Николай Злобин: с избранием Байдена Россия станет врагом США номер один

Политолог Николай Злобин, который вот уже 30 лет живет в США, в интервью корреспонденту «Интерфакса» Ксении Байгаровой рассказывает о том, что изменится во внешней политике США с избранием Байдена, есть ли теперь перспективы сохранения СНВ и иранской ядерной сделки, а также прогнозирует, какие у Трампа возможности вернуть власть.

— Считаете ли вы, что победа Байдена на выборах лучше для отношений США с Россией? Есть ли вероятность, что отношения улучшатся, что будет какое-то облегчение санкций?

— Я бы прекратил использовать слово «санкции». Потому что в нынешних условиях, в мире после «холодной войны», это не санкции. Это элемент внешней политики, нравится нам это или нет. Элемент, уже ставший традиционным: многие страны его используют, и я не думаю, что он уйдет с появлением того или иного президента. Это просто уже часть внешнеполитического инструментария. Я бы просто говорил о том, что такие методы используются, но это не санкции. Слово «санкции» подразумевает, что когда-нибудь это отменится, все это прекратится. Но это не так. Как явление, это стало частью политики в нашем мире. С этим уже ничего не сделаешь. Это метод политической и экономической конкуренции — и хорошо, что не военной.

Я бы напомнил, что основные санкции, самые первые, серьезные, были приняты, когда Байден был вице-президентом при (бывшем президенте США Бараке) Обаме. Конгресс многие из этих санкций одобрил позже, часть даже уже при (действующем президенте Дональде) Трампе. Но это движение началось раньше при Байдене, и я думаю, что Трамп в меньшей степени несет ответственность за расширение такого метода. Ожидать, что Байден откажется от этих методов, я бы не рискнул.

— Какова, на ваш взгляд, будет внешнеполитическая стратегия при Байдене, насколько он будет свободен в своих решениях в том, что касается внешней политики Вашингтона?

— Конечно, судя по всему, сенат окажется в руках республиканцев, более того, в палате представителей, по крайней мере на сегодняшний день, республиканцы могут расширить свое представительство. Поэтому у Байдена не будет такой свободы рук, как ему бы хотелось, ни внутри США, ни во внешней политике, как это даже было у Трампа, когда сенат состоял из его однопартийцев. Это тоже надо принимать в расчет. У Байдена меньше возможностей, потому что сенат будет неохотно финансировать и утверждать его внешнеполитические инициативы.

В возрасте Байдена взгляды не меняют. Поэтому я думаю, что мы сравнительно безопасно можем экстраполировать взгляды Байдена из прошлого на то, как он будет действовать в будущем. Я думаю, он подвинет Россию на первое место в «списке врагов» Америки, сместив оттуда Китай. Поэтому я думаю, что китайцы могут облегченно вздохнуть. Параноидального давления на Китай, который делал Трамп, наверное, не будет. Но Россия вновь окажется в американских документах и политике врагом номер один. Это соответствует всей линии политике Байдена последние десятилетия.

— Есть ли вероятность, что с приходом к власти демократов оживут переговоры по ядерному разоружению?

— Байден выходит из поколения политиков, которые всегда с уважением относились к переговорам по ядерному оружию. И которые считали, что эти переговоры должны являться одним из эпицентров международной политики, в том числе российско-американских отношений. Трамп вне этой группы. А Байдену нравится считать ракеты, соотносить силы и так далее. Я думаю, что мы вернемся к этой ситуации.

— То есть, допустим, есть шанс спасти договор СНВ?

— Я думаю, что есть. По первым признакам моих разговоров с людьми, которые могут быть близки к Байдену после января, такой шанс есть. Оптимизма больше. Это в логике Байдена. В принципе, можно сказать, что Байден вообще сторонник международных договоренностей, в отличие от Трампа. Он с большим уважением к ним относится и всю жизнь относился, он любит договариваться. Думаю, что он склонен скорее договориться, нежели пойти в конфронтацию по этим вопросам.

— А что касается ядерной сделки по Ирану? Есть шанс вернуть ее на рельсы?

— Думаю, что Байден будет в большей степени признавать международные договоренности, может быть в какой-то степени может и международное право, а может быть даже международные организации. Вся история жизни Байдена этому свидетельствует, вряд ли в таком возрасте он изменит свою позицию столь радикально.

— Какова, на ваш взгляд, будет политика новой администрации США на Украине и в целом на постсоветском пространстве?

