Глобальный тренд на протесты формируется из-за кризиса либеральной модели

Протестные движения как в развитых, так и в развивающихся странах становятся глобальным трендом, их причинами являются кризис либеральной модели развития и желание масс более активно участвовать в политическом процессе. Такое мнение в среду выразили эксперты, принявшие участие в круглом столе Экспертного института социальных исследований и газеты «Взгляд».

«Если говорить о мировых тенденциях, то достаточно очевидно, что мы имеем дело с неким глобальным протестным трендом. Я в недавней статье назвал этот процесс «глобальным импичментом», по аналогии с тем, что сейчас происходит в США, — сказал директор по научной работе Фонда развития и поддержки международного дискуссионного клуба «Валдай» Федор Лукьянов. — Имеется в виду, что по совершенно разным причинам растущее число жителей разных стран мира выражают недоверие верхним слоям общества. При этом и общества разные, и слои разные, а вот это вот ощущение, что «вы там про нас не думаете» — оно в самых разных моделях и системах имеет место».

При этом, по словам эксперта, одной из причин массовых акций протеста, особенно в развитых странах, является нежелание руководства государств допустить до участия в политическом процессе значительные группы населения. «На Западе правящие классы совершенно не готовы к тому, чтобы услышать этих протестующих и попытаться втянуть в политический процесс. Правых популистов отсекают как «нерукопожатных». В одной стране за другой мы видим один и тот же феномен, вот сейчас Германия на очереди, когда они не могут сформировать правительство, потому что слишком велика доля крайне правых, — продолжил аналитик. — Игнорировать их невозможно, а включать в политический процесс нельзя. Насколько там готовы к тому, чтобы вытащить часть из них и сделать ее лояльной — непонятно».

При этом аналитик указал, что даже при наличии серьезного внешнего давления и объективных экономических предпосылок протестующим не всегда удается добиться своих целей. «Венесуэла — это ярчайший пример того, когда есть, с одной стороны, очевидные внутренние предпосылки для серьезных волнений, и при этом существует мощный внешний фактор, который абсолютно не скрывался — США объявили официально о том, что в Венесуэле меняется власть, — и ничего не вышло, — резюмировал он. — На мой взгляд, это удивительно важный пример, когда при наличии объективных обстоятельств и широчайшего ассортимента средств, которые можно было бы применить извне, они не сработали».

Кризис либеральной модели

Председатель правления «Центра политических технологий» Борис Макаренко обратил внимание на то, что протесты в развитых странах связаны с тем, что либеральная модель общественно-политического развития перестала обеспечивать необходимый экономический рост, что вызвало недовольство у населения, привыкшего к постоянному повышению уровня жизни.

«Протест — это кризис представительства. В демократических обществах этот кризис основан на том, что либеральные демократии перестали обеспечивать социально-экономическое развитие, — констатировал Макаренко. — Впервые нынешнее поколение живет по материальному уровню не лучше, а хуже, чем их отцы. Соответственно к либеральной демократии возникли вопросы, а ответы на них в рамках имеющейся парадигмы не найдены».

Эксперт также указал, что нередко в ходе протестов совпадают два комплекса факторов: во-первых, материальные, а во-вторых, недовольство групп населения, считающих, что их интересы недостаточно учитываются в органах принятия решений.

«Желтые жилеты» во Франции возникли потому что два сильных кандидата в первом туре набрали вместе 42% голосов — Марин Ле Пен и Жан-Люк Миланшон, если бы был единый популистский кандидат, он бы победил чуть ли не в первом туре, — резюмировал Макаренко. — Но эти две партии — «Национальный фронт» и «Непокоренная Франция» — оказались потом в Национальном собрании в абсолютном меньшинстве. По сути, 42% французов оказались непредставленными».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двадцать − двенадцать =