Литовский «апокалипсис» Евросоюза

EU Eastern Partnership Summit in Vilnius29 ноября. Вильнюс. Этот день ждали так, как каждый раз ждут конца света. В смысле, тоже ради того, чтобы он так и не наступил. Хотя нельзя сказать, чтобы здесь совсем уж обошлось без апокалипсиса. Если вспомнить, что изначально он означает «откровение».

В этом плане саммит «Восточного партнерства», пожалуй, можно считать состоявшемся. Во всяком случае, так откровенно европейские VIP’ы себя не вели даже тогда, когда склоняли Украину к сожительству. И, наверное, этот форум стоило затевать хотя бы ради выступления его хозяйки.

Президент Литвы Грибаускайте без церемоний призвала Майдан к свержению законно избранной власти. «Если правительство действует безответственно, нужно воздействовать на правительство». После этого уже как-то не верилось в то, что скандальное появление спикера литовского Сейма на протестной трибуне в Киеве не было согласованной спецоперацией.

Впрочем, украинский демарш аппетит участникам саммита не испортил. Правда, чтобы хоть как-то компенсировать потерю главного блюда, все остальное они решили поглощать в сыром виде. В ход пошли Молдавия и Грузия. Они парафировали соглашения об ассоциации с ЕС, причем с авансом подписать их как можно быстрее. Чтобы, не дай Бог, не передумали, как некоторые.

Облегчение визового режима получил Азербайджан, чьи демократические порядки заставляют евроблюстителей передергиваться. Но сейчас ему простили даже это. Все они должны сказать именно Украине спасибо за то, что освободила место на пьедестале европейской заинтересованности. А сама в итоге не удостоилась даже упоминания в заключительных речах официальной части саммита.

Европейцы старались сделать так, чтобы украинский вопрос затерялся в повестке. Но два дня они, по сути, только и делали, что пытались уговорить Януковича. Ради него 28 ноября на час задержали парадный ужин — Ромпей и Баррозу все еще надеялись накормить соловья баснями. Тщетно.

За одним столом с европейскими лидерами и руководителями постсоветских стран Янукович всем своим видом давал понять, что для него вопрос о том, кто здесь турист, а кто — ужин туриста, уже неуместен. Он на примере Украины объяснил ЕС, что значит пушкинское «по усам текло, а в рот не попало».

Тем не менее, в Вильнюсе и 29 ноября требовали продолжения банкета. Это у них называлось «ожиданием внятных объяснений от Януковича». Организаторы пытались тянуть мертвую интригу до последнего, чтобы поддержать хоть какой-то интерес к саммиту. В итоге лишь пообещали развитие в следующем году. Это абсолютно ничего не значит, кроме того, что апокалипсис откладывается.

Три — три. Если исходить из количества стран, заслуживших от европейцев поздравления (Молдавия, Грузия, Азербайджан), то сами для себя они считают результат этого саммита ничейным. Уже лучше, чем ничего.

Хотя такой итог и не дает повода говорить, что «Восточное партнерство» родилось под счастливой звездой. Скорее, под кометой Ison. Она обещала стать самым ярким космическим явлением. Но сгорела — слишком сблизилась с Солнцем. Чем не предзнаменования для постсоветских стран. Ведь ЕС тоже готов «согреть» их своим Старым Светом без остатка.

Продолжит политолог, генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков.

Шейнкман: Саммит «Восточного партнерства» в Вильнюсе называют «провальным». Как вы считаете, достаточно ли одной Украины, чтобы считать его именно таким?

Хомяков: Я думаю, преждевременно считать его провальным. Саммит закончился тем, что Европа не получила желаемые результаты. Это не поражение, а некий проигрыш по очкам. Да, у Евросоюза не получилось договориться с украинским руководством о подписании соглашения об ассоциации. Но это означает только одно — Янукович взял тайм-аут, что в его условиях, наверное, достаточно верное решение.

Шейнкман: Виктор Янукович озвучил условия, на которых Украина готова подписать соглашение. Все они так или иначе упираются в деньги, а европейцы однозначно сказали, что платить не будут. Значит ли это, что тайм-аут может стать бесконечным?

Хомяков: Для Януковича есть определенный резон в затягивании этого вопроса. Естественно, Европа отказалась от финансирования, потому что европейцы прекрасно понимают, как бы отреагировали жители Европы, если бы это серьезно ударило по их карману.

Я не исключаю, что будут переговоры с Россией по поводу возможного снижения цен на газ. Какие-то послабления с нашей стороны могут быть. Здесь огромное поле для различных игр — и публичных и кулуарных. Говорить о том, что сейчас четко вектор обозначен, нельзя. Куда пойдет процесс, утверждать не рискнет никто.

ИСТОЧНИК:   rus.ruvr.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × 5 =