Александр Дугин о том, что такое евразийство и что ждет молдаван в Евросоюзе

0

Александр Дугин4На прошлой неделе в Молдове побывал профессор Александр Дугин. Во время своего приезда в Кишинев Александр Дугин ответил на вопросы «Панорамы».

Дугин — философ, заведующий кафедрой социологии международных отношений социологического факультета Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова, доктор политических наук, доктор социологических наук, советник, член экспертного совета при председателе Государственной Думы России, автор многих книг по философии, социологии, геополитике.

-Ваше имя связывают с таким понятием, как евразийство. По поводу этого понятия много споров, представлений. Некоторые считают, что евразийство — это просто Евразийский экономический союз, который должен быть создан в следующем году и включить в себя Таможенный союз. Другие говорят, что это такой хитрый план России, чтобы восстановить советскую, российскую империю. Кто-то утверждает, что это вообще некий фантом, что-то виртуальное, в природе несуществующее. Внесите, пожалуйста, ясность — что означает евразийство?

-Действительно, я являюсь человеком, который возродил, не создал, но возродил евразийскую идеологию. Это политическая философия, мировоззрение, взгляд на жизнь. Это очень серьезная вещь, которая была создана русскими мыслителями в эмиграции в 20-30-е годы. Там очень много разных аспектов, все их перечислять невозможно.

Но что значит «фантом»? Любая идеология — это человеческое бытие. Когда люди говорят «все должно быть конкретно, а это лишь идеи», они, на самом деле, забывают, что человека отличает от предмета или от свиньи только способность к мышлению. Вообще, способность к интеллектуальной деятельности — наше видовое отличие. Люди — те существа, которые способны мыслить. Все, что мы делаем — это следствие нашего мышления, поэтому, будучи мировоззрением и политической философией, евразийство само по себе является просто высшим горизонтом человеческого достоинства, как любая другая философия.

Мы, люди — это идеи. Евразийство — это одна из идей. Есть и другие идеи. Есть либеральная идея, есть коммунистическая, националистическая, а есть евразийская. Глобальных идей, претендующих на мировоззрение, системно изложенных, не так много. Одна из них — евразийство.

Евразийство имеет свою историю, свою структуру, и сейчас Путин взял его на вооружение. Как оно реализуется, это вопросы, скорее, к Путину или его окружению. Евразийству от этого ни горячо, ни холодно. Это мировоззрение. Сфера идей, на самом деле, неприкосновенна, и даже те люди, которые пытаются их дискредитировать, испортить или, наоборот, блистательно воплотить в жизнь, лишь второстепенно участвуют в этом бытии.

-В чем суть этого мировоззрения?

-Евразийство — это солидная политическая философия, основанная на славянофильстве, учитывающая геополитический метод, оперирующая понятиями антропологии, социальной, культурной идентичности, истории, имеющая множество направлений внутри себя.

Если совсем просто, то смысл в том, что Россия — это особая цивилизация, не Запад, и не Восток, не Азия, и не Европа, — а особая цивилизация, историческая миссия которой — объединить вокруг сходные народы и культуры, которые подходят под эти евразийские модели, и дать возможность миру быть многополярным, атаковать западный, европейский сегмент человечества, который претендует на то, что он все человечество, ударить просто в лоб, или необязательно в лоб, может, каким-то другим, более эффективным способом, по претензиям США и Западной Европы на то, что они представляют все человечество. Они его не представляют. Помимо западной, европейской цивилизации есть другие цивилизации, в частности евразийская, но не только, есть китайская, вообще отдельная, не похожая ни на нас, ни на них, иранская, индийская, африканская, латиноамериканская и так далее. Это идея многополярного мира, который в конкретном воплощении одного из полюсов представляет собой Россия, и как следствие этого главного постулата о цивилизационной особенности России как именно евразийской державы, идея интеграции постсоветского пространства, или просто евразийского пространства. Оно постсоветское сейчас, а когда-то оно было советским, а до этого оно было российское, а до этого оно было туранское, скифское пространство, тюркское, монгольское пространство. Это пространство обладает всеми свойствами устойчивого цивилизационного образования. Многие столетия оно строится уже вокруг русского ядра, и сейчас русские выполняют здесь основную интегрирующую функцию. Но это далеко не только одна Россия, это не только национальное государство. Это именно цивилизация, в которую входят разные народы и культуры, обладающие общими свойствами, отличающимися как от западных, европейских, так и от восточных. Поэтому самое глупое видеть в евразийстве Восток. Ничего подобного, это не Восток. Когда мы говорим, что мы, евразийцы, ставим под вопрос западноевропейские ценности, точно так же мы ставим под вопрос и считаем относительными и китайские ценности, исламские ценности. Они тоже локальные. Западные локальные, китайские локальные, исламские локальные, и наши, евразийские, тоже локальные, но они вписаны в большое пространство, где исторически вызрели.

