Россия никогда не вмешивалась во внутренние дела Сербии

Белград охватили массовые протесты, поводом для которых стало ужесточение карантина. В то же время, оппозиция также выступила против политики президента Александра Вучича, в том числе в отношении Косово. При этом в сербских и мировых СМИ с подачи прозападных экспертов была распространена версия о «российском следе» в данных событиях, которая была опровергнута МИД России и главой Сербии. Подоплеку сербских протестов,  требования оппозиции и сценарии развития ситуации в интервью «Евразия.Эксперт» оценила директор Центра геостратегических исследований Драгана Трифкович.

– Госпожа Трифкович, почему решение президента Сербии Александра Вучича о введении комендантского часа привело к массовым протестам на улицах Белграда? Кто в основном участвовал в протестах?

– Решение о повторном введении комендантского часа в Белграде – лишь повод для начала демонстраций, а причина гораздо глубже. Когда правительство постоянно игнорирует недовольство граждан, неизбежно будет накопление недовольства. Именно это и произошло в Белграде 7 июля, когда люди стихийно собрались на улицах Белграда. Надо понимать, что правительство с самого начала вело себя неопределенно: от утверждения, что это «смешной» вирус, до введения самых строгих карантинных мер в Европе.

Мы были заперты, а граждане старше 65 лет не могли покинуть свои квартиры в течение нескольких недель. Когда ситуация с эпидемией немного улучшилась, правительство за очень короткий промежуток времени сняло все запреты, объявило выборы и организовало публичные собрания, даже футбольный матч с аудиторией 20 000 человек. Хотя общественность предупредила, что организация выборов и митингов небезопасна, правительство проигнорировало такие предупреждения. Как и ожидалось, ситуация с эпидемией снова ухудшилась после выборов, и правительство переложило ответственность на граждан.

Большинство протестующих были молодыми людьми, что было большим сюрпризом. Такой энергии в обществе давно не было. Это говорит о том, что правительству удалось мобилизовать все структуры общества против себя, потому что в прошлом году у нас было в основном пожилое население, которое протестовало против правительства почти во всех городах Сербии.

– Позже главный эпидемиолог Сербии Предраґ Кон заявил, что ситуация с коронавирусом в Белграде улучшается, а потому потребности в комендантском часе может и не быть. Как вы это объясните?

– С самого начала эпидемии антикризисный штаб, возглавляемый доктором Коном, адаптировал данные и информацию об эпидемии к политическим потребностям режима. По этой причине никто из граждан больше не доверяет штабу. Нашей основной проблемой является возникшее недоверие к институтам, которых на самом деле больше не существует, а вся власть сосредоточена в канцелярии президента. В этом кабинете принимаются решения по внешней политике (хотя это конституционно входит в компетенцию правительства) и по внутренней политике, планы города, меры здравоохранения и диагностика и все остальное. Понятно, что сейчас президент тактичен, потому что видел: его обращение к общественности и объявленные меры вызывают недовольство в народе. Однако я боюсь, что мы достигли критической фазы именно из-за игнорирования недовольства населения и создания растущих разногласий в обществе.

Когда кто-то пытается скрыть проблемы, переложить ответственность на других и манипулировать общественным мнением, это не может принести ничего положительного. Доктор Кон особенно непопулярен, потому что он уже был вовлечен в скандал с закупками вакцин против свиного гриппа, когда было установлено, что вакцины оплачиваются во много раз дороже, чем те, которые предлагают другие компании. У него даже не было морального права быть частью кризисного штаба. Исследовательский дом BIRN опубликовал отчет о том, что в период с 19 марта по 1 июня число смертей от коронавируса более чем в два раза превышало официальные данные. Это говорит о том, что официальные данные были сокращены в связи с проведением выборов.

– Какие-то внешние силы «посодействовали» в организации этих протестов?

– В первый день протеста я подошла к парламенту Сербии и присоединилась к протесту. Люди собрались абсолютно спонтанно. За сбором граждан не стоят иностранные силы, на что хочет обратить внимание правительство. Идея правительства состоит в том, чтобы дезавуировать протесты, утверждая, что там собираются экстремисты и иностранные наемники. По этой причине в число протестующих вошли группы хулиганов и полицейских в штатском, которые нападали на полицию в оцеплении, защищавшую парламент. Правительство направило эти группы скомпрометировать митингующих. Так начались беспорядки, потому что тогда полиция применила слезоточивый газ и силу, чтобы разогнать протестующих. Только недовольные сербские граждане стоят за протестами в Сербии.

