Резкий рост торговли между Кыргызстаном и Китаем

В январе-июле текущего года Китай в 2,5 раза увеличил импорт в Кыргызстан по сравнению с аналогичным периодом 2021 года.

Объем импорта из Китая в Кыргызстан достиг 7,5 млрд долларов, это в два с половиной раза больше, чем было в прошлом году (3 млрд долларов). Наибольшие объемы поставок пришлись на конец весны и начало лета: в июне – $1,8 млрд, в июле – $1,3 млрд, в марте – $1,1 млрд. Китай наряду с Россией является одним из главных торговых партнеров для Бишкека. Из Поднебесной поставляется большинство товаров народного потребления, такие как бытовая техника, одежда, стройматериалы и многие другие. В 2020 году из-за коронавируса произошел резкий обвал в торговле между двумя странами, в том числе ощутимо сократился китайский импорт, и вот теперь намечается резкое восстановление, значительно превышающее допандемийный уровень. Согласно данным Национального статистического комитета Кыргызстана, объем взаимной торговли Китая и Кыргызстана в 2018 году составил всего 2 млрд долларов.

Рост связан с послековидным восстановлением экономики

Экономист из Кыргызстана Нургуль Акимова в интервью «Ритму Евразии» прокомментировала причины такого резкого роста китайского импорта:

– Я думаю, что такой значительный рост китайских поставок в Кыргызстан связан  прежде всего с послековидным восстановлением экономики. Кроме того, на стоимостное выражение импорта повлияло повсеместно обесценивающий тренд кыргызской национальной валюты (сом) в отношении доллара США, который, к слову, тоже подвержен инфляции.

Кыргызская экономика растет, и соответственно внутри страны растет потребление, в том числе и товаров из Китая. Также на рост торговли могло повлиять и текущее международное положение, когда у россиян резко повысился спрос на транзитные услуги.

Реэкспорт китайских и других товаров через территорию Кыргызстана в Россию и другие страны всегда был в большей или меньшей степени. Торговое и санкционное противостояние, которое развернулось сейчас в мире, разумеется, повлияло на торговые и финансовые потоки в других странах, в том числе и в Кыргызстане.

– Что, в свою очередь, Кыргызстан поставляет в Китай? И в чем можно будет вести торговлю, если станет проблемой использование американского доллара?

– Кыргызстан экспортирует в Китай пока небольшой спектр товаров, в основном поставляются фрукты, металлы и руда. По большей части это необработанная продукция и другое сырье.

Если доллар или другая валюта, которую используют в международной торговле, будет нестабильна, то, вполне вероятно, что в целях защиты торговых сделок её будут стараться не использовать. В качестве альтернативы есть другие платежные средства, например, сейчас в странах с передовой институциональной базой начали выпускать цифровые валюты, так называемые стейблкоины. Речь идет прежде всего о Китае, где почти стопроцентная цифровизация финансовых потоков.

Вероятно, Народный банк Китая одним из первых в мире начал выпускать цифровую валюту с целью оптимизировать денежное обращение, кризис которых часто вызывают внешние факторы. Помимо этого, на дедолларизацию денежного обращения влияют санкции, применяемые в результате торговых войн. Поэтому Кыргызстану, как и другим странам ЕАЭС, для торговли с Китаем может быть полезен этот опыт использования цифровой инфраструктуры, — полагает Нургуль Акимова.

Не все товары продадут в Кыргызстане

По мнению другого эксперта из Бишкека Дениса Бердакова, на рост торговли повлиял целый набор обстоятельств, который в этом году помогает расширять экономические связи.

– Денис Михайлович, в чем основные причины резкого роста торговли между Бишкеком и Пекином?

– Во-первых, наконец-то в первой половине года сняли последние карантинные ограничения и торговля стала резко набирать обороты. Во-вторых, между властями Кыргызстана и Китая были достигнуты хорошие отношения, что положительно сказалось на облегчении процесса логистического перехода на китайско-кыргызской границе.

