Украинского майдана не будет в Беларуси

Огласив окончательные итоги выборов 14 августа, ЦИК Беларуси утвердил президентом Александра Лукашенко. Однако оппозиция не признала результаты, и эту позицию поддержали на Западе. Еще до пресс-релиза ЦИК президент Литвы заявил о нелегитимности переизбрания действующего главы государства, а в Словении и Чехии накануне призвали провести в республике новые выборы. На уровне ЕС был озвучен тезис о «несвободности» и «несправедливости» проведенной избирательной кампании, рассматривается возможное введение санкций. 16 августа на митинг поддержки Лукашенко впервые собрались его сторонники. Одновременно в стране прошли масштабные акции сторонников ухода от власти главы государства.

– 16 августа президенты Беларуси и России Александр Лукашенко и Владимир Путин провели телефонный разговор, в ходе которого, в частности, «с российской стороны подтверждена готовность оказать необходимое содействие в разрешении возникших проблем на основе принципов Договора о создании Союзного государства, а также в случае необходимости по линии Организации Договора о коллективной безопасности». Как на Западе восприняли данные события?

– На Западе не хотят, чтобы из ситуации в Беларуси получился новый громадный конфликт с Россией, похожий, или даже глубже или страшнее того, что мы имели 6 лет тому назад в Украине. Поэтому, как мне кажется, западная реакция достаточно сдержанна. Несдержанна – реакция трех прибалтийских государств и Польши, которые как гиены ходят вокруг Лукашенко и думают, что там вот-вот можно будет сменить правительство.

Мне кажется, что Лукашенко опять полностью подтвердил курс на Союзное государство с Россией. Во всяком случае, в вопросах безопасности. В экономическом плане он понимает, что связь с Россией для него очень важна.

Россия, с моей точки зрения, поступает правильно, не вставая открыто на сторону Лукашенко. Потому что он действительно фальсифицировал выборы. Я думаю, что любая независимая экспертиза это докажет. Россия не хочет потерять ту часть Беларуси, которая протестует против Лукашенко, но которая не протестует против России, как это было 6 лет назад в Украине. Поэтому в российско-белорусских отношениях все нормально.

Это может привести к тому, что Россия станет главным стабилизирующим фактором, мягкой силой в политике будущего в Беларуси. А Запад, у которого нет рычагов влияния на Беларусь, будет стараться разжигать новый огонь оранжевой революции. Кое-кто будет там этим заниматься. Но разумные силы этого делать не будут.

– Какую роль может сыграть НАТО в ситуации вокруг Беларуси, и при каких условиях альянс способен к прямому вмешательству?

– НАТО не может вмешиваться в дела Беларуси, так как Минск – военный союзник России. Это то же самое, если бы теоретически Россия совершила военную интервенцию на территорию НАТО. Ни при каких обстоятельствах я себе не могу представить, чтобы войска НАТО пытались перейти границу Беларуси, чтобы встать на сторону оппозиции или для чего-то еще. Это может привести к третьей мировой. Разумные страны на Западе это прекрасно понимают.

Именно прибалтийские государства и Польша уже годами считают, что им все дозволено, что они могут делать из Украины, Молдовы, Беларуси некие буферные государства против России.

Они будут пытаться привести во власть свои силы. Но я думаю, что в Беларуси это не удастся. Ее связи с Россией все-таки сильны, и сама Беларусь воспринимает себя в качестве страны, которая, в отличие от Украины, ни в коем случае не должна становиться буферным государством против России. И в то же время, она не хочет становиться буферным государством России против Запада. Она будет вести двухвекторную политику, понимая, что при любом раскладе сил она – союзник России.

– Президент Франции Эммануэль Макрон заявил, что «Европейский союз должен продолжать мобилизацию вместе с сотнями тысяч белорусов», поддержав протестующих в республике. Это и ряд подобных заявлений из стран ЕС – только «моральная поддержка», или сигнал о готовности к прямой помощи протестующим?

