Le Monde: После падения Берлинской стены Запад ослабил бдительность

20141024_eu_rus_tАннексия Крыма и российская интервенция в Донбассе застали Запад врасплох.

В докладе Палаты лордов британского парламента говорится о том, что в отношении ЕС к украинскому кризису наблюдается большая доля сомнамбулизма, пишет Сильви Кауффманн в статье, опубликованной в газете Le Monde (перевод — InoPressa.ru).

Это слово, безусловно, было выбрано неслучайно. В докладе по России и Европе, опубликованном 20 февраля, Палата лордов сообщает о «большой доле сомнамбулизма» в отношении Европейского союза по украинскому кризису. «Совершив катастрофические ошибки», страны-члены ЕС, говорится в докладе, «были прижаты к стенке» манерой поведения Кремля в ходе кризиса, ставшего за год самым серьезным кризисом в Европе со времен холодной войны, говорится в статье.

Ссылка на сомнамбулизм неизбежно напоминает о книге австралийского историка Кристофера Кларка «Сомнамбулы, лето 1914-го: как Европа пришла к войне». В докладе описывается, как за 10 лет Россия неуклонно отдалялась от ЕС, а европейские страны слишком долго раздумывали над тем, как ответить на важные перемены, происходящие в России. Одну из причин подобной инертности авторы доклада увидели в «утрате коллективной способности к аналитическому мышлению». Сама Великобритания, ее правительство после распада СССР в 1991 году сочли, что Россия больше не представляет угрозы и не является приоритетом. Подобные настроения разделяла почти вся Западная Европа, говорится в статье.

Подобная ситуация отчасти объясняет тот факт, что украинский кризис стал грубым пробуждением для Запада: охваченные эйфорией по поводу падения Берлинской стены, крушения СССР, США и европейцы ослабили бдительность. Приход к власти Владимира Путина в 2000 году не изменил настроений Запада. У ЕС было много дел: создание еврозоны, расширение за счет стран Центральной и Восточной Европы. Признаки надвигающихся неприятностей стали появляться во второй половине нулевых. В 2007 году Владимир Путин произнес на конференции в Мюнхене жесткую речь, продемонстрировав экспансионистские взгляды России. На следующий год российская интервенция в Грузию не помешала президенту Саркози подписать соглашение о продаже России двух вертолетоносцев Mistral. В тот же год на саммите в Бухаресте Франция и Германия остановили процесс расширения НАТО, чтобы успокоить Россию, как будто та могла довольствоваться этим статус-кво, пишет автор статьи.

Но Запад не разработал никакой стратегии в отношении стран, входивших в программу добрососедства. В то же время российский лидер, потрясенный финансовым кризисом 2008 года, показавшим уязвимость российской экономики, подготовил стратегию: Евразийский союз. Он поможет ему усилить Россию благодаря экономическому и торговому альянсу. И Украина в этой стратегии занимала ведущее место, пишет автор статьи.

В 2010 году ЕС занимался Восточным партнерством и обсуждал с соседними странами соглашения об ассоциации, не подумав о том, что Украина для Москвы не является простым соседом. Переизбранный в третий раз на пост президента в 2012 году, Владимир Путин занялся масштабной и дорогостоящей модернизацией российских вооруженных сил. В сентябре 2013 года на конференции в Ялте советник Путина Сергей Глазьев предупредил, что «украинские власти совершают огромную ошибку, если думают, что реакция России (на подписание соглашения) будет нейтральной. В интервью газете The Guardian он сказал о «возможности появления сепаратистских движений на русскоговорящем юго-востоке Украины», пишет корреспондент.

Однако последующие события, революция на Майдане, аннексия Крыма, российская интервенция в Донбассе застали Запад врасплох. И только в январе этого года европейские руководители, в частности президент Франсуа Олланд, заговорили об угрозе «тотальной войны» в Европе. Только Ангела Меркель давно все поняла. Прежде всего, она 10 лет имела возможность общаться с Путиным. Кроме того, она выросла в Восточной Германии и прекрасно знала, что такое советский строй. «На саммите G20 в Брисбене она 6 часов беседовала с Путиным в надежде сблизить позиции по Украине. Напрасно. Канцлеру стало тогда понятно, что, как и во времена холодной войны, существуют две системы, два противоположных видения мирового порядка. И что, как она заявит в начале февраля в Мюнхене, противостояние будет длиться долго», — пишет корреспондент.

ИСТОЧНИК: charter97.org

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три + восемнадцать =