США стремятся избавиться от международно-правовых рамок

В Стратегическом прогнозе Российской Федерации на период до 2035 года выделяется четыре сценария развития глобальной ситуации.

А именно: первый из них — это переход к полицентричному миропорядку. Второй — продолжение попыток США сохранить свое доминирование. Третий — формирование биполярной модели мироустройства. И, наконец, четвертый сценарий развития — усиление процессов регионализации.  Важно понимать, что объективная геополитическая реальность значительно сложнее любых абстрактных схем. Ни один прогноз не может реализоваться на 100 процентов, поэтому можно говорить, скорее, о доминировании тех или иных тенденций в современном мире. Так, в современном мире, безусловно, присутствуют тенденции формирования полицентричной архитектуры. Речь идет о возникновении новых мировых и региональных центров экономического и политического влияния, доля которых в мировом товарообмене и системе международных политических координат неуклонно растет.

На роль ведущей мировой державы сегодня претендует Китай, а Индия, Бразилия и ЮАР уверенно утвердились в качестве лидеров в своих регионах

В частности, на роль ведущей мировой державы сегодня претендует Китай, а такие ­государства, как Индия, Бразилия и ЮАР, уверенно утвердились в качестве лидеров в ­своих регионах. Без учета мнения перечисленных игроков сегодня уже невозможно эффективно решать глобальные проблемы.
В то же время постепенно ослабляются позиции традиционных полюсов силы — в первую очередь на Западе. Хотя наиболее влиятельными мировыми экономическими центрами остаются США, ЕС и Япония, их перспективы постепенно ухудшаются на фоне неблагоприятной демографической ситуации и исчерпания возможностей интенсивного экономического роста.
Наблюдающееся в настоящее время снижение веса «большой семерки» на фоне повышения роли и авторитета «Группы двадцати» также является следствием этих процессов.

США: перспективы сохранения глобальной гегемонии

Очевидно, что возникновение новых мировых и региональных центров силы не могло устраивать традиционные центры силы — в первую очередь США и ведомый ими так называемый коллективный Запад.  В 1990-х годах американцы полагали, что Россия окончательно списана со счетов, а Китай при всех своих успехах в экономической сфере не сможет претендовать на статус мировой державы первой величины. Это породило иллюзию того, что в мире навсегда установился либеральный миропорядок, в основе которого лежала американская гегемония.  Однако уже к исходу 2010-х годов Россия смогла стремительными темпами восстановить свой потенциал и вернуть утраченное влияние на мировой арене. Китай, со своей стороны, начал уверенно оспаривать статус США как глобального экономического лидера. Сегодня эта страна уже генерирует больший объем ВВП (по паритету покупательной способности), чем США. На роль локомотивов мировой экономики стали претендовать и другие страны, в первую очередь Индия, которая все более явно заявляет о своих политических амбициях. В этих условиях для Белого дома стало очевидно, что его геополитическая стратегия требует серьезной корректировки.

Стратегия сдерживания России и Китая

В декабре 2017 года Д. Трампом была утверждена новая Стратегия национальной безопасности США. В ней открыто заявляется, что Москва и Пекин бросают вызов американской мощи, влиянию и интересам, пытаясь подорвать безопасность и благополучие Америки. Подчеркивается, что обе страны намерены «ограничивать свободу и справедливость в экономике, наращивать военный потенциал, а также контролировать информацию и данные для угнетения своих обществ и расширения своего влияния». В связи с этим в качестве приоритетных сфер сдерживания России и Китая были выделены три основных направления — военно-политическое, экономическое и информационно-коммуникационное.
Исходя из этого, в целях определения основных задач обеспечения национальной безопасности Российской Федерации нами на регулярной основе оценивается и прогнозируется обстановка в каждой из указанных областей.

Военно-политические угрозы

Военно-политическая безопасность России, как, впрочем, и всего мира, характеризуется сегодня возросшими рисками и снижением предсказуемости, связанными с началом развала текущей архитектуры стратегической стабильности и системы контроля над вооружениями в результате односторонних действий США и их стремления избавиться от международно-правовых рамок, ограничивающих их военные возможности. По сути, США пытаются подменить действующую международно-правовую систему неким альтернативным «порядком, основанным на правилах»
В этом отношении показателен пример Договора о ракетах средней и меньшей дальности. Запустив процесс его демонтажа, американцы предсказуемо попытались переложить всю вину на Москву. В чем конкретно эта вина состоит, США решили не объяснять. При этом буквально через считаные недели после прекращения действия Договора американская сторона провела испытания ракеты средней дальности, свидетельствующие о том, что Вашингтон готовился к выходу из соглашения заранее. В один ряд с развалом упомянутого Договора можно поставить выход США в 2002 году из Договора по ПРО, нежелание Вашингтона ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и работать над продлением Договора по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, а также недавнее заявление Белого дома о подготовке к выходу из Договора по открытому небу. Все это негативно влияет на предсказуемость военно-стратегической обстановки, в том числе ведет к понижению порога применения ядерного оружия и, соответственно, кратно увеличивает риски для всего человечества. Разумеется, называя Россию угрозой для США в военной сфере, в Белом доме предпочитают забывать о том факте, что американский военный бюджет, который в 2019 году составил около 716 миллиардов долларов, более чем в 15 раз превышает российский.