Третья, и тоже немаловажная причина – в Кыргызстане сильно улучшилось ведение статистики. В результате серый и черный импорт в разы сократился. Соответственно, всё эти три фактора дали основу для увеличения товарооборота. Также не стоит забывать, что часть импорта потом идет на реэкспорт в другие страны, в этом случае Кыргызстан выступает в качестве транзитера для дальнейших поставок в Казахстан и Россию, частично и в Узбекистан.

Регион Центральной Азии постепенно оживает после пандемии, у всех растет торговля с КНР. С учетом того, что сейчас Узбекистан начинает в огромных масштабах потреблять товары народного потребления, растут поставки и в эту страну. Российская Федерация тоже закупает очень большие объемы и именно товары народного потребления – одежду, обувь, причем иногда закупает через Кыргызстан или у самого Кыргызстана. В итоге мы и наблюдаем торгово-логистический бум, в центре которого оказалась наша страна.

– Что больше повлияло на рост торговли: международное положение или развитие кыргызской экономики?

– Я думаю, что всё-таки международное положение, потому что Кыргызстан – сильно реэкспортная страна. Хотя у нас идет рост экономики и внутреннего потребления, понятно, что пока не производится огромное количество товаров и технологий для экспорта, тем более в Китай, который и так может произвести почти всё что угодно.

Пожалуй, только швейная отрасль Кыргызстана показывает значительный рост. В основном это производство одежды, в этой отрасли Кыргызстан занимается не только реэкспортом, но и создал свое производство под собственным брендом.

Хотя ему и приходится для текстильного производства закупать почти всю ткань, нитки, фурнитуру у того же Китая (это кстати, еще одна из причин роста китайского импорта), но пошив одежды в последние годы растет просто фантастическими темпами, Кыргызстан уже занимает в этой отрасли заметное место в мире, наверное, пониже Вьетнама, но не сильно. То есть Бишкек становится швейным цехом для всего Евразийского экономического союза.

А вот жесткие санкционные товары в качестве реэкспорта, я думаю, Кыргызстан не сможет поставлять в Россию. Потому что сюда всегда шло мало передовых технологий. И как мы видим на примере Узбекистана, то даже там некоторые компании попали под вторичные санкции. Кыргызстан никогда не закупал микрочипы для своих предприятий, какие-то сложные станки с ЧПУ и другое сложное оборудование.

Для таких технологий в Кыргызстане нет предприятий, которые бы их использовали, поэтому и нет бизнеса, которые бы это закупал, в том числе для перепродажи в РФ. Поэтому, если вдруг из Кыргызстана будет запрос на покупку, например, какого-то нефтяного оборудования, то понятно, что западные компании нам это не продадут. В качестве реэкспортируемых речь идет именно о товарах народного потребления, максимум, что может быть из техники, – это телефоны, компьютеры, планшеты и т. п. Реэкспорт подобных товаров шёл всегда.

– Что Кыргызстан поставляет в обратную сторону, какие кыргызские товары пользуются спросом в Китае?

– Прежде всего, в Китай всегда стабильно шли поставки меда, пусть и в небольших количествах. Кроме того, из продовольствия еще поставляются овощи и фрукты. Есть небольшой экспорт золота, цветных и редкоземельных металлов, но это всё тоже, к сожалению, в небольших объемах. Вот если бы страны Центральной Азии создали консорциум для экспорта экологически чистой продукции в Китай (об этом давно идут переговоры), то это бы сильно помогло росту экспорта из наших стран в Китай.

Пока же на китайский рынок из кыргызских товаров еще поставляется минеральная вода, сладости, были случаи, когда кыргызские бизнесмены продавали туда чипсы и алкоголь, но широкого формата это не приобрело. Кстати, если всё-таки построят и запустят железную дорогу Китай–Кыргызстан–Узбекистан, то это очень поможет торговле между нашими двуми странами, логистистика значительно упростится.

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2 × один =