Торговая политика ЕС ставит под угрозу экономическое развитие Молдовы

4 декабря состоялась инаугурация нового президента Молдовы Майи Санду. В ходе церемонии она подчеркнула, что намерена быть «президентом европейской интеграции» и пообещала бороться против тех, кто «обкрадывает и доводит до нищеты» молдавский народ. Между тем, по оценкам Всемирного банка, в 2020 г. экономика Молдовы снизится на 7,2%, а уровень безработицы достигнет 8%.

Сможет ли проевропейский курс нового лидера вывести страну на более обнадеживающие показатели, и как он затронет ее отношения с Россией и Евразийским союзом, спрогнозировал политолог, доктор философии, член Совета гражданского общества при президенте Молдовы Борис Шаповалов.

– Как, на ваш взгляд, развивались отношения Молдовы и России в 2020 г.?

– Отношения Республики Молдова с Российской Федерацией при президенте Игоре Додоне значительно улучшились. Мы очень многого достигли в восстановлении, прежде всего, экономических отношений. Я могу сказать, что в свое время Демократической партией был допущен разрыв отношений с Россией. Это продолжалось с 2009 по 2019 гг. Данная ситуация нанесла большой ущерб нашей экономике и отношениям с Российской Федерацией. Это не вина молдавского народа, а тогдашних руководителей. При президенте Додоне произошел рост экспорта молдавской продукции в Российскую Федерацию.

Наверное, здесь большую роль сыграло решение Москвы об отмене пошлин на импорт ряда товаров из Молдавии с 1 января 2019 г. Поэтому 2019 и 2020 гг. у нас прошли в благоприятном режиме. Это решение продлевалось каждые полгода и действует пока до конца 2020 г. Оно позволяет молдавским производителям сегодня экономить минимум около €25 млн в год только на пошлинах. Это для нас очень важно, потому что в Российскую Федерацию мы поставляем основную часть овощей и фруктов. Это порядка 90% всех видов сельскохозяйственной продукции, и она идет на российский рынок. По некоторым позициям даже доходит до 99%. Поэтому для нас отношения с Россией очень важны.

– Какие изменения произойдут в двусторонних отношениях при Майе Санду, по вашему мнению?

– Пока на этот вопрос ответить сложно, потому что одно дело – предвыборные заявления кандидатов в президенты. Другое – реальная политика. Посмотрим, что даст вступление Майи Санду в ее мандат. Но пока те заявления, которые она сделала, не вселяют большой оптимизм, потому что в какой-то степени вопросы, которые она поднимает по российским миротворцам в Приднестровском регионе, по некоторым другим вопросам взаимоотношений с Российской Федерацией, вызывают напряжение и обеспокоенность у россиян.

Эти заявления Санду и украинского руководства говорят о том, что можно предполагать какой-то союз Украины и Молдовы в совместных действиях против России.

Понятно, что эти действия будут инспирированы, скорее всего, американскими кураторами молдавского и украинского президентов. Вряд ли они будут способствовать улучшению отношений с Россией вообще, а тем более – торгово-экономического сотрудничества в данной ситуации. Потому что идея Санду о том, чтобы строить наши отношения с Россией, исходя только из наших национальных интересов – любопытная. Но надо понимать, что национальные интересы есть и у России, и у Европейского союза, и у других наших партнеров. С ними тоже надо считаться.

– С какими рисками и вызовами Молдавия может столкнуться в случае разворота от России к Западу и отказа от сближения с ЕАЭС?

– Политическая составляющая вопроса понятна – есть угроза потери молдавской государственности, всплеска унионизма в Молдове в смысле объединения с Румынией. Отсюда и всплывают все эти конфликтные ситуации 1989-1992 гг.

Если мы говорим о сотрудничестве с ЕАЭС, то у Молдовы есть интерес к такому сотрудничеству. Благодаря Додону мы стали наблюдателями в ЕАЭС: в апреле 2017 г. было подписано соглашение, в мае 2018 г. стали наблюдателями. После этого у нас появились какие-то перспективы. Прежде всего, это связано с тем, что и Россия, и остальные члены ЕАЭС заинтересованы в расширении сотрудничества с Кишиневом. Россия – понятно, почему. Она находится под европейскими санкциями, и, видимо, этот санкционный режим будет и дальше увеличиваться. Поэтому российский бизнес ищет более или менее стабильные рынки в других регионах независимо от их величины.

Неоднократно говорилось о том, что российский бизнес заинтересован в том, чтобы вкладывать свои инвестиции. У нас прошло два форума, начали осуществляться определенные инвестиционные проекты, которые успешно развиваются в Кишиневе. Россия заинтересована в передаче технологий. Насколько я понимаю, она готова готовить молдавские кадры в своих вузах в неограниченном количестве. Москва должна быть уверена в том, что Молдова останется дружественной или нейтральной. Это основное, что исходит от Российской Федерации, потому что она никогда не выдвигала каких-либо политических требований.

С другой стороны, ЕС стремится нас как-то разделить. Вы знаете, они ставят нас в позицию выбора: «вы или с нами, или нет». Вся пропаганда Европейского союза и тех проевропейских СМИ, которые работают в Молдове, направлена на то, чтобы убедить нас: 50% нашего молдавского населения якобы смотрит на Запад, выступает за западный вектор развития, а 50% – на Восток, что не совсем соответствует реалиям в обществе. Эту проблему искусственно раздувают, чтобы ставить нас в позицию искусственного выбора пути развития.

Политика Додона всегда отличалась тем, что Молдове, по его словам, надо одинаково сотрудничать с Европейским союзом и с ЕАЭС. Мы надеемся, что однажды наши молдавские политики независимо от их политической окраски поймут, что без внутренней консолидации республика Молдова никогда не станет успешным государством.

Нам надо развивать производство наукоемкой продукции, продукции с высокой добавленной стоимостью, реализовать свой сельскохозяйственный потенциал. А это сегодня возможно только на территории Евразийского экономического союза, в направлении Российской Федерации, потому что ЕС нашу продукцию не берет.

Здесь у нас есть несколько интересных примеров. В последние недели у нас разгорается скандал. Правительство настаивает на том, чтобы товары молдавских производителей составляли 50% на торговых площадях, супермаркетах, в торговых сетях и так далее. Но Европейский союз резко выступает по этому поводу: мол, вы подписали соглашение об ассоциации с ЕС, вы вводите ограничения, свобода рынка и так далее. Очень резко по этому поводу высказывается посол Евросоюза Петр Михалко. Вплоть до того, что с республикой Молдова прервут сотрудничество, поскольку Кишинев не проводит реформы и так далее. Речь идет о том, что их интересует просто рынок, и они его получили. А то, что мы гробим своих производителей, у нас сокращается количество рабочих мест – никого из ЕС не интересует судьба этих несчастных молдаван.

Второй пример – судьба российского кредита в €200 млн. Вроде бы в мае должны были получить и тут опять эта борьба, митинги, протесты. Парламент разорвал подписанное соглашение. И так эта история длится до сегодняшнего момента. Россия, конечно, готова дать. Но она готова дать разумному правительству, с которым у нее нормальные отношения и перспектива их развития. Она уже давно проводит прагматичную политику, как европейские страны.

Таких примеров можно приводить очень много. К сожалению, сегодня основной статьей молдавского экспорта, как бы грубо это не звучало, является экспорт наших сограждан за границу. У нас около миллиона человек сегодня вкалывает в Европе, России, потому что здесь нет рабочих мест и у нас в стране нечего делать. Фактически, страна экономически тихо умирает. Развернуть этот негативный тренд на 180 градусов, как понимают разумные и умные политики в Молдове, будет возможно только с Россией, ЕАЭС и никак по-другому.

– Как партнерство с ЕАЭС повлияло на экономику Молдавии?

– Цифры сейчас будут несколько неспецифичны, потому что мы находимся в условиях экономического кризиса. Конечно, и у нас, и у европейских стран – везде идет спад торговли. Но дело сейчас не в сокращении или увеличении торгового оборота или экспорта. Для Молдовы это не принципиально. Для Молдовы принципиально сегодня то, что идет кардинальное ухудшение структуры нашего экспорта. Вот это – беда, это гробит нашу экономику, потому что доля товаров с низкой добавленной стоимостью у нас высокая. Половина объема нашей продукции, которую мы экспортируем в Европейский союз, из сырья – швейные, трикотажные изделия, обувь, кожгалантерея. Это обыкновенный, тупой ручной труд. Это электропроводки к машинам и так далее. Вторая половина – это техническое сырье. Пшеница, ячмень, кукуруза, подсолнечник, какой-то объем сахара, мед, орехи – вот, что Молдова сегодня может вывозить в Евросоюз.

Если мы рассмотрим структуру экспорта в ЕС, то 35% – это реэкспорт. Эти цифры очень страшные. Для них мы производим экспорт примитивного сырья и человеческий ресурс, какие бы цифры мы ни называли. Почти все молоко, производимое в Молдове, и 70% мяса производится на личных подворьях. У нас ни животные, ни оборудование, ни помещения не сертифицированы по европейским стандартам. То есть, мы их не можем экспортировать туда. В Россию, на восточные рынки – да.

Если мы будем выполнять правила Европейского союза, то мы не сможем это продавать даже и на нашем внутреннем рынке.

Себестоимость нашей продукции, которая не субсидируется, очень разная. У нас происходит рост импорта товаров из ЕС – растительное масло, продукция животноводческого происхождения. За последние два года импорт увеличился в два раза. Молдова, которая еще 10 лет назад производила яйцо, свинину, молочную продукцию, семена кукурузы, подсолнечника, сахар и так далее, сегодня сама забрасывается всем этим из Европейского союза и это полностью гробит наших производителей.

– Додон полагает, что Запад может разморозить конфликт в Приднестровье, чтобы представить Россию агрессором. Есть ли такой риск, по вашему мнению?

– Санду еще не вступила в должность, а уже прилетал к нам сюда министр иностранных дел Украины, уже заявлял о том, что они приглашают Молдову вступить в какую-то «крымскую платформу». Они совместно будут требовать вывода российских миротворцев из приднестровского региона. Говорит все это о том, что ситуация будет подогреваться. И, конечно же, всем будут управлять наши американские «партнеры».

Европейскому союзу на своих границах пожар не нужен, но здесь есть интересы у американцев с румынской стороной, которой хотелось бы ускорить решение приднестровской проблемы и подтолкнуть процесс унионизма. Не все будет безоблачно.

– Многие парламентарии высказались за досрочные парламентские выборы. Идею поддержала и Санду, заявив, что этого хотят граждане. Есть ли серьезная необходимость в проведении этих выборов? Чего от них ждать?

– Я тоже могу сказать, что граждане республики Молдова хотят другого. Она спрашивала граждан Молдовы? Она проводила референдум по этому вопросу? Нет, конечно. Граждан Молдовы сегодня волнует стабильность, чтобы вовремя выплачивались зарплаты, пенсии, чтобы были невысокие счета за тепло, коммунальные услуги. Граждан Молдовы сегодня интересует, как будет развиваться ситуация с пандемией, что будет в системе здравоохранения и так далее. На первом месте для граждан Молдовы сегодня абсолютно не стоит вопрос вывода российский войск из Приднестровья, не стоит вопрос о досрочных выборах, как этого хочет Санду.

Позиция социалистов и Додона на сегодня говорит о том, что парламентский состав нужно менять и корректировать. Это можно сделать только на выборах. Они говорят о выборах в промежутке между маем и октябрем-ноябрем 2021 г. – вот это реальные сроки. Когда мы выйдем из зимы, из этого тяжелого состояния, когда начнется вакцинация населения. Вот тогда, наверное – да. А в сегодняшней ситуации для здравомыслящего человека, народа Молдовы это не является первой необходимостью.

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × 1 =