– Поскольку Запад и ЕС всегда говорят, что для них на первом месте либеральные ценности, то будут заявления наподобие слов Макрона, которые будут защищать либеральную революцию в Беларуси. Но я думаю, что дальше риторики и словесных заявлений дело не пойдет, если только в Беларуси не разразится гражданская война. Но события не говорят о том, что там сейчас такое возможно. Лукашенко маленькими шагами идет навстречу протестующим. У него нет другого выхода, и он должен начать диалог с общественностью, чтобы не потерять народ. Лукашенко удержится, но ему нужно будет, как минимум, выпустить политзаключенных и провести кадровые изменения, чтобы успокоить общественность.

– Каковы глубинные причины недовольства белорусских граждан?

– Глубинные причины недовольства белорусских граждан, во-первых, связаны с глобальной обстановкой в Европе и во всем мире. Все страны в экономическом, социальном плане, в плане здравоохранения страдают от пандемии коронавируса. Люди не уверены в будущем, они злы, агрессивны. Протесты против действий властей [идут] в каждой стране на очень высоком уровне, особенно в США. В Беларуси главным детонатором недовольства и протестов были выборы. По мнению протестующих, Лукашенко фальсифицировал результаты.

В Беларуси, так же как в России, Украине, Молдавии, Армении, живет достаточно большая прослойка людей, родившихся после 2000 г., которые ориентируются на правовые системы и демократию на Западе, на рыночную экономику, так же как их предки в конце 80-х гг. смотрели на Запад в надежде получить от него помощь. Это поколение людей хочет смены власти. Но проблема в том, что они в меньшинстве.

Большинство людей и в Беларуси, и в других странах постсоветского пространства по-прежнему хотят стабильности. Но сейчас в Беларуси взрывоопасная ситуация, потому что полиция абсолютно безнаказанно и произвольно начинает избивать своих граждан. Эти фотографии, которые распространяются по всему миру, провоцируют ответную реакцию со стороны европейских государств, которые считают, что по моральным причинам они должны защищать людей в Беларуси и вмешаться в ситуацию там.

Часть экспертов указывают на спад протестной волны, другие прогнозируют нарастание радикализации из-за применения насилия. По каким сценариям, на Ваш взгляд, может пойти развитие ситуации в Беларуси?

– Я думаю, что все-таки второго «майдана» и такой революции, какая была в Украине, в Беларуси не будет. Но и Лукашенко зря надеется, что часть населения, которая выступает против него и его политики, за его уход, успокоится.

Люди дальше будут становиться еще радикальнее именно из-за нынешних действий милиции. Кто-то, может быть, даже уйдет в подполье. Другого выхода, кроме как попытаться извиниться за жесткость силовых структур, и другой альтернативы, кроме как пойти на примирение со продолжающей расти протестующей частью населения у Лукашенко, как мне кажется, нет. Самое умное, что он мог бы сделать – это поговорить, и, может быть, включить человека из оппозиции во властные структуры, в правительство, чтобы создать хотя бы видимость того, что он готов идти на компромисс и разговаривать с той частью населения, которая им недовольна.

Почему в ЕС, с одной стороны, выражают солидарность с протестующими, не признают итоги выборов, а с другой – не торопятся признавать Светлану Тихановскую президентом?

– Запад не может просто так признать Светлану Тихановскую президентом Беларуси, потому что у него нет четких данных и доказательств того, что Лукашенко фальсифицировал выборы. Эти утверждения делает оппозиция. Они, с точки зрения Европейского союза, правдоподобные, но нужны доказательства. Западных наблюдателей, в том числе наблюдателей от ОБСЕ, Лукашенко в страну не пустил. Кроме того, ЕС также понимает, что если он будет давить на Лукашенко слишком жестко, то он возьмет и уйдет в Россию.

Москва уже предлагала более тесную, более глубокую интеграцию двух государств, вплоть до воссоединения Беларуси с Россией. Лукашенко решил это отвергнуть, и он думал, что завоюет симпатии большинства белорусов, в том числе и прозападно настроенных молодых людей, тем, что скажет, что спас суверенитет Беларуси. Но не тут-то было, потому что он сам не является для многих людей в Беларуси, особенно тех, которые хотят реформ, установления демократии в стране, примером или авторитетным лидером.