Экономическая сфера

В мировой экономике также возникают серьезные вызовы, которые напрямую угрожают благополучию России и ее граждан. Речь идет прежде всего об участившихся попытках получения США односторонних преимуществ в мировой торговле, но не за счет прозрачной конкурентной борьбы, а за счет введения санкций, развязывания торговых войн, экстерриториального применения собственного законодательства, незаконной эксплуатации ресурсов суверенных государств.  В более широком плане мы становимся свидетелями масштабной структурной перестройки мировой экономики. Движущей силой этого процесса является изменение технологического фундамента развития, прежде всего появление новых технологий в промышленности и энергетике, информационных, био— и нанотехнологий, робототехники, передислокация производительных сил, меняющиеся демографические характеристики. Трансформация мирового экономического порядка охватывает традиционные рынки товаров, капиталов, технологий и рабочей силы, а также системы национального управления. Возрастает важность человеческого капитала как фактора опережающего экономического развития государств. Эффективное включение российской экономики в перечисленные процессы представляет собой важную задачу в сфере обеспечения национальной безопасности на долгосрочную перспективу.

Войны виртуальные и реальные

В области информационно-коммуникационных технологий также возникают серьезные риски. В этой сфере сегодня нередко наблюдается игнорирование суверенных прав государств на развитие собственной технологической базы для критической информационной инфраструктуры, в том числе под лозунгом наращивания цифрового потенциала развивающихся стран, и на управление национальным сегментом глобальной сети интернет. В интересах западных спецслужб осуществляется внедрение и использование скрытых вредоносных функций и программных уязвимостей в ИТ-продукции.  В отношении СНГ и ОДКБ Западом последовательно проводится политика, направленная на разрушение единого гуманитарного пространства. Особую опасность представляет собой взятая Западом линия на использование информационно-коммуникационных технологий в военно-политических целях, для осуществления враждебных действий, направленных на подрыв суверенитета отдельно взятых государств.  Такая возможность, в частности, предусмотрена в Стратегии национальной кибербезопасности США, провозглашающей принцип «сохранения мира силой», то есть готовность к применению всех имеющихся средств вооруженной борьбы в ответ на компьютерные атаки в отношении информационной инфраструктуры США. При этом американцы ранее уже неоднократно давали понять, что «виновников» этих атак они будут назначать в произвольном порядке.
В целом становится очевидным, что Вашингтон намерен использовать свое технологическое лидерство с тем, чтобы сохранить стратегическое доминирование в информационном пространстве путем фактического проведения политики навязывания своих условий государствам, отстающим в цифровом развитии. Эксперты называют такую практику «информационным неоколониализмом». С этой целью американцы активно противодействуют закреплению в международно-правовых нормах положений об использовании информационных и коммуникационных технологий исключительно в мирных целях и о предотвращении конфликтов в информационной сфере.

Терроризм и технология управляемого хаоса

Многие из перечисленных подходов и стратегий, которые сегодня Вашингтон пытается продвигать в общемировом масштабе, ранее уже прошли апробацию в отдельно взятых регионах, в первую очередь на Ближнем Востоке, по сути, превратившемся в полигон американской геополитики. Именно там впервые были широко применены и доведены до совершенства технологии «управляемого хаоса» и «гибридной войны».  Наиболее ярким примером их применения являются операции по ликвидации режимов С. Хусейна в Ираке, М. Каддафи в Ливии, попытки свержения Б. Асада в Сирии, а также события «арабской весны». Эти действия привели к небывалому росту международного терроризма и исламского экстремизма.
Сама же борьба с терроризмом используется США и их союзниками для продвижения собственных интересов и приоритетов. Так, мы видим, как американцы навязывают странам свою концепцию противодействия насильственному экстремизму, которая не только игнорирует согласованные ООН правовые рамки антитеррора, но и допускает вмешательство во внутренние дела суверенных государств под предлогом поддержки гражданского общества перед лицом авторитарных режимов, действия которых якобы являются первопричиной распространения радикальных настроений. При этом под лозунгом борьбы с распространением террористической активности США и ряд других государств наращивают военное присутствие в различных регионах мира. Международное право предусматривает равенство всех суверенных государств в мире.

Угрозы на пространстве СНГ и ОДКБ

В отношении СНГ и ОДКБ Западом последовательно проводится политика, направленная на разрушение единого гуманитарного пространства и дальнейшее разобщение народов. Взращиваются национализм и неонацизм, неприкрытая русофобия, подвергается дискриминации русский язык, искажается и очерняется совместная история стран СНГ.
Особую озабоченность вызывает деятельность Пентагона по созданию по всему миру, прежде всего в странах СНГ, биологических лабораторий, в которых проводятся исследования инфекционных заболеваний и может создаваться биологическое оружие. В этой связи возрастает потребность в тесной координации с нашими партнерами, в том числе путем заключения двусторонних соглашений по обеспечению биобезопасности.  Альтернатива ООН Все перечисленные факторы приводят к значительному росту конфликтного потенциала в мире. По сути, США пытаются подменить действующую международно-правовую систему неким альтернативным «порядком, основанным на правилах».  Давая оценку таким действиям, важно учитывать, что международно-правовая архитектура выстраивалась усилиями всего мирового сообщества на протяжении последних десятилетий и воплотила в себе коллективный опыт всего человечества, в том числе трагедию двух мировых войн. Роль верховного арбитра в международных делах в ней отводится ООН и его Совету Безопасности, без чьей санкции любое применение военной силы, экономического или политического давления является незаконным. В рамках международного права, которое предусматривает равенство всех суверенных государств, невозможно представить разделение мира на «развитый» и «отстающий», стран — на «угодные» и «неугодные» («страны-изгои»), а террористов — на «хороших» и «плохих».
Ключевая задача международно-правовой системы — сделать мир более безопасным, предсказуемым и стабильным. В то же время в ее рамках никто не отменяет понятия национальных интересов и никак не ограничивает суверенные государства в их реализации — главное, чтобы при этом не наносился ущерб интересам других суверенных игроков.
В свою очередь, доктрина «порядка, основанного на правилах», напротив, объявляет верховным арбитром в мировых делах Вашингтон, который прислушивается к решениям ООН лишь тогда, когда они созвучны его собственной воле. Развязывание военных интервенций, введение санкций против неугодных государств, вмешательства в их внутренние дела — все это объявляется прерогативой Белого дома.

Право на безопасность

В этих условиях страны мира начинают все больше осознавать, что указанным угрозам может быть найден лишь коллективный ответ. В последние годы фиксируется усиливающийся интерес суверенных государств во всех регионах мира к созданию как в региональном, так и в глобальном масштабе современной системы обеспечения стабильности, основанной на принципе равной и неделимой безопасности — в противовес отстаиваемой США идее о безопасности как «эксклюзивном» благе для тех государств, которые готовы играть по правилам Вашингтона.
Среди традиционных партнеров и наиболее лояльных союзников Америки в евроатлантическом регионе также растет понимание того, что бездумное следование в фарватере Вашингтона может иметь разрушительные последствия. Упомянутый выше пример с развалом американцами ДРСМД дал понять европейцам, что во имя реализации своих частных приоритетов Белый дом готов легко поступиться безопасностью своих союзников.

Защита России от гибридных и других угроз в среднесрочной перспективе

По нашим оценкам, приоритетное внимание следует сосредоточить на сохранении и укреплении конституционного строя, суверенитета, независимости, территориальной целостности России в условиях применения против нашей страны гибридных методов.
При этом важно обеспечивать реализацию существующих и создание дополнительных конкурентных преимуществ российской экономике, дальнейшее укрепление экономических позиций нашей страны в мире, переход к устойчивому долгосрочному социально-экономическому развитию.  Высокую актуальность сохраняет задача укрепления обороноспособности России, в том числе поддержание сил ядерного сдерживание на уровне, необходимом для обеспечения национальной безопасности.
Не менее важно и проведение прагматичной и многовекторной внешней политики, включая углубление равноправного партнерства с другими игроками и развитие межгосударственных объединений — ЕАЭС, ОДКБ, ШОС, БРИКС.  Россия также будет работать над укреплением действующей международно-правовой системы, глобальной и региональной архитектуры стратегической стабильности, развитием механизмов коллективной безопасности при ведущей роли ООН в качестве верховного арбитра межгосударственных отношений.
Среди ключевых приоритетов нашей страны в сфере безопасности — дальнейшее усиление бескомпромиссной борьбы с глобальной террористической угрозой не только внутри России и по периметру ее границ, но и на дальних рубежах.
Кроме того, национальные интересы и безопасность государства будут обеспечиваться и защищаться в информационно-коммуникационном пространстве.
Успешная работа по перечисленным направлениям является залогом устойчивого социально-экономического развития России, повышения уровня жизни российских граждан, сохранения и преумножения уникального культурно-духовного уклада и исторического наследия нашей страны.

Источник:  https://news.rambler.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

15 + 10 =