Что интересно, вот уже несколько дней режимные СМИ и сторонники режима и даже депутаты Сербской прогрессивной партии обвиняют Россию в организации беспорядков и акций протеста в Белграде. Газеты под контролем режима печатают новости на первых полосах с заголовком: «российские шпионы вызывают хаос в Белграде».

Конечно, такие заявления не имеют никакого смысла, потому что Россия никогда не вмешивалась во внутренние дела Сербии. Россия дружелюбна по отношению к Сербии и на протяжении многих лет поддерживает сохранение территориальной целостности Сербии на международном уровне. 

Речь идет о том, что Россия четко стоит на позициях защиты международного права и Резолюции 1244, которая является позицией большинства граждан Сербии, а также Сербской Православной Церкви. Аналитики, выступающие за режим, которые обвиняют Россию в том, что она якобы стоит за протестами в Сербии, также говорят, что Россия не позволяет президенту Сербии решать проблему Косово. Они считают, что Вучич, несмотря на то, что он не обладает конституционными полномочиями, должен подписать всеобъемлющее мирное соглашение с Приштиной и признать независимость Косово.

С другой стороны, я наблюдаю, что в российских СМИ некоторые российские аналитики утверждают, что Сорос стоит за беспорядками в Сербии, и предупреждают о «майдане». Такие заявления по-прежнему не имеют смысла, поскольку президент Сербии тесно сотрудничает с Соросом в той степени, в которой он также информирует его о процессе решения косовской проблемы. Им достаточно просто посмотреть, сколько раз президент Сербии встречался с Алексом Соросом, сыном Джорджа Сороса, и каковы были темы их бесед. Сорос открыто благодарит президента Сербии за его поддержку, и г-жа Соня Лихт, которая возглавляет Фонд открытого общества в Сербии, является одним из ближайших соратников Александра Вучича. Антироссийская пропаганда в Сербии зашла настолько далеко, что даже посол России в Сербии Александр Боцан-Харченко был вынужден среагировать.

– Что сейчас предпринимают власти Сербии, чтобы успокоить население? Может Вучич собирается ослабить карантин, чтобы протесты не приняли постоянный и массовый характер и в других городах Сербии?

– Теперь правительство отказалось от строгих карантинных мер, когда оно увидело реакцию граждан. Однако любые меры, связанные с эпидемией коронавируса, не так важны для протеста.

Причиной протеста является неудовлетворенность граждан политикой правящего режима, и это можно сразу увидеть на акциях протеста в Сербии. Граждане Сербии недовольны тем, как решается проблема Косово. 

С 2013 года, когда было подписано антиконституционное Брюссельское соглашение, институты государства Сербия были закрыты на территории южной сербской провинции. Это открытая политика капитуляции и «ползучего» признания Косово. Сейчас этот процесс практически завершен, и президент Сербии ведет секретные переговоры по окончательному решению косовской проблемы вне рамок резолюции 1244. Вопреки воле граждан президент заверяет наc, что Германия также потеряла территории, но осталась сильной экономической державой. Это практически обещает нам лучшее будущее, если мы откажемся от Косово и Метохии. В то же время мы не знаем, как он ведет переговоры с албанской стороной, учитывая, что он никогда не представлял платформу для решения этой проблемы. Мы узнаем подробности этих переговоров от незаконных властей в Приштине или от западных чиновников.

Журналисты в Сербии неоднократно просили президента Сербии уточнить, существует ли план раздела Косово, и он всегда утверждал, что такого плана не существует и что он никогда не обсуждал его. Затем мы узнаем от бывшего американского чиновника из СМИ, что велись переговоры о таком плане.

С другой стороны, сербский народ в Черногории подвергается сильным репрессиям со стороны режима Джукановича. Был принят закон о свободе вероисповедания, который претендует на конфискацию имущества сербской православной церкви. Сербия официально не предпринимала никаких действий по этому вопросу, хотя она имеет конституционное обязательство защищать интересы своего народа за пределами границ государства Сербия. Вместо этого президент Сербии молчаливо поддерживает политику Джукановича, которая является антисербской. И, наконец, существует экономическая ситуация, которая, безусловно, вызовет еще большее недовольство, поскольку ожидается новая волна увольнений. По этой причине, я думаю, что протесты не прекратятся быстро или легко, и что они станут более радикальными с сентября.