Эта многополярная идея — главная идея евразийства. Путин эту идеологию принял, именно идеологию, и стал ее реализовывать на практическом политико-экономическом уровне. До какой степени он в нее вдумался, не знаю, это к нему вопрос. До какой степени хорошо он ее реализует, что у него получится, тоже не знаю. Может, что-то получится, что-то нет.

Люди, которые пытаются поставить под вопрос само евразийство, по-моему, просто не понимают, что они говорят. Есть мировоззрение, есть политическая философия, в ней есть своя внутренняя система, и судить ее надо именно как учение. Это первое. Потом — как его применить. В 90-е годы евразийство находилось в полной оппозиции к ельцинскому курсу, потому что это был курс на атлантизм, на либерализм, на доминацию США, на колонизацию, на принятие универсальности западноевропейских ценностей. Это было отвергнуто нашим обществом просто начисто. Была попытка, и сейчас она остается, некоторых людей вернуться в коммунизм, что не проходит, потому что это не зажигает и не вдохновляет. Кто-то делает выбор в пользу узкого национализма, на сегодня это существенная тенденция, но не главная, не доминирующая, потому что это означает распад России. Третьей альтернативой либерализму, который полностью отвергнут в обществе, в политике, является евразийство, как некое стремление возродить Россию. Хочет Путин, не хочет, он будет обращаться к евразийству просто по логике политической истории.

Я думаю, что мы находимся в благоприятной точке, когда евразийство, построенное, как теоретическая конструкция, в отрыве от каких-либо практических приспособлений, сейчас находит применение в российской политике и становится главным ее содержанием. Путин делает на практическом уровне то же, что евразийство предлагает делать на теоретическом уровне. Неважно, как это происходит, но факты — это просто результаты воплощенных на практике идей. Россию построили люди с идеей, люди, которые думали о судьбе России и делали, но сначала думали, а потом делали.

-В своих книгах, лекциях, выступлениях вы говорите, что либерализм — это абсолютное зло. Что это означает в теории и для той практической политики, о которой вы говорите?

-Либерализм — это некий результат истории нового времени западноевропейской цивилизации. К либерализму Западная Европа пришла постепенно. Вступив в модерн, выйдя из Средневековья, она провозгласила царство человека. Она сказала, что Бог умер, Бог не важен, теперь на его место приходит человек. Дальше на место человечества приходит индивидуум. Это уже чистый либерализм. Сначала человек заменил Бога, а потом отдельный индивидуум заменил человека. Индивидуум без всяких форм коллективной идентичности, без расы, без нации, без религии, а теперь уже и без пола.

Либерализм — это некое резюме развития западноевропейской цивилизации, которое сегодня рассматривается как нечто общеобязательное, как новая форма колониализма. Если западные люди пришли к такому выводу, это было бы их делом, если бы они не утверждали эти ценности в качестве универсальных, например, права человека в их толковании, как универсальную ценность, которую всем следует внедрить, демократию своего образца — как универсальную ценность, рыночное общество, где все вещи имеют материальный эквивалент цены — как универсальную ценность. У них такие ценности, у африканцев другие, у мусульман третьи, у индусов четвертые — почему бы не рассмотреть? Но они говорят, что это единственные, необходимые ценности, и все должны следовать за тем, что они придумали. У всех должны быть гей-прайд, частная собственность, упразднение государства, и эти либеральные ценности западноевропейской цивилизации должны стать глобальными.

