продолжит процесс обретения суверенитета, поскольку ее на этом пути «укрепил урок демократии, который преподало Соединенное Королевство». Мас предупредил Мадрид, что «блокировать общенациональный опрос в Каталонии» не удастся.

Не случайно лидеры каталонских сецессионистов считают своими героями не только единомышленников в Шотландии, но и британского премьера, создавшего необходимые условия для проведения плебисцита в своей стране. Надо заметить, что разработанные для каталонского референдума формулировки носят предельно гибкий характер. Жителям автономии предлагается последовательно ответить на два вопроса: «Должна ли Каталония стать государством?» и в случае положительного ответа: «Должно ли государство Каталония быть независимым?» Кроме того, лидеры Каталонии называют референдум «консультативным голосованием». Они оставляют открытыми двери для консультаций с центральными властями, в том числе «с целью внесения необходимых изменений на уровне Испании»,  отметил в своем выступлении 27 сентября Артур Мас. Иными словами, сам референдум можно рассматривать как часть политического торга вокруг перераспределения полномочий (прежде всего, финансовых) между Мадридом и Барселоной.

При всём при этом вектор роста сепаратизма в Европе просматривается чётко. «Испания и Бельгия обеспокоены, что шотландский пример может повредить их государственному устройству. Кроме того, в Великобритании о независимости может заговорить и Северная Ирландия», – предупреждает Deutsche Welle.

Вместе с тем международный опыт последних десятилетий свидетельствует, что сторонники независимости на референдумах, как правило, проигрывают. Примером может служить франкоязычная канадская провинция Квебек. Там в конце XX века прошли два плебисцита о независимости – и оба не принесли успеха сепаратистам. Правда, тенденция их обнадёживает. Если в 1980 году против независимости Квебека проголосовали 59,6% участников референдума, то в 1995 году лишь 50,6%.

Всё больше людей поддерживают сецессию и в Северной Италии. В ходе состоявшегося в марте 2014 года общественного опроса в регионе Венето (центр – Венеция) о создании «Республики Венето» и ее выходе из состава Италии, 89% участников высказались за образование нового независимого государства. При этом любопытно, что сторонники независимости Венето хотят сохранить за своим регионом место в НАТО и ЕС (как и шотландцы), а также валюту евро.

Что же касается Каталонии, то и там результат может оказаться в пользу самоопределения. Свыше 90% участников состоявшихся еще в 2009-2010 годах опросов о независимости Каталонии ответили на этот вопрос утвердительно. «Если такой референдум действительно состоится, существует немалая вероятность того, что он создаст небывалый прецедент в истории строительства единой Европы. Поэтому испанское правительство, вероятно, будет создавать все новые препятствия для его проведения», – указывает французское издание Atlantico и заключает: «В любом случае перспективы объединения нашего континента сейчас выглядят не лучшим образом»…

(Окончание следует)

[1] The Morning Ireland, 19.09.2014

Петр Искендеров

ИСТОЧНИК:  fondsk.ru

См. также:

Добро необоримой силы /АНАЛИТИКА/
ЕС медлит с введением новых санкций в отношении РФ, Вашингтон настаивает на жёстких мерах
Троллинг на высшем уровне
Майдан в Молдавии затмит украинский
Финансовая война с долларом
Почему Европе нужно отказаться от логики антипутинских санкций ("Atlantico", Франция)
Кэмерон: Победа левых в Греции усилит нестабильность в экономике ЕС
Депутаты планируют потребовать от ФРГ €3 трлн в качестве репараций за Великую Отечественную войну
Нарышкин: Россия поможет восстановлению Донбасса
На подпись Путину представлен договор о союзничестве с Южной Осетией