Запад это все, конечно, понимает. Там сделали выводы из украинских событий, когда были прямое вмешательство и поддержка протестующих против Януковича, которому обещали неприкосновенность, если он пойдет на договор с оппозицией, а потом на следующий день сам Запад по сути сдал его, приведя ситуацию к фактическому госперевороту. Когда Януковичу пришлось бежать из страны, к власти на волне революции пришли нелегитимные лидеры.

Беларусь, как понимает Запад, на это не пойдет, потому что является военным союзником России, а также входит в ЕАЭС. Поэтому, тут у Запада просто нет тех форм давления и рычагов, чтобы напрямую действовать в Беларуси. Российская позиция там сильнее.

Латвия, Литва и Польша потребовали от Беларуси выполнить «план деэскалации». Также данные страны выразили готовность стать посредниками в переговорах белорусских властей и оппозиции. Насколько такое посредничество возможно? Каких целей добиваются инициаторы?

– Латвия, Литва и Польша хотят пойти по тогдашнему пути Германии, Франции и Польши в Украине. Фактически – привести оппозицию к власти, заставить Лукашенко идти на перевыборы под наблюдением Запада. Интересно, что Германия и Франция публично не поддерживают начинания этих трех стран. У одних Латвии, Литвы и Польши слишком мало рычагов давления, сил, чтобы заставить Лукашенко собрать круглый стол у себя в стране.

Я думаю, что посредничество все равно должно состояться. Если накал страстей в Беларуси приведет к опасности возникновения гражданского противостояния, было бы лучше, если бы посредничеством занимались такие страны, как Молдова или Казахстан.

Во всяком случае, страны, входящие в Евразийское пространство или ЕАЭС, являются нейтральными. Все же лучше Молдова со своим президентом Додоном. У нее тоже есть похожие проблемы, но страна с этими внутренними вызовами справляется. Она могла бы более мягко и разумно посредничать между Лукашенко и оппозицией.

– Насколько готовы к вмешательству в ситуацию ведущие европейские игроки – Великобритания, Германия, Франция? В чем заключаются их интересы на белорусском направлении?

– Такие страны, как Великобритания, Германия, Франция опасаются, что слишком сильное давление на Лукашенко приведет к тому, что Беларусь объединится с Россией, так как Лукашенко может углядеть в этом единственный способ и путь, чтобы спасти себя. События в Украине показали, что Запад готов идти на очень многое, чтобы не дать России восстановить свое влияние на постсоветском пространстве, даже расширить структуру НАТО фактически до российских границ. Нынешние события, протестное движение в Беларуси, крупнейшие просчеты Лукашенко в свой политике приглашают Запад подключиться к геополитическим маневрам, «боданию» с Россией на востоке Европы.

– В ЕС активно обсуждается введение новых санкций в отношении Беларуси. Насколько этот инструмент может быть действенным и к каким последствиям для белорусской экономики может привести?

– Естественно, ЕС будет вводить какие-то определенные санкции в отношении Беларуси. Но они не будут касаться ее экономики, потому что всем в Европе понятно, что такие санкции будут только обеднять население страны. А против народа Запад идти не хочет. Санкции будут введены против отдельных белорусских политиков, которых не будут впускать в Европу.

В то же время Запад понимает, что у него нет широких возможностей для давления на Беларусь. Если он будет слишком сильно давить на Беларусь, то у Лукашенко всегда есть возможность уйти к России, чего очень не хотелось бы Западу.

– Какое будущее ждет отношения Беларуси и ЕС в случае прекращения протестов и сохранения у власти действующего президента?

– То, что мы имеем за последние 26 лет. На самом деле Лукашенко научился играть в свою собственную двухвекторную политику. Когда Россия слишком на него давит или говорит, что надо объединяться, он бежит на Запад и просит там защиты от российского «медведя». Когда на него начинает давить Запад, он быстро бежит к России и просит там защиты от Запада. Таким образом, он последние 26 лет смог сохранять свою власть и будет и дальше небезуспешно пытаться это делать, потому что правила игры, по которым он таким образом играет, все еще действуют. Россия не хочет ухода Беларуси на Запад при каком-нибудь новом Шушкевиче. А Запад не хочет, чтобы Лукашенко был слишком пророссийским и полностью отвернулся от сотрудничества с Европой.

Старший научный сотрудник Института мировых тенденций (Потсдам) Александр Рар

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двенадцать − шесть =