В условиях санкционного давления Минск ищет новые пути для транзита удобрений

В минувшем месяце вступило в силу решение Белоруссии о запрете транзита по её территории нефтепродуктов, химических и минеральных удобрений, погруженных на станциях «Литовских железных дорог» (ЛЖД). Это стало ответом на аналогичные действия Литвы, запретившей перевозку продукции предприятия «Беларуськалий». Постановление правительства РБ об ограничении транзита литовских товаров принято было не сразу. В Минске подчёркивали, что неоднократно предлагали соседям консультации для урегулирования вопроса о транзите белорусских грузов, но Вильнюс отказался от разговора. Хотя, казалось бы, Литва в этом диалоге должна быть заинтересована.

Затяжной хронический кризис для «Литовских железных дорог»

Решение Вильнюса о запрете на провозку продукции «Беларуськалия» Минск расценил как «нарушение международных обязательств» и «элемент гибридной агрессии» и ввел ответные ограничительные меры в отношении ряда товаров из Литвы. По оценке белорусской стороны, по территории республики транзитом перевозились около 1,4−1,6 млн тонн (как минимум 900 тысяч тонн нефти и нефтепродуктов и ещё около 0,5 млн тонн удобрений) грузов, попадавших под ответные меры Минска – на сумму более 1 млрд долларов ежегодно. Через Белоруссию эти грузы, загруженные на станциях ЛЖД, следовали на Украину, а также в Россию, Казахстан, Узбекистан и Таджикистан.

В пресс-службе литовской госкомпании ЛЖД назвали промышленные гиганты своей страны, пострадавшие в первую очередь. Среди них оказался единственный в Прибалтике завод азотных удобрений Achema (находящийся в литовском городе Йонаве), а также нефтеперерабатывающее предприятие Orlen Lietuva в городе Мажейкяе – также единственное в странах Балтии. «В результате наложенного властями Белоруссии запрета число сформированных в течение месяца грузовых составов уменьшится на 45 и составит 480-540 составов – они будут перевозить грузы, в отношении которых ограничения не действуют», – отмечают в ЛЖД.

Не следует, конечно, недооценивать и потери, понесённые самими белорусами в ходе развязанной против них соседями «транзитной войны». Ведь с точки зрения логистики перевозка белорусского калия через Литву была очень удобной: недаром Минск внёс предоплату за пользование этим маршрутом и очень не хотел его лишаться. Поэтому руководство страны пыталось достичь хоть какого-то компромисса с литовцами, но те сходу дали понять, что договариваться не станут. Ну а поскольку предлагаемого белорусами диалога не произошло, решение властей Белоруссии о запрете встречных перевозок вступило в силу, начиная с 7 февраля.

Тогда же, в начале февраля, на ЛЖД сообщили о том, что до конца текущего года уволят почти 300 человек. Это оказалось связано с падением обслуживаемого предприятием грузопотока на 10%. В дирекции постарались подсластить столь горькую пилюлю – там пообещали, что некоторым из увольняемых предложат работу на других предприятиях группы. Но всем понятно, что этим потери Литвы не ограничатся. Политолог Александр Носович констатирует, что «санкционная война», развязанная Вильнюсом против Белоруссии, ввергает транзитную отрасль Литвы в затяжной хронический кризис, потери в котором будут в скором времени исчисляться тысячами утраченных рабочих мест.

Носович напоминает, что один только транзит белорусского калия давал порту в Клайпеде и ЛЖД пятую часть от всего их грузопотока. «Литва выстрелила сама себе в ногу, заблокировав этот транзит. При этом продукция «Беларуськалия» – только часть транзитных грузов из Беларуси. В свои лучшие годы белорусский транзит составлял более трети грузооборота Клайпедского порта и железной дороги. Однако белорусские нефтепродукты ушли из Литвы ещё год назад – их вывела из Клайпеды Беларусь. Теперь ушли белорусские калийные удобрения – их транзит запретило литовское правительство из соображений демократической солидарности с антибелорусскими санкциями США. При сохранении этих тенденций из Литвы скоро уйдут и остальные белорусские грузы, и тогда счёт сокращениям в Клайпеде и на «Литовской железной дороге» гарантированно пойдет на тысячи», – предсказывает эксперт.

В поисках новых маршрутов

И вот теперь к списку убытков Литвы прибавилась необходимость искать новые транзитные пути в обход Белоруссии. К слову, в Orlen Lietuva сообщили, что ещё на исходе прошлого года испробовали новый маршрут через Польшу. Но всё это, по мнению Носовича, – лишь хорошая мина при плохой игре. «Во-первых, транзит – консервативный бизнес, налаженные каналы поставок в нём так сразу, «по щелчку», не меняются. Во-вторых, речь идёт о железнодорожном транзите. При перевозке через Польшу подвижной состав придётся «переобувать» с широкой российской колеи на узкую европейскую, а при доставке, к примеру, на Украину – обратно. Это время, а время в логистике – деньги. Возить же большие объёмы грузов автомобильным транспортом нерентабельно. В-третьих, маршрут через Беларусь был самым коротким, следовательно, самым выгодным. Обходные маршруты в любом случае окажутся дороже, если только Польша не даст большую скидку за транзит по своей территории (хотя с чего бы ей это делать?). Так что литовские предприятия в любом случае понесут потери», – предрекает А. Носович.

Он напоминает, что и нефтеперерабатывающий завод Orlen Lietuva, и «Литовские железные дороги», и предприятие по производству удобрений Achema, и порт в Клайпеде – крупнейшие работодатели и налогоплательщики Литвы. «И когда они начнут массово сокращать налоговые поступления и увольнять людей, страну ждёт полноценный социально-экономический кризис», – подчёркивает политолог. А его коллега Алексей Ильяшевич дополняет: «Из-за удорожания логистики продукция Orlen и Achema будет становиться менее конкурентоспособной. Но для Литвы это не смертельно. Едва ли перед Минском стояла задача нанести сокрушительный удар по экономике соседней страны. Во-первых, санкционный бумеранг всегда прилетает обратно: запрет на транспортировку литовских товаров так или иначе обернётся для Беларуси потерей транзитной ренты. Во-вторых, главный удар Литва нанесла себе сама, когда разорвала контракт с «Беларуськалием». Самым достойным ответом ей стала бы успешная переориентация белорусских удобрений на порты России».

Действительно, лишившись литовского маршрута, «Беларуськалий» вынужден перебрасывать свой грузопоток на российскую землю. На днях президент Александр Лукашенко рассказал, что РФ предоставила союзному ей государству площадку, на которой Белоруссия строит инфраструктуру по увеличению мощности по перевалке калийных удобрений. «Вы пока не сможете обработать все 12 миллионов (тонн удобрений в год. – А.А.). Не хватает мощностей портовых. Мы строим, предоставили нам площадку и прочее… мы строим за собственный счёт», – сказал А. Лукашенко в интервью российскому журналисту Владимиру Соловьеву. Президент уточнил, что проект реализуется за счёт частных инвестиций из Белоруссии.

17 февраля премьер-министр Белоруссии Роман Головченко заявил, что удобрения – одна из крупных экспортных позиций его страны. «Мы – один из мировых лидеров по производству и поставкам на рынок удобрений. Наша доля составляет двадцать процентов. Мы рассчитываем, что эти цифры будут сохранены», – сказал премьер. По его словам, Минск хочет увеличить доходы от калийной отрасли, потому что в текущем году цены на этот вид продукции продолжают расти в том числе и за счёт информационного ажиотажа вокруг перекрытия транзита. «Да, действительно, начиная с 1 февраля мы не отправляем больше калий через Литву. За последние пять лет все прибалтийские порты, за исключением российских гаваней, упали в грузообороте. Таллин упал, Рига упала, Вентспилс упал, причём существенно», – отметил Головченко.

«Шансов отвертеться нет»

Премьер-министр РБ добавил, что и остальные белорусские товаропотоки, которые пока ещё идут через Литву, будут переноситься в другие страны. В частности, он не исключил введения запрета на перевозку древесины. Премьер считает, что Минск сможет «перекинуть древесину» на другие рынки, потому что спрос на неё очень большой. «Чем будет теперь заниматься Клайпеда, это вопрос к литовскому правительству. Мы в их внутренние дела не вмешиваемся», – иронически отметил глава белорусского правительства, намекая на участие Литвы в попытке насильственной смены власти в Белоруссии.

«По нашим расчетам, для экономики Белоруссии ущерба не будет – в том числе от прекращения транзита калийных удобрений через территорию Литвы. Цыплят по осени считают, поэтому мы посчитаем по итогам года», – подчеркнул премьер.

Вместе с тем Р. Головченко назвал введение конвенционального запрета на транзитные перевозки удобрений и нефтепродуктов из Литвы шагом вынужденным. «Мы предпринимали попытки цивилизованно решить этот вопрос в рамках правовых механизмов. По нашему мнению, литовская сторона нарушила межправительственные договоры. Этими документами зафиксированы механизмы разрешения споров, которые возникают», – рассказал премьер. Он также сообщил, что подан международный иск в отношении Литвы. «Шансов отвертеться у ответчика нет. Это судебная процедура. Наши консультанты говорят, что шансы получить компенсацию и штрафы очень высоки», – резюмировал Головченко.

Конечно, потери, которые понесет экономика Литвы в результате начатой Вильнюсом «транзитной войны», не будут совсем уж убийственными, хотя эксперты их оценивают в общей сложности в несколько сотен миллионов евро. «Литовская экономика очень небольшая и может всегда рассчитывать на европейские субсидии. Притом что для Брюсселя и Вашингтона очевидно: Вильнюс действовал не в хозяйственно-экономической логике, а в геополитической, за их интересы. Небольшое периферийное государство избрало путь держать строй против общих «врагов» и получать за это бонусы», – отмечает политический обозреватель Кирилл Озимко.

Но тут нужно помнить, что в данном случае речь идёт о проблемах отнюдь не только для одной Литвы. Аналитик Белорусского института стратегических исследований Андрей Авдонин считает, что запрет на транзит белорусского калия через какое-то время может привести к «калийному голоду» в определённых странах. «Те, кто вводил в отношении нас такие санкции, думали, что это будет обычный «хлопок» на рынке, на котором удастся заработать. Будет дефицит, повышение цен: при поставках меньших объемов они заработают гораздо больше. Но такое решение вызвало потрясение во всем мире. Главное, к чему приводит отсутствие удобрений, – это невозможность вырастить нормальный урожай. А если мы видим дефицит удобрений на рынке, производители различной сельхозпродукции не могут покупать её по нужным ценам. Итог – сокращение производства сельхозпродукции с последующим ростом цен, и самое страшное – вероятность наступления голодных бунтов», – предупредил аналитик.

Источник

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

16 + два =