Иран – ЕАЭС: перспективы сотрудничества обнадеживают

Торговый оборот объединения с Ираном в 2021 году составил $5,037 млрд (на момент подписания соглашения о свободной торговле 4 года назад объем взаимной торговли ЕАЭС и Ирана оценивался всего в $2,7 млрд), увеличившись на 73,5% по сравнению с 2020 годом.

При этом экспорт вырос в 2,1 раза, импорт – на 28,8%. Притом что большая часть товарооборота — свыше 3 млрд долл. — пришлась на последние четыре месяца года, что свидетельствует о том, что темпы его роста могли бы только повышаться. Последствия западных антироссийских санкций пока не ясны.

Если же обратиться к иранским статистическим данным, то здесь имеются определённые разночтения ввиду специфики подсчета сведений. Так, по словам представителя Таможенной администрации Исламской Республики Иран (IRICA) Рухолла Латифи, с 20 марта 2021 года по 20 марта 2022 года (1400 год иранского летоисчисления) Иран экспортировал более 2,770 млн тонн товаров в страны ЕАЭС, что на 3,5% больше предыдущего периода. По словам Латифи, Российская Федерация с 583,658 млн долларов была основным направлением для иранской продукции среди членов ЕАЭС, за ней следуют Армения — 302,343 млн долларов, Казахстан —  188,866 млн долларов, Кыргызстан — 78,900 млн долларов и Беларусь — 16,813 млн долларов. Иран также импортировал более 10,356 млн тонн товаров на сумму 4,472 млрд долларов из блока в указанном году, что свидетельствует о росте стоимости на 90% и увеличении веса на 73% по сравнению с предыдущим годом.

В пятерку крупнейших источников иранского импорта вошли Россия с 4,053 миллиарда долларов, Казахстан — с 379,271 миллиона долларов, Беларусь — с 28,605 миллиона долларов, Армения — с 9,071 миллиона долларов и Кыргызстан — с 1,663 миллиона долларов.

Напомним, что 6 декабря 2018 г. лидеры ЕАЭС подписали пакет документов, в числе которых было решение об образовании зоны свободной торговли между государствами ЕАЭС и Исламской Республикой Иран (вступило в силу с 27 октября 2019 г. по завершении процедуры ратификации). