Украина превратилась в страну-зомби

61150bВ 2015 году в мире появилась новая интеграционная ассоциация – Евразийский экономический союз (ЕАЭС, не путать с прекратившим свое существование ЕврАзЭс), членами которого уже стали Россия, Казахстан, Беларусь, Армения. В скором времени, в мае, к ним присоединится Киргизия. В пятницу, 6 февраля, в Москве состоялось первое заседание Евразийского межправительственного совета. Казалось бы, что здесь особенного? Аббревиатурой больше – аббревиатурой меньше. Но лично я убежден: недооценивать значимость этого события нельзя!

Сегодня экономическая интеграция стала одной из ведущих тенденций развития современного мирового сообщества. В наши дни уже существует около 100 интеграционных группировок и ассоциаций, самыми крупными из которых являются: Европейский союз (ЕС), Северо-Американское соглашение о свободной торговле (НАФТА), Меркосур (Общий рынок стран Южной Америки) и другие.

Интеграционная ассоциация, внутри которой свободно перемещаются капиталы, товары, услуги и люди, доказала ряд своих неоспоримых преимуществ. Бизнес получает возможность выйти на более емкий рынок и имеет несравнимо большее количество потенциальных потребителей. Для граждан может быть значительно расширен ассортимент товаров и услуг из других стран, входящих в интеграционные объединения, наемные работники могут искать рабочие места в других странах и пользоваться там такими же социальными льготами, что и коренные граждане. В условиях интеграционного пространства конкуренция, конечно, обостряется, но она должна вести и к снижению цен.

Однако экономическая интеграция, как уже показала жизнь, таит в себе и потенциальные угрозы. Одна из них – это то, что любое государство, входящее в интеграционную ассоциацию, должно добровольно поступиться частичкой своего национального суверенитета и выполнять решения, которые принимаются наднациональными органами.

И, конечно, не случайно, что отношение даже к самому авторитетному интеграционному объединению – Европейскому союзу, далеко не однозначно. Например, Шотландия состояла в нем 40 лет, но потом вышла. Великобритания постоянно угрожает выйти из ЕС. Греция также ставит определенные условия своего членства в этой ассоциации. Мадам Ле Пен – возможный будущий президент Франции, подвергает ЕС суровой критике, а вот киевское руководство только и мечтает, чтобы стать «европейцами». Норвегия и Швейцария никогда и не думами стать членами ЕС, но назвать их «несчастными» просто не поворачивается язык.

Глобальная экономическая интеграция, характерная для современного мира, дала также мощный толчок тому, что миллионы трудовых мигрантов оставляют родные места и отправляются в поисках лучшей судьбы за тысячи километров от своей родины.

В некоторых странах ЕС «пришлые» составляют уже 12-15 процентов всего населения страны. Например, во Франции сегодня насчитывается уже более 4 миллионов «новых граждан», в основном приехавших из стран, ассоциированных с Европейским союзом: Алжира, Марокко, Туниса, Ливана, т.е. из бывших французских колоний. Иными словами, в интегрированной Европе сегодня происходит встреча разных цивилизаций. И, к сожалению, «пришлые» не всегда уживаются с коренным населением.

Естественно, и россияне задают вопрос – а как будут уживаться в рамках ЕАЭС представители различных цивилизаций? И нет сомнения, что если сегодня на улицах российских городов мы все чаще встречаем представителей мусульманской культуры и традиций, то завтра, в рамках интеграционного объединения, их будет еще больше.

Евразийство

В этой связи было бы интересно и полезно рассмотреть особенности цивилизационных основ Евразийского экономического союза и сравнить их с цивилизационной мозаикой в странах союза европейского. Существует разница между Российской империей и Европейскими колониальными империями или нет?

Начнем с понятия «Евразия» – оно довольно сложное и неоднозначное. В географической науке под Евразией понимают весь огромный материк. Но под евразийством — вероятно, следует признать идейное и общественно-политическое движение первой волны русской иммиграции, разработавшей в 20-х годах прошлого столетия определенную научную концепцию некой «суперцивилизации», принадлежащей одновременно и Востоку, и Западу, и «снимающее в себе» их противоречия и синтезирующее их достижения. Сторонники евразийства включают в это понятие только срединную часть континента, исключая территории Западной Европы, а также восточные, юго-восточную и южные окраины Азии, Японию, Китай, Индию, Индонезию, Ближний Восток. Они берут только ту часть евро-азиатского континента, где, по их мнению, можно наблюдать близость культур, религиозных взглядов, прочные традиционные политические связи. Более конкретно эту этническую и цивилизационную общность определил Лев Гумилев, горячий сторонник евразийства. Для него евразийство – это, прежде всего, прогрессивный союз славян, монголов и татар. По Гумилеву, существует евразийский этнос, населяющий всю бывшую Российскую империю, в которой славяне смешаны с финно-угорскими народами, татаро-монголами и другими выходцами из евразийских степей.

В богатом идейном и концептуальном наследии, оставленном евразийцами, очень трудно обобщить все те характерные черты, которыми они наделяют евразийство. К тому же нельзя сбросить со счетов многие идеи таких деятелей-мыслителей, которых следует считать предшественниками евразийцев: Владимира Соловьева, Николая Карамзина, Николая Гоголя, Федора Тютчева. Известно, что близки к этим идеям были и Лев Толстой, Сергей Булгаков, Николай Бердяев.

Я попытался обобщить, что, по моему мнению, можно рассматривать как характерные черты теории и ментальности евразийства:
— государство и общество должны опираться на идеи силы и ценности;
— источником и двигателем социально-экономического развития должно быть сильное государственное начало;
— структуры исполнительной власти формируются по принципу «сверху вниз»;
— основная ответственность за стратегические решения ложится на избираемого главу государства;
— гармоническое сочетание государственной и частной собственности;
— приоритет непреходящих ценностей над сиюминутными желаниями, духовных над материальными, общественных интересов в противовес индивидуальному эгоизму;
— достижение баланса между нравственными ценностями и «чистой» экономической целесообразностью;
— доминирование православной культуры.

Идеальная империя

Либералы зарубежные, да и наши отечественные, часто обвиняют Россию в «имперских» амбициях: она, мол, была империей, таковой якобы и хочет остаться. Конечно, Россия была империей. Хотя и не бывает «хороших» и «плохих» империй, надо признать, что они весьма различны. Так, Российская империя принципиально отличается, например, от классических колониальных империй Европы: в ней не было заморских территорий, она не устраивала охоту на чернокожих рабов с целью их продажи на невольничьих рынках, жизненный уровень жителей центральной части России мало чем отличался от жизненного уровня народов, населявших национальные окраины.

Не хотелось бы идеализировать Ермака Тимофеевича, казачьего атамана, но он стал национальным героем потому, что присоединил к Российской империи Сибирь, причем хорошо известно, что ханты и другие малочисленные народы Сибири сами предпочли стать подданными российского царя.
Даже из художественной литературы можно вынести представление о разительной разнице, которая существовала между, например, королевскими дворами Англии и Франции, с одной стороны, и Россией, с другой.
Уже при Иване Грозном татарская знать занимала важное и почетное место при царском дворе: Тенешевы, Кугушевы, Измайловы, Еникеевы и другие представители с татарскими гносеологическими корнями определяли царское окружение. Позже, уже в Санкт-Петербурге, при царском дворе можно было увидеть грузинских князей, Джемаль-Эддина, сына непокорного кавказского горца Шамиля. В центре российской столицы находился дворец Эмира Бухарского.

