Коронавирус сломал здравоохранение США: медики о страшных уроках эпидемии

Количество подтвержденных случаев коронавирусной инфекции в США уже перевалило за 1,3 миллиона. Только в Нью-Йорке заболели почти 180 тысяч человек и более 14,5 тысячи погибли. Среди них немало медиков, которые оказались на передовой этой необычной войны.

По просьбе «Ленты.ру» журналистка Дарья Шипачева пообщалась с медсестрой, которая находится в центре событий, и выяснила, к каким разрушительным для США последствиям привела нынешняя пандемия.

«Подумал, что пора составить завещание»

Карла (имя изменено по просьбе героини) — медсестра, работает в одной из больниц на Манхэттене в Нью-Йорке. До начала пандемии она занималась амбулаторными пациентами, а когда случилась вспышка COVID-19, клиника поставила ее перед выбором: либо идти в «красную зону», либо брать неоплачиваемый отпуск. Карла выбрала второе — просто потому, что ей не с кем оставить двух детей при закрытых садах и школах.

Родная сестра Карлы тоже работает медсестрой в отделении реанимации в больнице Куинса, но ей вообще не дали выбора, отправив рисковать жизнью ради спасения пациентов с коронавирусом. Сестре строго запретили общаться с медиа, да и Карла боится говорить о ситуации в нью-йоркских больницах, но все же согласилась на условиях анонимности рассказать о том, что творится в американском очаге пандемии.

«У нас не хватает масок, поэтому их приходится использовать повторно. Респиратор №95 носят в течение недели, прикрывая обычной хирургической маской. После смены его нужно обработать антисептическим спреем и положить в бумажный пакет на хранение — до следующего раза», — говорит Карла. По ее словам, хирургические платья, которые врачи и медсестры надевают поверх формы в «красной зоне», тоже используются многократно.

Карла подтверждает, что аппараты для искусственной вентиляции легких (ИВЛ), как везде в мире, у них в дефиците — в одну палату в реанимации кладут двух пациентов, но прибор там только один. Кому из заразившихся станет хуже раньше — тому и повезет получить шанс на спасение. Правда, и этот призрачный шанс скоро может растаять, ведь в больницах заканчивается пропофол — седативное средство, которое вводят пациентам на ИВЛ. Без пропофола, а также фентанила и мидазолама, запасы которых тоже подходят к концу, — использовать аппараты нельзя.

Но самая серьезная проблема, о которой рассказывает Карла, — даже не нехватка оборудования и лекарств, а дефицит рабочих рук, в особенности среднего медицинского персонала. Еще в начале апреля мэр Нью-Йорка Билл де Блазио сказал, что городу не хватает около 45 тысяч медработников. И основной дефицит — это как раз медсестры и медбратья. Даже до вспышки коронавируса было ясно, что среднего медперсонала нужно намного больше: к 2022 году, по расчетам экспертов, американской системе здравоохранения понадобится 1,1 миллиона дополнительных медсестер.  Средний медперсонал в принципе составляет более половины всех работников сферы здравоохранения, и его нехватка — проблема мирового масштаба. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) уже признала, что в мире нужны как минимум еще шесть миллионов медсестер и медбратьев. Их отсутствие — огромная угроза для здоровья населения, особенно в свете пандемии.

Недостаток среднего медперсонала можно объяснить тем, что эти люди делают очень тяжелую работу, а их доходы в разы меньше, чем у врачей. Во время эпидемии нехватка медсестер усугубляется тем, что они чаще докторов контактируют с пациентами во время процедур и, соответственно, чаще заболевают.

Карла была бы рада присоединиться к борьбе с COVID-19, решение остаться дома далось ей с трудом, но она не смогла найти никого, кто присмотрел бы за ее детьми. А зарплата медсестры, в отличие от доходов врача, не позволяет нанять няню. Ассоциация медсестер штата Нью-Йорк подготовила для сотрудников список учреждений, куда можно отправить детей в рабочее время, но мест, очевидно, на всех не хватает. «Я знаю только одну больницу в Нью-Йорке, которая решила вопрос с присмотром за детьми своих работников. Моя клиника в этом ничем не может помочь», — сетует Карла.

Медсестры и медбратья, которые все-таки вышли на борьбу с эпидемией, рассказывают, что больницы используют их как расходный материал

«Подумал, что пора составить завещание», — написал 14 апреля в своем Facebook 24-летний КейПи Мендоса из Нью-Йорка. Медбрат говорит, что чувствует себя счастливчиком, если успевает хотя бы раз за 12-часовую смену поесть и сходить в туалет. А заходя в палату с зараженным коронавирусом пациентом, он перебирает в уме, все ли средства защиты на нем, ведь каждый такой визит — это риск заболеть и, возможно, умереть.

В спокойные времена в реанимации на одну медсестру или медбрата приходится максимум два пациента. Сейчас три пациента на человека — это, можно сказать, везение. Медперсонал разрывается между звонками от взволнованных родственников, капельницами, анализами и интубациями. «Иногда я так занят, что пациенты лежат в собственных испражнениях куда дольше, чем хотелось бы. Но когда мне заниматься гигиеной, если в соседней палате у человека только что остановилось сердце?» — делится Мендоса.

Медсестры против государства

Одна из самых вопиющих практик в нью-йоркских больницах — заставлять медсестер и медбратьев работать, если они нездоровы, отмечает Карла. «Первое время среднему медперсоналу вообще не разрешали брать больничные — и не тестировали на коронавирус, даже если было подозрение на инфекцию», — рассказывает она.

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

12 − 6 =