Узбекистан рассчитывает на углубление промкооперации в ЕАЭС

На итоговом саммите 2020 г. лидеры ЕАЭС официально одобрили присоединение Узбекистана в качестве страны-наблюдателя. В глазах многих, включая белорусского лидера, этот статус для республики является промежуточным этапом для полноценного вступления в Союз. По словам президента Узбекистана Шавката Мирзиёева, экономика его страны и экономики участников ЕАЭС «дополняют друг друга даже по тем направлениям, где еще пару лет назад конкурировали». Какие цели ставит Ташкент на период своего наблюдательства и какие задачи будет решать в сотрудничестве с Евразийским союзом в 2021 г., в интервью «Евразия.Эксперт» оценил заведующий кафедрой «Международные отношения» Университета мировой экономики и дипломатии МИД Узбекистана Улугбек Хасанов.

– Как развивались отношения России и Узбекистана в 2020 г.? Какие возможности откроются перед странами в 2021 г.?

– После серьезного урона от пандемии мировая экономика начала медленно, но все же заметно оживляться в условиях затянувшейся рецессии, возможно, самой масштабной со времен Второй мировой войны. Ответные антикризисные меры стран в этих условиях суммарно превысили триллионы долларов. Правительства многих стран продолжат усилия по поддержке социальной сферы и стимулированию экономик, активизации инвестиционной деятельности и восстановлению деловой активности.

Именно такие приоритеты обозначились в повестке узбекско-российских отношений, да и в целом с большинством стран-партнеров по СНГ, в течение всего уходящего 2020 г. Сложные испытания страны Евразии пытались преодолеть сообща, по-новому расставляя акценты в развитии промышленно-технологических и аграрных сегментов сотрудничества. Достаточно обратиться к анализу внешнеэкономической деятельности, подготовленному Государственным комитетом по статистике нашей республики, согласно которому не менее 1/3 всего объема внешнеторгового оборота приходится на страны Содружества и этот показатель за последние годы колебался несущественно, и снизился в период глобального локдауна всего на 2,7%.

Согласно этому источнику, по сравнению с январем-сентябрем 2018-2019 гг., основными партнерами Узбекистана по экспорту товаров и услуг во внешнеторговом обороте в январе-сентябре 2020 г. явились КНР (11,0% от общего объема экспорта), Российская Федерация (8,5%), Турция (5,2%), Казахстан (5,2%), Кыргызстан (4,5%), Афганистан (4,3%) и Таджикистан (2,3%). Их доля в общем объеме экспорта достигла 41,0%. В то же время, наибольшая доля экспорта текстильной продукции приходится на Российскую Федерацию ($486,5 млн – 36,3%), КНР ($277,5 млн – 20,7%) и Кыргызстан ($196,5 млн – 14,6%). Эти цифры говорят о серьезном уровне наших взаимоотношений с государствами Содружества, и в первую очередь Российской Федерацией.

Не следует забывать и о том, что базовой платформой таких крупных структур как ЕАЭС или ОДКБ всегда выступала площадка Содружества Независимых Государств. Именно Содружеству изначально отводилась роль некого связующего звена или основы различных форм взаимодействия государств постсоветского пространства. Эта мысль была подчеркнута в ходе выступлений глав государств-участников Содружества на Саммите СНГ, состоявшемся 18 декабря 2020 г. под председательством президента Республики Узбекистан Шавката Мирзиеева в формате прямой видеоконференции. Нет сомнений в том, что курс на скорейшее оживление и наращивание темпов такого взаимодействия будет только усиливаться.

– Узбекистан получил статус наблюдателя в Евразийском экономическом союзе. Каковы ожидания Узбекистана от такого формата сотрудничества с ЕАЭС?

– Статус наблюдателя в ЕАЭС предоставит нашей стране хорошую возможность более детального изучения состояния кластерного развития в государствах-участниках, вопросов тарифных и нетарифных барьеров, особенностей структурных и институциональных параметров данной интеграционной модели, особенно в понимании характера и условий перемещения капиталов в рамках различных проектов организации, поддержки малого и среднего бизнеса в странах-членах, условий конкуренции и вероятных отраслевых преимуществ, методологии расчетов и отчетности в национальных фискальных механизмах, цифровизации банковско-финансового сектора, действующих принципов корпоративного управления, норм и процедур их правовой защиты и регулирования.