Если они придумали какую-то идеологию, и им это нравится, ради Бога, мало ли кто что придумал. Но они атакуют нашу цивилизацию, евразийскую, православную цивилизацию, исламскую цивилизацию, китайскую цивилизацию, навязывая нам свои ценности. Вот почему это зло. Если либерал силой навязывает свои ценности, у меня есть право на восстание против него.

Либерализм — это оккупационная сила глобального мирового правительства. Мы с ним боремся любыми средствами, пока он наступает и навязывает нам свои правила.

Молдова находится в полуоккупационном состоянии. Это часть православной цивилизации, восточной, евразийской, как и Румыния, кстати, как и вся Восточная Европа.

-Европейский союз — это что?

-Это оккупационный инструмент, типа нацистского концлагеря.

-Люди не видят ничего плохого в Европейском союзе.

-И немцев встречали хлебом-солью… Какие люди? Я был на демонстрации в Париже, когда несколько миллионов вышло протестовать против правительства, которое приняло закон о гомосексуальных браках. И что, это большинство добилось чего-то? Их проигнорировали. Люди не понимают, куда они хотят. Они хотят в концлагерь, полагая, что найдут там свои блага. Демократия в Европе — это уже не власть большинства, а власть меньшинств, направленная против большинства.

Люди, которые хотят попасть в Европу, могут туда поехать, кто-то индивидуально может неплохо там обосноваться. Но эта цивилизация абсолютно несовместима с некоторыми вещами. С Православием она категорически несовместима, потому что она антихристианская, антиправославная, антиэтическая, антинравственная. Она уничтожает семью, ценности, солидарность, открытость. Это просто абсолютно деструктивная, дьявольская, сатанинская цивилизация, которая активно пропагандирует и навязывает себя.

Молдова хочет оказаться в том же положении, что и Румыния? В Румынии идут протесты против того, что происходит. Румыны попали в Евросоюз, думая, что все вопросы решатся автоматически. Ничего подобного. Никакие вопросы автоматически не решаются. Румыны — люди второго сорта в Европе. А молдаване будут третьим сортом. На самом деле, работают оккупационные либеральные системы, я думаю, что все люди это прекрасно понимают.

-Но многие согласны быть людьми третьего сорта в Евросоюзе, чем жить так, как они живут у себя. В Европе комфортно, благополучно, безопасно, там соблюдаются законы. Всего этого нет дома. Что возразить на это?

-В Евросоюзе лучше, чем жить в своей стране, быть уважаемым народом, со своим национальным языком, со своей культурой, со своей экономикой, в прекрасных отношениях с Россией, в прекрасных отношениях с Румынией, Европой?

Идея о том, что молдаване до сих пор находятся под гнетом страшной, российской, тоталитарной силы — это чистый миф. Молдаване сегодня хозяева сами себе. Но они перестанут быть хозяевами, если вступят в Европейский союз. Сейчас происходит десуверенизация европейских государств. Нет Франции, нет Германии, а есть Еврокомиссия, которая диктует. Они уничтожили всю промышленность Греции, Испании, они разоряют Италию. Венгерские политики говорят о том, как важно сейчас Венгрии выйти из Евросоюза, спастись от этой диктатуры брюссельской бюрократии для того, чтобы развивать свою страну в соответствии с интересами самих венгров.

Только умственно отсталые люди могут стремиться в Евросоюз. Каждый может поехать, пожить там, пожалуйста. В этом плане ничего не изменится, если Молдова будет членом Евросоюза, но уже не будет национального государства, все будет решаться за его пределами.

