В Евразиймкой экономической комиссии с февраля начало функционировать новое направление: внутренних рынков, информатизации, информационно-коммуникационных технологий. Из названия можно было предположить, что в его  компетенции окажутся вопросы единого новостного и ценностного поля ЕАЭС. Однако заниматься подразделение будет электронной коммерцией, информационную политику интерпретируя через информатику (IT).

Министр без портфеля от Армении Карине Минасян в новом составе ЕЭК возглавила специально созданную Коллегию ЕЭК, которая отечает за интеграцию и унификацию внутренних рынков, а также информационные процессы и технологии. Одновременно с приходом нового главы ЕЭК Сержа Саркисяна, бывшего премьер-министра Армении, департамент перешел из-под подчинения Председателю Коллегии ЕЭК его соотечественнице. Интересно, что область коммуникаций не чужда им обоим. В бытность премьер-министром Серж Саркисян добился демонополизации теле-коммуникационной сферы в Армении. Благодаря его усилиям вместо одного стало три сотовых оператора, цены на услуги снизились в несколько раз.

Эта структура создававась не с нуля, а в нее целиком вошел прежний Департамент информационных технологий, который состоит из прежних отделов: информационного обеспечения и унификации электронных документов, координации работ по созданию и развитию интегрированной информационной системы ТС и ЕЭП, организации эксплуатации и развития информационных систем и баз данных, информационной безопасности, организации эксплуатации средств телекоммуникаций и вычислительной техники. Анонсировано, что при прежнем составе функционально IT-направление ЕЭК будет также еще заниматься электронной коммерцией.

Так, анонсировалось, что Карине Минасян станет также работать в ЕЭК над созданием внутренних рынков без барьеров и ограничений. Информационный аспект, таким образом, нужен для того, чтобы за счет обмена данными способствовать реализации общих проектов государств Евразийского экономического союза. Это предполагается делать за счет открытости государственных данных при защищенности персональных. Это, конечно, хорошо, так как подразумевает доверие.

Получается, что концепция министерства подразумевает видение недостатка информации как главного препятствия торговле. Поможет ли реализация принципа открытости данных решить проблему информационной асимметрии, когда у продавца и покупателя заведомо разный объем знаний о недостатках и достоинствах продаваемого товара? Скорее нет, ведь даже соблюдение соответствующей процедуры маловероятно, если каждый игрок изначально нацелен на извлечение прибыли за счет недоосведомленности другого и рассуждает в парадигме капитализма.

В концепции нового IT-направления ЕЭК также присутствует термин «трансграничное пространство доверия». Можно было бы преположить, что это понятие предполагает снижение трансакционных издержек за счет взаимопонимания между игроками на основе понятных процедур и общих ценностей и мировоззрения. Однако в действительности сам термин с доверием имеет мало общего, он трактуется как совокупность условий, согласованных государствами-членами ЕАЭС, для обеспечения межгосударственного обмена данными и электронными документами между уполномоченными органами.

Проще говоря, если трансграничное пространство доверия и появится, то, согласно новой концепции, информационная открытость государств приведет к информационной незащищенности граждан. И объединение баз данных со штрафами авто-инспекций – самый очевидный пример, в котором проявляется невыгодность такого объединенного пространства для граждан ЕАЭС. Риторическим остается вопрос: как же будет реализовываться в рамках концепции информационной открытости заявленная в ней же идея кибер-безопасности и где возможен баланс между этими двумя взаимно противоречащими ценностями?

Между тем, под лозунгами информатизации можно было закономерным образом начать работу над общей идеологией Евразийского пространства. Ведь на этапе экономической интеграции уже следовало бы задуматься не только об общих процедурах, но и общекультурных ценностях, непротиворечивых для всех народов ЕАЭС, которые и являются залогом доверия в традиционном понимании этого слова. Тогда на этапе политической интеграции это уменьшило трансакционные издержки принятия политических решений, а также обеспечивало бы их легитимность.

Сейчас, уже на этапе экономической интеграции на Евразийском пространстве можно считать уместной постановку вопроса об общем для всех стран ЕАЭС понимании происходящих на его территории процессов и событий – а это уже компетенция пресс-службы. Так, единая информационная повестка предполагала бы близкий взгляд на проблемы, и, где возможно, общее целеполагание со стороны стран ЕАЭС. Однако тот факт, что пресс-служба Комиссии практически не выступала с комментариями «горячих» новостей Евразийского союза от своего имени в СМИ (как, например, от лица МИД России это делает официальный представитель Мария Захарова) показывает, что пресс-служба Евразийской экономической комиссии пока не ставит перед собой задач о формированию общеевразийского информационного поля.

Хотя предпосылки для того, чтобы начать работу по созданию общего информационного пространства, можно сказать, имеются. Например, в отчете о работе ЕЭК за четыре года, который лег на столы всех президентов в декабре, были намечены и сформулированы общие для этой организации приоритеты  субъектность, равенство, легитимность, открытость, экономическая эффективность. Хотя эти приоритеты, корпоративные ценности, по сути можно приписать любой международной организации, но даже формулирование самых общих принципов – это уже шаг вперед. Новый состав пресс-службы Комиссии, может быть, поставит перед собой более всеобъемлющие задачи.

Правда, не факт, что новое направление Комиссии принесло бы гармонизацию в многосторонние отношения, займись оно еще и вопросами построения доверия. Доцент кафедры политической теории МГИМО Кирилл Коктыш комментирует: «Подразделение в Комиссии, если бы оно занималось вопросами идеологии, создало бы больше поводов для возможных скандалов, нежели общих смыслов. Как только возникает вопрос об официальном сведении воедино политик государств, пусть даже только и информационных, тут же закономерным образом проявится и внутренняя конфликтность. В этом смысел с регулированием оборота материальных ценностяей в новом министерстве все будет, я думаю, хорошо – но этого не скажешь, к сожалению, и про общекультурные, нематериальные ценности».

Информационное пространство в смысле IT: новое направление в ЕЭК под началом Армении

См. также:

Кому выгоден пересмотр соглашений по «Южному потоку» /АНАЛИТИКА/
Немецкий журнал Spiegel: Генерал НАТО считает, что Киев проиграл войну на востоке Украины
Украина ратифицировала соглашение об ассоциации с ЕС
Лукашенко обещал поддерживать Азербайджан «при всех возможностях и невозможностях»
Премьер-министр Сербии: страна не намерена вводить санкции против России
Der Spiegel: Немецкая разведка с 2005 года знала о шпионаже США в стране
Сборная России выиграла бронзу в эстафете этапа КМ в Рупольдинге
Сергей Марков: Турция вплотную приблизилась к вхождению в Евразийский экономический союз /ВИДЕО/
Путин нацелился на Азию ("Japan Times", Япония)
Путин: побороть угрозу терроризма можно лишь совместно на базе международного права