Донбасс нашел возможность интеграции в Евразийский союз

d433b8f4e83a8c59903866add47b8d7dРеализация Комплекса мер по выполнению минских соглашений, несмотря на многочисленные заявления экспертов об их нецелесообразности, все-таки идёт. Постепенно производятся операции с отводом тяжелого вооружения, хотя пока только по линии ДНР и ЛНР. Многие жители Донецкой и Луганской народных республик, покинувшие их территории в период эскалации конфликта, стали возвращаться домой. Все это говорит о том, что в ближайшей перспективе начнут реализовываться и остальные пункты минских соглашений, наиболее важными из которых остаются моменты определяющие статус Донбасса.

«Особый статус» республик Донбасса не останется филькиной грамотой, поскольку закреплен в минских документах от 12 февраля и резолюции Совета безопасности ООН № 2202 от 17 февраля. В Комплексе мер прописывается проведение конституционной реформы, направленной на децентрализацию страны.

Заметим, что глава ЛНР Игорь Плотницкий вскоре после подписания минских соглашений заявил о том, что ЛНР может остаться в составе Украины, если та в свою очередь будет выполнять подписанный Комплекс мер. Тогда, по его словам, Украина станет другой, такой с которой можно жить в одних границах. Аналогичной позиции придерживается и представитель ДНР на минских переговорах Денис Пушилин, видящий не только Донецкую народную республику в составе Украины, но и новую Украину уже без коррупции, без олигархов, с теми поправками в конституцию, которые будут согласованы с властями ЛНР и ДНР.

При этом Комплексом мер по реализации минских соглашений предусматривается и трансграничное сотрудничество с регионами Российской Федерации. А оно для Донбасса более чем важно.

ДНР и ЛНР ранее заявляли о своем желании стать членами Таможенного и Евразийского экономического союзов. Хотя в республиках есть понимание того, что сейчас их государственный статус не признан, а, следовательно, войти на полноценных правах в ЕАЭС и иные интеграционные образования они пока не могут. Спикер Верховного совета ДНР Андрей Пургин, возглавлявший в 2012-2013 гг. донецкое отделение движения «Донбасс за Евразийский Союз», заявил: «У нас есть рабочая версия правительственной программы по вступлению в Таможенный союз и переходу в мультивалютную зону. Это значит, что в Донецкой республике во время переходного периода будут одновременно ходить две валюты: украинская гривна и российский рубль».

По его словам, Донецкая народная республика готова вступать во все интеграционные образования, которые создаются с участием России. И здесь есть и прагматичный подход: занимаясь евроинтеграцией, Украина стала терять российский рынок. В тоже время молодым республикам нужно развивать свою промышленность, искать пути сбыта продукции. И им весьма может помочь рынок Евразийского экономического союза. De facto вступление в ЕАЭС становится вопросом экономического выживания республик.

Планы ДНР войти в евразийское пространство прописаны в стратегии её развития, предусматривающей три этапа.

На первом этапе главным является укрепление экономических связей с Россией и выход на «режим благоприятствования для продукции предприятий промышленности и сельского хозяйства». На втором этапе в стратегии предусматривается вступление республики в Евразийский экономический союз. На третьем этапе предстоит создание «справедливой» социальной сферы и вывод ее на уровни Российской Федерации и Европейского союза.

Задача вступления в ЕАЭС должна быть реализована в ближайшие сроки, но каким способом?

Первый вариант (в условиях нынешней т.н. АТО) выглядит фантастично. ДНР и ЛНР войдут в ЕАЭС в составе Украины. Да, это наиболее легитимный вариант вступления республик в состав интеграционного проекта России, Белоруссии, Казахстана, Армении и Киргизии.

Вопрос только в том, какой это будет Украина?

И тут два пути. Один подсказала канцлер Германии Ангела Меркель, заявив, что украинский народ вправе выбирать свой путь, Евросоюз был бы не против если Украина решит интегрироваться в ЕАЭС. Джон Керри также выступал за возможность интеграции Украины как в ЕС, так и в ЕАЭС. Однако при нынешней киевской власти, творящей беспредел не только в Киеве, но и по всей стране, это вряд ли возможно. Второй путь откроется, если в 2015 году «Русская весна» наступит в Харькове и Одессе, а за ними и в других городах Украины.

Второй вариант основывается на более приземленном понимании и носит характер преемственности. Донецкая и Луганская народные республики заявляли о том, что являются преемниками территорий Донецкой и Луганской областей Украины. А следовательно, на них распространяются и договорные обязательства последних, в том числе и в вопросах трансграничной интеграции.

Основанный в 2010 году еврорегион «Донбасс» (Донецкая, Ростовская, Луганская, Воронежская области) еще жив, хотя украинская сторона и отказалась от продолжения проекта. Но это не мешает перехватить эстафету первенства ДНР и ЛНР и послать своих представителей в Совет еврорегиона. Никакими законодательными ограничениями их право не ограничено. Уже в рамках региона могут быть приняты экономические стандарты Евразийского экономического союза, что позволит экономикам молодых республик выходить напрямую на рынок ЕАЭС.

Подобная практика более полувека существует в Европейском союзе и выступает формой трансграничной интеграции территорий входящих в его состав стран. Так почему бы и Донбассу не воспользоваться таким европейским инструментом? Ростовская и Воронежская области против не будут.

Третий вариант еще больше опирается на опыт Европейского союза. В настоящее время в составе ЕС действуют Комитет регионов, Ассоциация европейских приграничных регионов и другие объединения. Программа Евросоюза ИНТЕРРЕГ-III ориентирована на приграничное, транснациональное и межрегиональное сотрудничества и охватывает территории государств не только непосредственно граничащих с ЕС, но и расположенных в бассейнах Атлантического и Индийского океанов. Вот какой есть европейский опыт! Так что мешает государствам-участникам Евразийского экономического союза создать подобные объединения и запустить аналогичные программы? Ничего!

Просто ЕАЭС создан недавно и идет процесс формирования, но до конца 2015 года можно запустить что-то по аналогии с Советом регионов или Ассамблеей трансграничных регионов при руководстве интеграционного объединения.

По такой же аналогии возможно включение в единое евразийское пространство и Абхазии с Южной Осетией. А также Приднестровья, руководство которого уже предлагало форму кооперации с ЕАЭС в качестве «евразийских регионов».

Анализируя проблему «еврорегионального вируса» на западе и на востоке Украины, запущенного Евросоюзом, эксперты в отношении западных её областей пришли, например, к такому выводу: «Если мы посмотрим, что осталось от освоенных … финансов и «реализованных» проектов, то не увидим ни организованных по европейскому образцу производств, ни успешных туристических центров и работающих логистических систем, а увидим миллионы трудовых мигрантов и депрессивные территории при практически полном отсутствии малого и среднего бизнеса. Увидим также, что в западных областях Украины развитие остановилось — эти области так и остались на положении дотационных».

Однако еврорегионы на западной границе Украины смогли по некоторым направлениям интегрировать ее в европейские проекты и отчасти «подпалить» костер неонацизма (Львовская и Ивано-Франковская области входят в еврорегион «Карпаты»).

А на севере и востоке Украины на протяжении всего последнего периода имела место другая ситуация. Здесь еврорегионы выполняли абсолютно иную миссию: они были единственными «мостиками интеграции», объединяющими Украину с Россией. «Днепр», «Ярославна», «Слобожанщина» и наконец «Донбасс» — вот те инструменты локальной интеграции, выполняющие до конца свою главную цель: создать единое пространство для русских и украинцев, запустить совместные проекты, перейти к пониманию и сотрудничеству. Но этому мешал Киев, который заокеанские коллеги и европейские интеграторы готовили к Майдану-2.

А ныне, в сложнейших условиях, еврорегион «Донбасс» выступил той площадкой, благодаря которой оказывается помощь ДНР и ЛНР от российских союзников, благодаря которой не наступила гуманитарная катастрофа… и наступит экономическое возрождение.

Антон Бредихин, политолог, аспирант кафедры стран постсоветского зарубежья РГГУ

ИСТОЧНИК: nakanune.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × два =