Если молдаване хотят в Европу, пусть они идут в Европу, только без НАТО, потому что НАТО — это уже наши национальные интересы. Только я думаю, что молдаване все потеряют, а потом будут плакать, но уже будет поздно.

-В мае пройдут выборы в Европейский парламент. По прогнозам, на них должны хорошо выступить националистические партии. Это как-то повлияет на ситуацию в ЕС?

-О развале ЕС еще рано говорить. Не все иллюзии, связанные с Европой, еще изжиты. Не все еще знают, что происходит. Например, в Швеции в детских садах и школах мальчикам запрещено на физкультуре носить мужские плавки, они обязаны носить женские, потому что это считается политкорректным, потому что гендерное равенство должно соблюдаться. В Европе калечат судьбы детей, людей, поколений. Она превращается в чудовище, но это еще до самих европейцев не до конца доходит. Когда до них дойдет, к чему они пришли благодаря этой ультралиберальной идеологии, которая является последним словом европейской истории и культуры, конечно, Европа взорвется. Обязательно взорвется, и, конечно, будут ценностные, организационные, политические перестройки. Но не сейчас. На самом деле, Молдова с ее графиком вступления в ЕС приедет к последней раздаче. Когда все уже будет полыхать и разваливаться, ее туда примут, именно когда оттуда убегут все. Все это рухнет, но не сейчас. Эту историю еще можно некоторое время рассказывать.

-Вопрос расширения ЕС еще актуален?

-Абсолютно не актуален. Ни один европейский лидер всерьез об этом не думает. Это американцы заставляют поднимать эти вопросы, только для того, чтобы досадить Путину. Молдова, Румыния — это даже не «шестерки», а «пятерки» в колоде геополитики американцев. Они пытаются заставить немцев, которые вообще не хотят больше ни за что платить, оплачивать прием в Евросоюз тех стран, которые вообще никому не нужны. Новые члены ЕС — это пятая колонна США. Они совершенно недееспособны. Европейской ответственности ноль, европейского континентального самосознания ноль. Это просто санитарный кордон, игра Америки по сдерживанию России. Немцы платить за очередных нахлебников, которые нужны американцам, совершенно не хотят.

Никакого вопроса о расширении Евросоюза не стоит. Но Европа во многом несвободна. Те же самые брюссельские комиссары во многом зависят от более серьезных американских, натовских партнеров. Европа сама должна освободиться от американской зависимости. Там вопрос стоит очень серьезно. Главная задача нынешнего момента в Европе — это освобождение от американской оккупации. Европа не суверенна. Экономически она частично следует своим интересам, но политически она полностью под контролем США.

Вопрос освобождения от американского господства и демонтажа либеральной идеологии, которая превратилась просто в антинародную, экстремистскую, антидемократическую форму — это то, что стоит на повестке дня в Европе. Нужно ли молдаванам, которые живут в собственной стране, со своей собственной культурой, вступать во все это? Я думаю, что молдаванам там просто делать нечего. Что они получат? Конфликт с Россией? Напряженность в Приднестровье? Американцы ведь этого добиваются — поднять вопрос о Приднестровье, втянуть Россию в какой-нибудь конфликт. У молдаван нет армии, у Румынии нет армии. Кто будет защищать молдавские интересы? Американцы? Тоже не будут. Они просто устроят тут кровавую кашу, как они это сделали в Ираке, Ливии. Россия свои позиции, конечно, сдавать не будет, но меньше всего Россию интересует война. Она абсолютно к этому не готова. Но и допускать, чтобы в нашей зоне стратегических интересов кто угодно и что угодно вытворял, она тоже не собирается, как это было продемонстрировано в Грузии, Абхазии и Южной Осетии. Мы видели, чем закончились все протесты американцев — поплавали немножко в Черном море и уехали.

-После того, как «Восточное партнерство» фактически развалилось, зачем Евросоюзу подписывать Соглашения об ассоциации с Молдовой и Грузией, если Украина «соскочила»?