– На ваш взгляд, можно ли было предотвратить эти акции протеста? Как вы думаете, что президент Вучич должен был предпринять, чтобы ситуация не скатилась к силовому противостоянию?

– Я думаю, что сейчас слишком поздно, потому что недовольство достигло своего апогея. Правительство должно было работать раньше, чтобы предотвратить такой сценарий, объединяя людей. Однако чтобы объединить людей, вы должны сначала убедить их в своих благих намерениях, вы должны предложить им повод доверять вам. Мы обсуждали проблему ведения секретных переговоров по Косово, это не то, что может убедить граждан. Напомню, что Сербская прогрессивная партия пришла к власти, пообещав аннулировать все незаконные соглашения по Косово и Метохии, и фактически она подписала то, что никто не хотел подписывать. С другой стороны, было создано партийное правительство, представители которого учитывают интересы партии и их личные интересы.

Нитко не представляет интересы государства и народа. На данном этапе единственное, что может сделать правительство, – это предложить платформу для формирования общественного консенсуса, который должен найти выход из общего кризиса.

Я думаю, что должно быть сформировано переходное правительство, чтобы обеспечить создание условий для проведения нормальных выборов. Один такой шаг мог бы послужить клапаном для снижения неудовлетворенности, но нынешная власть не готова к этому. 

Боюсь, что это приведет к дальнейшей радикализации ситуации. Конечно, ключевым вопросом для сербского общества является решение косовской проблемы. Если президент Сербии нарушит Конституцию и подпишет соглашение с Приштиной, это неизбежно даст еще больший импульс протестам, которые могут перерасти в нечто большее. Ситуация в Черногории и протесты в форме мирных собраний, которые проходят в этой стране, также являются тем, на что правительство Черногории не имеет ответа. Балканы снова становятся турбулентными, из-за всего этого трудно дать некоторые точные прогнозы, потому что ситуация динамична, изменчива и зависит от множества различных факторов. Самым важным для будущего Сербии является сохранение ее территориальной целостности и восстановление демократических принципов.

Также важно, чтобы мы сохранили наши связи с Россией и не ограничивались исключительно евроатлантической зоной влияния. Если независимость Косово будет достигнута, я думаю, что Сербия будет направлена на НАТО и российское влияние будет нивелировано на Балканах в долгосрочной перспективе. Я искренне надеюсь, что этого не произойдет.

– В Сербии часто происходят протесты против Вучича, но он победил на выборах. И после его победы вновь начались акции протеста. На ваш взгляд, могут ли эти акции протеста привести в итоге к отставке Вучича?

– Что касается прошедших выборов, то они были отмечены поляризацией общества и бойкотом оппозиции, которая не хотела участвовать в них, поскольку считала, что условий для проведения честных выборов нет. Менее 50% избирателей пришли на избирательные участки, и ранее существовала проблема, заключающаяся в том, что граждан, занятых в государственных компаниях, практически заставляли голосовать за правящую партию.

Многие мировые СМИ выпустили негативные комментарии относительно последних выборов, отмечая несовершенство демократии в Сербии и тот факт, что президент Сербии управляет государством как частной компанией. Они все более критически относятся к ситуации в Сербии. Это свидетельствует о том, что Александр Вучич теряет внешнюю поддержку. Однако, что серьезно потрясло его правительство, это стихийные протесты граждан. Он был вынужден применить силу против протестующих впервые после свержения режима Милошевича. Еще до ухода режима Милошевича у нас была серия протестов, в том числе бойкоты выборов со стороны оппозиции. То, что происходит сейчас, еще хуже, потому что оказалось, что во время Милошевича было больше свобод, чем сейчас. К сожалению, я не уверена, что у Александра Вучича есть стратегия выхода, потому что он ведет себя так, как будто он останется у власти навсегда.

Вучич пытался выиграть как можно больше времени, но теперь больше нет места для маневра. Запад хочет положить конец этому процессу, и проблема в том, что он дал определенные обещания еще до того, как пришел к власти. С другой стороны, подавляющее большинство сербских граждан не готовы отказаться от Косово. Поэтому я думаю, что нас ждет чрезвычайно неспокойный период, но я надеюсь, что нам удастся сохранить нашу территориальную целостность и восстановить способность к демократическим преобразованиям в обществе.

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × один =