— Нельзя забывать, что в администрации Обамы Байден занимался Украиной. Он один из конструкторов того, что там происходило. Байден в принципе, в отличие от Трампа, был очень сильно вовлечен в постсоветское пространство после распада СССР. Для Трампа вся эта история чужая, а для Байдена – это история его жизни. Поэтому думаю, что американский интерес к постсоветскому пространству повысится, просто потому, что во главе государства стоит президент, на глазах которого это все сформировалось. Я думаю, что не только Украина, но и Грузия, и Молдавия, и Закавказье, и Средняя Азия станут центрами большего интереса со стороны американской администрации. Надо, конечно, посмотреть, кто на какие должности пойдет в администрации Байдена, но я предсказываю, что интерес, внимание и давление возрастут. Такого безразличия, которое проявляла администрация Трампа к этому региону, больше не будет. И это важно. Потому что страны бывшего СССР постараются использовать это небезразличие Вашингтона себе на пользу. Прямо сейчас надо начинать активно работать с американцами по постсоветскому пространству, чтобы утвердить именно приоритет российской точки зрения в их умах, если это возможно. Но не дать сделать это за Россию, как это было в прошлом.

— Насколько, в целом, на ваш взгляд, Байден будет увлечен внешней политикой, с учетом того, что в Америке сейчас слишком много внутренних проблем?

— Я думаю, что Байден не будет слишком сильно, радикально вмешиваться во внешнюю политику, потому что у него очень сложная ситуация в стране, где половина населения проголосовала против него. А ему надо делать, что делать с экономикой, потому что экономика очень любила Трампа. Полюбит ли она Байдена, никто не знает. Это выяснится, может быть, через год. Байдену надо заниматься социальными проблемами Америки, а не внешней политикой. Поэтому я думаю, к сожалению, что внешняя политика может оказаться в руках группы глобалистов, которые были всегда близки к республиканской партии. И они начнут в целом реконструировать старую картину мира. Я думаю, что это окажется невозможным, и Америка все больше начнет входить в противоречие с миром, пытаясь его опять втиснуть в старые глобалистские схемы. И таким образом Америка, может, будет все больше попадать в диссонанс со старой глобалистской системой. Но полагаю, что Байдену будет уже все равно. Скорее всего, этим будет заниматься (Камала, вице-президент избранного президента – ИФ) Харрис и молодые демократы.

Мне вообще хотелось бы, чтобы Америкой руководили 40-50-летние люди. С пониманием, что у них еще 20-25 лет политической жизни впереди. И им надо думать всерьез о будущем. Мне не нравится, когда к власти приходят люди, у которых личного будущего особо нет, а на их плечах будущее всего мира. Я никоим образом не эйджист, но просто меня волнует ситуация, что 40-50-летние политики в Америке оторваны от реальной власти.

— Каковы, на ваш взгляд, перспективы судебных исков Трампа по поводу предполагаемых фальсификаций? Есть ли у него шанс вернуть власть, или эта затея провалится?

— Я думаю, провалится наверяка. Но очень важно для самоощущения американцев понимать, что Трамп исчерпал все легальные возможности. Чтобы хотя бы часть его сторонников поняла, что, пусть им не нравится Байден, он легитимен. Поэтому Трамп тоже должен понимать, что легитимность власти в стране отчасти и в его руках. Более того, я убежден, что если Трамп сейчас правильно себя поведет, не войдет в конфликт с республиканской партией (а он, конечно, может войти!), то у него есть политическое будущее. Не обязательно в виде президентской кампании 2024 года, но влиятельным в политике он может остаться. Ведь половина населения за него проголосовала. Ему сейчас надо думать о создании собственного президентского центра, о создании центров институтов Трампа по всей стране, об участии в партийной политике, местных выборах, о создании может быть какого-то крыла республиканской партии, а то и своей партии. То есть ему есть чем заняться.

— Считаете ли вы возможными новые беспорядки в стране, со стороны тех, кто поддерживал Трампа?

— Я надеюсь, что беспорядков не будет. Ведь гнев и злость, растянутые во времени, постепенно обычно снижаются. Если Трамп пойдет в суды, то аргумент о том, мол, а давайте дождемся решения судов, кого-то охладит. И нельзя забывать, что до 20 января Трамп президент. Поэтому он несет ответственность за то, что происходит сейчас в стране.

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

12 − восемь =