Германия против влияния Китая

Отношения Китая и Германии проходят испытание на прочность. После того как глава МИД ФРГ Хейко Маас провел встречу с лидером гонконгских протестов Джошуа Вонгом, Пекин обвинил Берлин в «неуважении» к себе. Взаимное недовольство не было таким острым с 2007 года, когда канцлер Ангела Меркель приняла у себя духовного лидера тибетцев — Далай-ламу XIV. Однако с тех пор к политическим разногласиям добавились экономические. Германия заблокировала сделку по продаже Китаю компании Leifeld Metal Spinning и дает понять, что опасается дальнейшего проникновения китайского капитала на свой рынок. Осторожную позицию в отношениях с Пекином занимают и европейские органы власти.

Дергать дракона за усы

Визит Джошуа Вонга в Берлин, состоявшийся 9–12 сентября, выявил раздражение, накопившееся между первой державой Европейского союза и лидером Дальнего Востока. С начала июня в Гонконге продолжаются массовые акции протеста, переросшие в столкновения с полицией. Вскоре после их начала Китай попросил страны ЕС не вмешиваться в свои внутренние дела, а накануне приезда Вонга рекомендовал Маасу не встречаться с ним, однако все тщетно: в Берлине решили иначе.   Реакция КНР оказалась резкой. Посла Германии вызвали в МИД Китая, где действия Мааса назвали «актом неуважения». Одновременно дипломаты КНР провели пресс-конференцию в Берлине. Встреча Мааса и Вонга, по словам посла Китая У Кэня, не пройдет незамеченной — она будет иметь серьезные «негативные последствия для отношений двух стран».

Германия, в свою очередь, перешла в контратаку. «Когда наша канцлер приезжает в Пекин, она встречается там с правозащитниками. Когда в Пекин приезжаю я, то делаю то же самое. И если я остаюсь в Берлине, то поступаю ровно так же. В этом отношении и в будущем ничего не изменится», — парировал обвинения Китая Маас. Глава парламентской Свободной демократической партии Кристиан Линднер упрекнул правительство в недостаточном внимании к Вонгу. По мнению Линднера, Германия могла принять его и на более высоком уровне, чем глава МИД. Сам политик воспользовался возможностью и лично встретился с оппозиционером, о чем оставил детальное сообщение в социальной сети.

В истеблишменте ФРГ есть те, кто готов и дальше пикироваться с Китаем. В парламентской фракции зеленых убеждены, что гонконгским активистам, находящимся в Германии, может грозить опасность. Представительница партии Маргарет Баузе призвала власти принять меры к их защите. Зеленые обратились к правительству с просьбой подтвердить, не предпринимает ли Китай попыток «оказывать воздействие на неприкосновенность демонстрантов и свободу выражения своего мнения в Германии». В кабинете министров ответили, что подобные попытки «известны», однако уклонились от дальнейшего обсуждения темы.

Не надо ваших денег

Беда не приходит одна. Инцидент с Джошуа Вонгом разворачивается на фоне растущей подозрительности Германии в отношении китайских инвестиций. Берлин очень сдержанно воспринял многомиллионные вложения, сделанные компанией Geely из КНР в немецкий автоконцерн Daimler. Открытость ФРГ «не должна рассматриваться как входная дверь» для интересов других стран, — заявила по этому поводу министр экономики и энергетики ФРГ Бригитта Циприс.

Летом 2018 года Берлин воспользовался правом аннулировать покупку крупных пакетов акций ведущих фирм иностранным инвестором: китайской фирме, имеющей тесные связи с правительством КНР, не позволили приобрести компанию — производителя станков Leifeld Spinning Metall (LSM). Товары, изготовляемые этой компанией, используют в стратегически важных секторах экономики, включая атомную энергетику и космическую программу. Взвесив все за и против, Берлин просто отказался передавать LSM Китаю.

В ФРГ опасаются, что экономическое проникновение КНР может привести к получению тем технологий, которыми Германия делиться не хотела бы. Речь может зайти и о росте политического влияния Поднебесной. Ведь хорошо известно, что государства, принявшие массовые китайские инвестиции, склонны поддерживать линию Пекина и в политической сфере.

Китай ищет друзей

На территории Европы таких стран уже более десятка, в том числе государства Евросоюза: Греция, Португалия и Венгрия. После кризиса 2008 года их правительства с радостью приняли китайские инвестиции, обещавшие новые рабочие места и ремонт износившейся инфраструктуры. В Пекине делали вложения со стратегической целью: связать транспортные потоки Азии и Европы в единую логистическую систему, которая позволила бы упростить и удешевить доставку товаров из КНР в ЕС.  В рамках этого амбициозного плана китайская компания Cosco приобрела две трети акций афинского порта Пирей. В Брюсселе и Вашингтоне к проекту отнеслись настороженно. Однако под иностранным управлением морская гавань вышла из полосы упадка, превратившись в первый по числу пассажиров порт Европы. Греческое правительство, довольное результатами, сделалось союзником Пекина и на внешнеполитической арене: Афины стараются смягчить обвинения в нарушении прав человека, раздающиеся в адрес КНР.  На другом конце Европы массовые китайские инвестиции приняла Португалия. Компании КНР приобрели большие пакеты акций главного местного производителя электричества EDP, крупнейшего частного банка BCP и ведущей страховой фирмы Fidelidade.

Вполне логично, что, как и в Греции, китайцев интересуют португальские порты, через которые товары Поднебесной могут быстрее и с меньшими расходами поступать в Европу. В Восточной Европе число государств, давших китайскому бизнесу зеленый свет, достигает полутора десятков. КНР выстраивает отношения с ними через формат 17+1. Встречи на высшем уровне — Китай и дружественные ему страны Старого Света — проходят с 2012 года и являются предметом гордости для Пекина, сумевшего утвердить себя в роли глобального игрока, специально для которого создан особый международный формат. В ЕС на успехи Китая смотрят иначе. КНР упрекают в том, что практически все компании, делающие инвестиции в Европу, принадлежат государству, а не частным лицам, что в топ-менеджменте фирм критически мало европейцев и что Пекин чрезмерно интересуется новыми технологиями, которые он может приобрести в ЕС, а не просто ищет возможности извлечь выгоду.

Перевешивает страх

С 2018 года Европейская комиссия официально ведет разработку мер, которые при наличии политической воли могут быть использованы против КНР. 12 марта 2019 года их представили на суд общественности. По инициативе Брюсселя, предлагается усилить контроль за иностранными инвестициями в стратегически важные отрасли и расширить возможности по введению санкций против компаний из нежелательных стран, то есть в недостаточной степени открывших свой рынок для иностранного бизнеса. За этой формулировкой — прямое обвинение Китаю, внутри которого многие европейские  фирмы чувствуют себя неуютно. У Пекина для Европы есть встречное предложение — не расходиться, а сближаться. На фоне того, что США угрожают санкциями и государствам ЕС, и Китаю, Поднебесная советует Брюсселю стратегический альянс с целью защиты многополярного мира и глобальной экономики от протекционизма. Премьер госсовета Ли Кэцян в конце 2018 года сформулировал это так: «Отвечать на вызовы вместе». Однако, судя по продолжающемуся ухудшению отношений, ЕС и его главная держава Германия прислушаться к этому призыву не готовы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

14 − 13 =