Вообще, сложно строго разграничить характер наших ожиданий от взаимоотношений с Российской Федерацией и участия в деятельности Содружества, и теперь уже и Евразийского экономического союза в статусе наблюдателя, ведь они тесно сопряжены между собой.

К примеру, обозначенная в ходе недавнего Саммита СНГ задача дальнейшего внедрения опыта так называемых «зеленых» коридоров, унификации процедур проработки и реализации «Дорожной карты» по развитию электронной торговли в рамках Содружества, важна и в рамках развития ЕАЭС. Выдвинутая Узбекистаном инициатива разработки Комплексной программы промышленной кооперации, предполагающая подготовку и внедрение совместных кластеров в АПК, машиностроении, легкой и пищевой промышленности, биомедицине, а также приоритеты в развитии транспортно-логистических сетей и коридоров, формирование устойчивых цепочек добавленной стоимости, согласование тарифной политики, паритетное применение различных преференций в равной степени актуальны и для Евразийской платформы сотрудничества.

Еще одной задачей в повестке как отношений в рамках СНГ, так и консультаций с новой для нашей страны институцией будут вопросы правовой и социальной защиты граждан, осуществляющих трудовую деятельность в государствах-участниках. В таких процессах важен, в том числе, и личностный фактор, о чем свидетельствует достаточно высокий уровень взаимного доверия и взаимопонимания между президентами России и Узбекистана, что лишний раз нашло свое подтверждение в ходе состоявшегося 11 декабря заседания Высшего Евразийского экономического совета, единогласно принявшего решение о предоставлении Узбекистану статуса наблюдателя в ЕАЭС, и последовавшего за ним заседании Совета глав государств Содружества.

– На ваш, взгляд, каковы планы узбекских властей по дальнейшей интеграции в ЕАЭС? Например, как в Ташкенте относятся к идее создания зоны свободной торговли?

– Оживление и активизация инвестиционного партнерства, наращивание товарооборота будут первостепенными в наших взаимоотношениях со странами ЕАЭС. Хорошим примером тому стало достижение договоренностей с российскими партнерами осенью уходящего года по реализации солидного пакета инвестиционных проектов в объеме $5,8 млрд, предусматривающего выпуск высокотехнологичной продукции с высокой добавленной стоимостью, востребованной на рынках третьих стран. Сюда же можно отнести договоренность с ВЭБ и Российским экспортным центром по совместной проработке и запуску пакета инвестиционных проектов на сумму более $80 млн, а также последующей реализации второго пакета из 19 проектов на сумму более 540 млрд рос. руб [~$7,2 млрд]. Стороны намерены и далее углублять взаимовыгодное сотрудничество такого уровня.

С другой стороны, нужно помнить еще и том, что данный формат организации соответствует довольно серьезному уровню наднациональной интеграции, когда страны-члены осознанно делегируют ей ряд своих суверенных функций. Любое решение о вступлении в ее структуры со стороны потенциальных кандидатов должно быть экономически обоснованным и политически взвешенным.

Поэтому некоторые исследователи, приводя в пример успешного участия в ее деятельности такие страны как Армения или Кыргызстан, не учитывают абсолютно разный уровень экономического развития и промышленной базы других стран-кандидатов, например, того же Узбекистана, который кратно выше ряда других государств постсоветского пространства по соответствующим показателям.

Также, в случае полноценного участия предоставляется возможность соответствующих оговорок и изъятий при подписании Соглашения о свободной торговле в части режима инвестиций и таможенно-тарифного регулирования. В этой связи нельзя не согласиться с мнением ведущего эксперта по особенностям развития евразийского общего рынка Евгения Винокурова, подчеркивающего, что участие Узбекистана в процессах евразийской экономической интеграции позволило бы более полно раскрыть экономический потенциал всего региона. По его словам, полноценное членство страны в институтах евразийской интеграции облегчило бы формирование мультимодальных транспортных коридоров (в том числе Север-Юг) и логистической инфраструктуры в регионе, простимулировало бы внутрирегиональную торговлю, содействовало бы более интенсивным трансграничным инвестициям. То же самое можно было бы сказать касательно создания зоны свободной торговли – все это будет связано в первую очередь с серьезным изучением и проработкой возможностей на экспертном уровне и в соответствии с приоритетами страны.

– Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев на саммите ЕАЭС сообщил, что за последние годы объем взаимного товарооборота страны с государствами союза вырос почти в два раза. Как бы вы охарактеризовали отношения Узбекистана со странами ЕАЭС в 2020 г.? С какими странами объединения торговой оборот вырос, с какими торговля развивалась слабо?

– В начале 2020 г. президент Мирзиёев в своем ежегодном обращении к Парламенту констатировал, что 80% внешнеторговых грузов республики перевозится через Россию, Казахстан и Кыргызстан. На эти страны приходится 50% экспорта готовой продукции, а по некоторым позициям – более 80%. Учитывая это, а также в целях создания благоприятных условий для наших граждан, работающих в России и Казахстане, в настоящее время изучаются перспективы сотрудничества Узбекистана с Евразийским Экономическим Союзом. Без преувеличения, отношения практически со всеми странами Союза и СНГ складывались довольно позитивно.

Очень надеемся, что статус наблюдателя в ЕАЭС усилит достигнутый задел отношений со странами Союза, что поднимет их на качественно новый уровень, укрепит кооперационные связи в приоритетных секторах промышленного развития и поможет сфокусироваться на изучении и использовании передового опыта данной институции при разработке национальных исследовательских проектов в процессе организации инновационных площадок и технопарков, инногородов и экономических зон. Эти целевые проекты могли бы также оживить усилия стран региона по разработке совместной маркетинговой стратегии индикативных «Дорожных карт» для устранения возможного диспропорций в распределении инвестиций в ключевые сферы национальных экономик региона.

Вообще, ни одна национальная интеграционная модель не является панацеей для обеспечения экономического процветания и благополучия. Все в конечном итоге будет зависеть от индивидуального государства-партнера, его, так сказать, «настроя», подходов и возможностей.

Ведь можно участвовать в тех или иных крупных объединениях, но не играть какой-либо существенной роли в их развитии и иметь крайне слабую и отсталую экономику. И наоборот, не входя напрямую в те или иные интеграционные схемы, поддерживать высокий уровень отношений с ведущими участниками таких структур и влиять на вектор и динамику процессов в региональных и глобальных взаимосвязях.

Такие объединения как ЕАЭС или ВТО несут в себе огромный спектр возможностей, что важно для дальнейшего роста и совершенствования национальных моделей развития, роста их инвестиционной привлекательности и надежности, особенно, если речь касается создания гибких механизмов рыночной конкуренции, открытой деловой среды и ведения частного бизнеса, которым могли бы воспользоваться страны-партнеры. Ведь создание технологически устойчивой конкурентной среды эффективно стимулирует экономику практически всей страны, что также укрепляет социальную составляющую национальной стратегии развития. Ресурсы и возможности таких структур служат некой «школой» для потенциальных стран-кандидатов, пользуясь которой они бы легче воспринимали сложные институциональные механизмы принятия решений, а при правильной адаптации к их нормам ощутили бы реальный экономический эффект.

– Минпромторг России сообщил о поступлении в Узбекистан первых образцов вакцины «Спутник V» для проведения испытаний с целью ее последующего промышленного производства. Как в Узбекистане оценивают эффективность российской разработки?

– В начале декабря в нашу страну совершил визит Денис Мантуров, министр промышленности и торговли Российской Федерации, который передал руководителям Службы санитарно-эпидемиологического благополучия и общественного здоровья образцы вакцины от COVID-19 «Cпутник V» для проведения испытаний, регистрации и дальнейшего выпуска вакцины на производственных линиях предприятий УзФармпрома. Согласно предварительным лабораторным исследованиям, ее эффективность оценена на уровне 95% и запросы на закупку поступили более чем от 50 стран.

Чуть позже, а именно в день проведения Саммита Содружества 18 декабря 2020 г., стало известно о присуждении государственной награды Узбекистана министру здравоохранения Российской Федерации Михаила Мурашко за помощь в борьбе с COVID-19 и вклад в развитии двустороннего сотрудничества в сфере здравоохранения, а также содействие в открытии в Ташкенте филиала одного из старейшего и авторитетного медицинских вуза России, РНИМУ им. Н.И. Пирогова.

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пятнадцать − 8 =