Вступление Северной Македонии в НАТО может сорваться?

В Балканском регионе продолжает нарастать напряженность. Черногорию сотрясают протесты против закона о вероисповедании, в которых участвует почти половина населения страны.

Из состава Боснии и Герцеговины грозится выйти Республика Сербская. Тем временем, в Северной Македонии спешно ратифицировали протокол о вступлении в НАТО, после чего парламент самораспустился, назначив досрочные выборы. О новом витке балканского кризиса и об опасениях, связанных с настойчивым расширением НАТО в регионе, корреспонденту «Евразия.Эксперт» рассказал доктор политических наук, эксперт Белградского института европейских исследований Стеван Гайич.

– Свой первый рабочий визит в качестве верховного представителя Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель совершил на Балканы. В конце января он сначала прилетел в Приштин, а затем – в Белград. С какими намерениями Боррель приезжал в Сербию и Косово?

– Боррель просто напомнил, что без согласия России, Китая, других стран, которые являются постоянными членами Совбеза ООН, по Косово ничего не может измениться. Так как Россия поняла, что резолюция 1244 – единственное, что действительно сохраняет ее влияние на Балканах, она от нее не откажется. Вучич пытался своим лукавством подтолкнуть Москву к согласию с отменой резолюции 1244 и с разделом Косово, что однозначно ввело бы Косово в большую Албанию, как и все оставшиеся страны Балкан – в НАТО.

– Республика Сербская «встала на путь выхода из состава Боснии и Герцеговины», и этот путь необратим, заявил в четверг сербский член президиума БиГ Милорад Додик. По его словам, у Республики Сербской есть два пути: или выход из БиГ, или тихое уничтожение в ее составе. Почему инициируется данный вопрос? Какова реакция в Сербии?

– Речь идет о новом кризисе в Боснии и Герцеговине. Федеральный центр Сараево хотел опять ущемить права Сербской Республики, которыми последняя обладает в соответствии с Дейтонским соглашением. В этот раз они касаются собственности на землю. Поэтому руководитель самой большой партии Республики Сербской Додик – на федеральном уровне член Президиума Боснии и Герцеговины – заявил, что если так и дальше продолжится, то Республика Сербская будет идти своим путем. Что касается Сербии, Вучич будет согласовывать свои решения с решениями НАТО, как он это делал до сих пор. Так что я не ожидаю больших перемен.

– К каким последствиям это может привести? Стоит ли ожидать новой волны напряженности на Балканах, если Республика Сербская выйдет из БиГ?

– Напряженность на Балканах действительно существует. Она связана с рядом вопросов, но больше всего – с насильственной попыткой НАТО захватить все государства, а сейчас формально в НАТО не входят Босния и Герцеговина и Сербия. Считаю, что сейчас больше всего напряженности в Черногории, а не в Боснии и Герцеговине, потому что в Черногории власть пытается «отжать» имущество Сербской Православной Церкви и сформировать отдельную, неканоническую церковь.

Реакция народа – масштабная. Там каждые четверг и воскресенье проводятся большие шествия. Население Черногории составляет более 600 тыс. человек, однако реально в государстве постоянно находится 450 тыс. человек. Среди них есть пожилые люди, люди, которые не могут двигаться, маленькие дети. Каждые четверг и воскресенье на улицы выходят 200‑250 тыс. человек, это просто невероятная цифра.

Власти Черногории намерены и дальше проводить этот нелегитимный закон. Там спокойствия точно не будет до тех пор, пока власть не откажется от закона, потому что народ намерен и дальше в таких огромных масштабах участвовать в шествиях. В них принимают участие и члены правящей Демократической партии социалистов (ДПС), которая приняла этот закон. Это означает, что Джуканович даже в собственной партии не имеет поддержки. В этих шествиях участвуют даже полицейские.

– 14 февраля накануне Мюнхенской конференции по безопасности представители правительств Сербии и Косово подписали соглашения о восстановлении железнодорожного сообщения между Белградом и Приштиной, а также о строительстве автомагистрали между этими городами. Почему Вучич пошел на такое соглашение?

– Вучич очень боится, что его союзник Мила Джуканович потеряет власть. Он также опасается, что волна церковных шествий может еще больше перекинуться на Сербию. И так в Сербии, Боснии и Герцеговине, в Черногории против этого циничного закона о «свободе вероисповедания», против которого выступили и мусульманские имамы, существует протест. Даже Ватикан официально поддержал Сербскую Православную Церковь. Вучич сейчас готов абсолютно на все уступки, чтобы Запад поддержал его власть.

Сербская оппозиция будет бойкотировать выборы, и это означает, что следующий парламент будет нелегитимным. Любое решение, которое будет приниматься, будет нелегитимным.

Для Запада это проблема. Они выступают, якобы, за демократию, и при этом именно демократическая оппозиция готова бойкотировать выборы.

Евросоюз, так же как и фонд Сороса, пытался как-то убедить оппозицию участвовать в выборах. Они хотят, чтобы Вучич закончил дело с передачей Косово и вступлением Сербии в НАТО. Но оппозиция этого делать не будет. Она настаивает на бойкоте выборов. Поэтому Вучич сейчас готов на все: и на принятие большого количества мигрантов, которых не хочет принимать Евросоюз, и на уступки Западу по Косово, лишь бы ему помогли удержаться у власти.

– Вслед за Черногорией к НАТО вскоре присоединится еще одна балканская страна – парламент Северной Македонии ратифицировал документ о вступлении в альянс. Чего стоит ожидать на Балканах после этого? Какими, на ваш взгляд, могут быть дальнейшие шаги НАТО?

– Cитуация со вступлением Северной Македонии в НАТО выглядит комично, поскольку есть страны-члены Альянса, которые не ратифицировали протокол о присоединении Македонии – например, правительство Испании – а само правительство Северной Македонии уже одобрило протокол о вступлении страны в Североатлантический альянс.

В НАТО опасаются, что данная ситуация может выйти из-под контроля, может что-то измениться, как это произошло в Черногории. Тем более, в Македонии уже проходили шествия и митинги против вступления страны в НАТО.

Как вы знаете, после того, как Черногория стала членом НАТО, в Подгорице проходят массовые шествия и молебен в защиту Сербской православной церкви от закона о религиозных объединениях в Черногории. Эти шествия сейчас показывают, что 90% населения выступают против признания Черногорской властью независимости Косово. В Черногории люди машут старым флагом княжества Черногории – это сербский триколор с сербским белым орлом – и выкрикивают лозунг «Косово – это Сербия». Они полностью отрицают пронатовский вектор внешней политики своей страны.

НАТО боится, что в Македонии может произойти что-то похожее. По этой причине вступление Северной Македонии в НАТО стараются ускорить во избежание каких-либо неожиданных событий, не соблюдая правила касающиеся процедурных вопросов. Более того, не стоит сбрасывать со счетов и тот факт, что территория нынешней Македонии называется Старая Сербия. Там тоже есть сербские монастыри. Хотя у македонцев есть своя идентичность, я думаю, что в НАТО опасаются, что они могут пойти по пути сербов в Черногории.

– В западных СМИ ведется кампания по втягиванию Боснии в НАТО. Как вы оцениваете вероятность вступления Боснии и Герцеговины в НАТО?

– Республика Сербская будет следить за шагами Белграда. Если Сербия пойдет в НАТО, то этот процесс будет деблокирован и Босния, безусловно, будет втянута в НАТО. Сейчас главная битва – за Сербию.

Посол США в Германии Ричард Гренелл, в отличие от своего предшественника Палмера говорит, что экономика – это главное, а статусные решения вторичны. Наверное, Трамп понимает, что без России не решится вопрос Косово, поэтому они просто не хотят дальше это дергать.

Россия, кстати, заявляла о своей готовности к участию в переговорах по Косово в случае, если Сербия ее пригласит. Вучич благодарит Россию за принципиальную позицию, но никогда не приглашает Москву на переговоры, хотя других переговорщиков он приглашал: прежде всего, Евросоюз и США. Поэтому видна лицемерная позиция Вучича: он, с одной стороны, благодарит, а с другой, никаким конкретным шагом не хочет вовлекать Россию в переговоры по Косово.

То, что в Мюнхене проходят переговоры по Косово, показывает, что Вучич соврал, когда говорил, что никаких переговоров по Косово не будет, и они ведутся. То, что происходит в Мюнхене – это ускорение процесса и это очень опасно, потому что кажется, что Вучич готов на любых условиях признать Косово, но у него большая проблема на фоне происходящих в Черногории событий.

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

17 + 7 =