Интеграционный курс Тегерана прокладывается на Большую Евразию

Иран планирует вступить в ЕАЭС в ближайшие две недели. Основание – прошедшие в начале февраля в Москве переговоры,  заявил  глава иранского парламента Мохаммада Багер Галибафа

Между тем в ЕЭК на днях сообщили, что соответствующего обращения, как это положено по уставу ЕАЭС, с иранской стороны не поступало. Навряд ли столь значимое официальное лицо Ирана стало бы выдавать желаемое за действительное. Скорее всего, в Тегеране не учли административную процедуру вступления какой-либо страны в ЕАЭС, поэтому данный процесс едва ли займёт лишь две недели. Но даже при том, что он затянется, воля обеих сторон высказана вполне определенно: в ходе двух форумов правительственных и бизнес-структур стран ЕАЭС и Ирана – состоялись в Энзели (17 ноября 2020 г.) и Тегеране (27 января с. г.) – выражено стремление иранской стороны к максимальному экономическому сближению с Евразийским союзом.

На бизнес-форуме в Тегеране

В целом положительные оценки такого шага Тегерана со стороны иранских политиков и экспертов предопределены рядом взаимосвязанных факторов. Прежде всего, это прогнозируемый рост объемов взаимной торговли Ирана с ЕАЭС более чем наполовину, а также увеличение совокупных инвестиций стран Союза в иранской экономике минимум вдвое в случае вступления этой страны в ЕАЭС. Эти факторы, разумеется, выгодны и странам-участницам Союза – в первую очередь потому, что иранский рынок предъявляет быстрорастущий спрос именно на высокотехнологичную, а не на сырьевую продукцию стран ЕАЭС. Поныне преобладающую в экспорте почти всех стран Союза (кроме Белоруссии) в страны Запада.

Плюс к тому реализуемая ныне долгосрочная программа реиндустриализации Ирана рассчитана на активное привлечение зарубежных капиталовложений. Но их весомый приток с Запада остаётся проблематичным по известным политическим причинам. Потому неизбежно благоприятствование со стороны Тегерана инвестициям из ЕАЭС-региона. А своего рода базисом таких трендов и перспектив являются, напомним, действующая уже почти два года зона свободной торговли между Ираном и ЕАЭС. Это во-первых.

Во-вторых, Иран совместно с Россией и Арменией участвует в формировании евроазиатского электроэнергетического коридора, нацеленного, отметим, не только на взаимопоставки электроэнергии. Посредством электрокоридора РФ–Грузия–Армения–Иран будет осуществляться обмен электроэнергией с соседними странами Ближнего Востока.

Возвращаясь к заявлению г-на Галибафа о предстоящем вступлении Ирана в ЕАЭС, «несмотря на пандемию COVID-19, как отметил глава иранского парламента, отметим: экспорт Ирана в Россию увеличился на 40%. Планируется создать финансово-торговый центр для выполнения двусторонних таможенных соглашений. Речь идет о доработке механизма взаимной конвертации нацвалют и поэтапной унификации таможенных процедур Ирана и ЕАЭС в рамках упомянутого центра.

Глава иранского парламента отметил также, что на основании вступившего в силу 27 октября 2019 г. соглашения по зоне свободной торговли «у обеих сторон есть три года на то, чтобы преобразовать соглашение в полноценную сделку о свободной торговле, которая снизит или отменит таможенные пошлины».

Но, похоже, иранская сторона стремится еще дальше – к полноценному участию в ЕАЭС. Что, в свою очередь, позволит ускорить обоюдное введение максимально возможных таможенно-тарифных льгот в торговых взаимосвязях. Очевидно, что такой акцент иранской политики в отношении ЕАЭС обусловлен в том числе препятствиями для торговых связей Ирана со странами Запада. Равно как и с «нефтегазовыми» монархиями Аравии, вслед за США поддерживающими обструкционистскую политику в отношении Ирана.

Что же касается тарифных пропорций в ЗСТ Иран–ЕАЭС, напомним, что средний тариф, установленный Союзом для иранских товаров, составляет 3,1%, но средний тариф Ирана для товаров из ЕАЭС намного больше – 12,9%. То есть тарифная защита иранского внутреннего рынка достаточно высокая, что пока распространяется и на импорт из стран Евразийского союза.

Кстати, по данным ЮНТКАД, Иран входит в число 20 стран, где характерен максимальный уровень государственного протекционизма в экономике и, соответственно, во внешней торговле. Пока неясно, готовы ли в Иране ослабить госпротекционизм для стран ЕАЭС, но понятно, что это необходимо, коль скоро Тегеран тяготеет к евразийской пятерке.

По данным агентства «Иран.ру» (11 февраля с. г.), Иран и ЕАЭС к настоящему времени «имеют в общей сложности 862 вида товаров, перечисленных в обоюдной ЗСТ». Притом Иран в этой зоне «получил гораздо более легкие условия для экспорта и более низкие таможенные пошлины в ЕАЭС, соответственно, на 502 наименования своих товаров и на 360 наименований товаров из стран-членов ЕАЭС».

Скорее всего, эти условия будут постепенно выравниваться при вступлении Ирана в Евразийский союз. Но не исключено, что означенные льготы ввиду известных внешнеполитических факторов могут быть сохранены в ЕАЭС для Тегерана в течение длительного времени.

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × два =