-Давят американцы. Конечно, все это было сделано, чтобы втянуть туда Украину. Молдова вообще никого не интересует. Вся борьба идет за Украину. То, что происходит на евромайдане, это очень серьезно. Американцы, видя, что Путин их обыграл в еще одном направлении, понимают, что, если они проиграют Путину еще два-три хода, американской гегемонии придет полный конец. Мир будет многополярным. Это не значит, что Путин будет решать. Ничего в одиночку он не сможет решить. Но будет несколько центров — Вашингтон, Пекин, Москва, может быть, в будущем Брюссель, если Европа станет самостоятельной. Если Янукович удержится, все поймут, что надо получить согласование, по крайней мере, в двух-трех мировых столицах, а не в одной, как сейчас.

Молдова была просто как девушка на подтанцовке, как и Грузия. Для великого православного народа унизительно выполнять роль таких шутов гороховых в провальном кордебалете, где главный артист даже не вышел на сцену. Это провал американцев. Молдова, мне кажется, в глупой ситуации, не сами молдаване, а нынешнее политическое руководство. Оно просто не понимает, в какие игры играет, и готово за небольшие обещания торговать национальными интересами, что само по себе позорно и преступно.

Политические деятели Молдовы должны объяснить четко и ясно своему народу, что они предлагают, куда они хотят, в какую Европу. Ведь завтра потребуют гей-парад, роспуск семей, отказ от всех духовных национальных традиций. Завтра любой представитель национального движения будет обвинен в фашизме и других преступлениях, которых он не совершал. Разграбят в два счет, украдут последнее, как сейчас в Румынии пытаются передать золотые шахты в иностранное управление. Обо всем этом надо честно сказать. Хотите молдаване такого — давайте.

-В последнее время европейцы начали смотреть на Россию с какой-то надеждой, как на опору в защите консервативных, традиционных ценностей. Путина стали называть чуть ли не духовным отцом европейских консерваторов. Получается, что впервые после развала СССР Россия может экспортировать не только нефть, газ, но и какие-то ценности, важные для миллионов людей за ее пределами. Почему это вышло из-под спуда?

-Потому что Россия двигается по пути либерализма медленнее, чем Европа. Мы отстали, и в этом наше спасение. Мы стоим на своем, доказывая, что можно жить иначе. На демонстрациях на Западе многие люди несут портреты Путина, потому что он показывает то, что хотят видеть простые европейцы. Элиты, которые являются антинародными, антинациональными, антиевропейскими, контролируют ситуацию, не обращая внимания на народ. Возникает просто революционная ситуация. Россия, в которой интересы большинства и правящей верхушки по многим ценностным вопросам более или менее согласованны, дает пример той демократии, которой в Европе больше нет. Очень много минусов у России, очень много проблем, очень сильна коррупция, моральный упадок, но по сравнению с Европой мы в золотом веке. Там нет такой коррупции, но на фоне того, как гниет там душа, как обесценилось человеческое достоинство, при том что мы сохранили свою мощь, свои территории, ядерный арсенал, мы становимся центром внимания и надежд.

-Не обернется ли это разочарованием, если ничего из этого не выйдет?

-Может быть. Но тут все открыто. В чем-то русские молодцы, а в чем-то у нас тяжелейшая ситуация, и она может закончиться очень трагично. Идет борьба добра и зла. Добро слабенькое, хрупкое, еле-еле пробивается, а зло подлое, активное, в красивой обертке, соблазнительное, атакующее. Чем это закончится, не только в России, но и в Молдове, в Восточной Европе, в Западной, в самой Америке, неизвестно.

Те люди, которые стоят за глобальным мировым порядком, это действительно группа либерал-сатанистов, которая по-настоящему начинает сегодня обнаруживать свою повестку дня. Раньше это видели только консерваторы, сегодня это видят простые люди. Это очень важно. Эта борьба приобретает драматический характер. А элиты продолжают свое дело. Мы живем в очень драматический момент, когда решается судьба духа, судьба ценностей, судьба человечества.

Дмитрий Чубашенко

ИСТОЧНИК:   pan.md

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *