Михаил Мухаметдинов: Время пересмотреть концепцию евразийской интеграции

Развитие капитализма ведёт к росту экономических неравенств. Увеличивается разница в благосостоянии как между богатыми и бедными странами, так и внутри всех стран среди их территорий и социальных групп. Усиление экономического неравенства вызывает рост социального напряжения даже в тех странах, которые в целом выигрывали от глобализации.

Современная региональная интеграция являет собою перенос принципов функционирования глобальной экономики на региональный уровень со всеми вытекающими отсюда последствиями: рост экономических и социальных неравенств, бедности, социального напряжения как внутри крупных богатых стран-бенефициаров региональной интеграции, так и среди периферийных стран. Ни для кого не секрет, что страны Евросоюза типа Латвии и Болгарии давно превратились в сообщества пенсионеров и инвалидов, получающих денежные переводы от родственников, уехавших работать в Западную Европу. Возможности развития таких стран ограничены количеством переводов, получаемых их гражданами. Вместе с тем, именно богатая Британия первой вышла из Евросоюза прежде всего из-за избыточной трудовой иммиграции, на взгляд большинства своих подданных, и сопутствующих ей проблем.

Евразийский экономический союз строится на тех же догмах, что и Евросоюз. При его нынешней траектории крах евразийской интеграции неминуем.

В настоящее время продолжается построение общего рынка по образцу единого рынка Евросоюза. Равные условия для банков и производителей России и меньших стран бывшего СССР приводят к тому, что банки и фирмы малых стран не выдерживают конкуренции с российскими аналогами и разоряются. Население малых стран теряет работу и вынуждено эмигрировать в Россию, где обрушивает рынок труда и способствует усилению социальной напряжённости. Аккумулятивные последствия этого губительны как для России, так и для малых стран, теряющих свой ценный трудовой ресурс. Необходимо остановить эту тенденцию.

Для этого есть два способа. Первый – замена евразийской интеграции на включение стран Евразийского экономического союза в бюджетную и юридическую системы Российской Федерации. Этот способ трудно осуществим политически и практически. Кроме того, если максимальная разница в валовом внутреннем продукте на душу населения среди стран Евразийского экономического союза составляет семь раз (между Россией и Кыргызстаном) , то разница между аналогичными показателями, например, Москвы и Ингушетии — двенадцать раз, и пять раз между среднероссийскими и ингушскими данными. Экономическая политика России способствует росту экономического неравенства среди регионов, поэтому есть сомнения в отношении серьёзного сокращения роста экономических неравенств путём включения стран бывшего СССР в состав России без кардинального реформирования российской экономической политики.

Более реалистичные меры состоят в пересмотре договора о Евразийском экономическом союзе в следующих частях:

1.      Необходимо обеспечение долгосрочной или постоянной защиты секторов экономик малых стран союза, которые конкурируют с соответствующими российскими секторами. Необходимо установить, например, асимметричные тарифы или квоты для таких российских товаров и услуг, которые производятся в самих импортирующих их малых странах. Малые страны примут такие меры на ура. Российские сектора потеряют часть своих преимуществ. Но это будет честная мера, учитывая абсолютные структурные преимущества российских секторов на общем рынке.

2.      Для того, чтобы компенсировать потери России от реализации ассиметричных тарифов и квот, необходимо прекратить все льготы и привилегии странам-членам союза от России как то субсидированный газ, льготные кредиты, компенсации убытков по части ВТО, односторонняя помощь и т.д. Экономические льготы могут быть возобновлены только при соблюдении малыми странами политических условий со стороны России, таких, например, как признание инкорпорации Крыма, суверенитета Абхазии и Южной Осетии, отказ от определённых видов сотрудничества с США, Евросоюзом, Китаем и т.д. Поддержка малых стран необходима. Проблема в том, что текущие меры поддержки не обеспечивают должным образом возможности развития малых стран. Дешёвый газ сам по себе —  отличная льгота, но ценности для развития он не представляет никакой, если закрыты все фабрики.

3.      Необходимо провести сокращение до двадцати раз численности персонала Евразийской экономической комиссии. Это ненужный институт, который служит исключительно целям трудоустройства своего привилегированного персонала, при этом направляя евразийскую интеграцию в тупик посредством реализации отживших своё догм. По разным данным в Комиссии работают 2-3 тысячи человек, в то время как договор о Меркосуре (аналогичный договору о Евразийском экономическом союзе) обслуживается всего лишь 40-50 работниками Секретариата Меркосура. Соответствующие договоры и регионы, Евразийский экономический союз и Меркосур, практически идентичны друг другу. В каждом регионе по 5 стран: одна большая Россия/Бразилия, по две средних и две маленьких.

Это лишь самое начало дискуссии о модификации курса евразийской интеграции, главным принципом которой должна стать не унификация режимов экономического обмена, а осуществление компенсаций и стимулов уязвимым странам, секторам экономики и гражданам.

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × три =