Надо признать, что, строго говоря, сейчас трудно найти россиянина «чисто русских кровей» В истории Российского государства не было этнических барьеров и предубеждений при заключении браков. Не случайно в одной из шуточных песен Владимира Высоцкого были и такие слова относительно его родословной: «если кто и влез ко мне, так и тот – татарин…»

Говоря о различиях между Российской империей и европейскими, нельзя обойти и такую важную проблему, как религиозная терпимость. В России никогда не было войн на религиозной почве. Православные и мусульмане могли здесь проживать бок о бок, строить рядом православные храмы и мечети. Европейская же история говорит о крестовых походах, о кровавых религиозных войнах между протестантами и католиками в период Реформации. Чего, например, стоит только одна Варфоломеевская ночь, когда католики убили от 30 до 50 тысяч гугенотов. И эти события происходили примерно в те времена, когда в России правил Иван IV, которого в Европе называют «Ivan terrible» (Иван Ужасный), а нашу страну – «варварской» и «дикой». Конечно, речь не идет о том, какая империя лучше или хуже. Важнее осознать особенности формирования евразийской цивилизации. Ее важнейшим отличием от других является то, что русские, татары, белорусы, башкиры, якуты, украинцы и другие этнические сообщества на территории Евразии веками формировали свою суперцивилизацию. Они – не «понаехавшие», а родившиеся на этой территории, и все вместе формировали российскую государственность. Не «пришлыми» в Евразии, не приехавшими из-за океана являются казахи, киргизы, армяне, таджики. Безусловно, что, к сожалению, киевские руководители, одурманенные «европейской идеей», отторгают от этого цивилизационного процесса свой народ. Но хотелось бы надеяться, что этот националистический угар со временем пройдет, хотя и оставит в истории неизгладимый кровавый след.

Печальный опыт Украины

То, что сейчас происходит в Украине, заставляет нас серьезно задуматься над проблемами экономической интеграции и может быть внести определенные коррективы в нашу политику. О чем идет речь? Вероятно, мы значительно переоцениваем роль экономических интересов интеграционных процессов и недооцениваем цивилизационную составляющую интеграции. На протяжении многих лет мы пытались привлечь Украину в Таможенный союз, предоставляя ей многомиллиардные займы и кредиты, устанавливая льготные цены на энергоносители и т.п. Но, вероятно, недооценили, что в это же время шла интенсивная обработка украинского общественного сознания, имеющая целью оторвать Украину от Евразийского дома и, прежде всего, от России. При нашей практической бездеятельности в информационной и идеологической сфере украинским и зарубежным русофобам удалось прозомбировать значительную часть населения Украины и особенно молодежь. Это было осуществлено посредством школьных и университетских учебников, в которых была переписана история и где Степан Бандера представлен героем; через многочисленные фонды иностранных организаций; путем организации «круглых столов», «научных» конференций; приглашением украинских студентов на учебу в США и Европу; наконец, через широкое использование системы социальных коммуникаций. Результат всего этого хорошо известен: майдан, гражданская война…

Не экономикой единой

И сейчас, когда ЕврАзЭс делает свои первые шаги, не стоит подчеркивать только его экономические выгоды: расширение общего рынка, где уже будет около 180 миллионов потребителей, когда граждане стран ЕврАзЭс могут свободно заниматься бизнесом и найти более интересную работу, получить социальные льготы практически на большей части территории Евразии. Однако надо помнить, что в интеграции помимо экономических компонентов есть еще важная психологическая составляющая, без которой, как мы уже убедились, интеграция обречена на неудачу. Осознание национальной идентичности, принадлежности к какой-либо цивилизации — все это формируется и воспитывается при активном участии государства.

В этой связи важное значение имеет майский Указ Президента РФ «Об обеспечении межнационального согласия». В нем подчеркивается важное значение школьного образования и воспитания, национальное самосознание взрослого человека и его отношение к представителям других этнических сообществ во многом зависит от того, по каким учебникам он учился, какие книги прочитал. Указ обязывает проведение системного мониторинга состояния международных отношений и требует активизации работы по недопущению проявлений национального и религиозного экстремизма и пресечения действий организованных преступных групп, сформированных по этническому принципу. Конечно, наше отношение к гражданам стран ЕврАзЭс во многом будет зависеть от нас самих, от нашей духовной культуры, от понимания сути евразийской цивилизации. Это и будет гарантией того, что у нас не произойдет «Шарли» и что мы не будем слышать «понаехали тут…»

Юрий Попов, д.э.н., профессор Академии труда и социальных отношений, заслуженный деятель науки РФ

ИСТОЧНИК:  tribuna.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 2 =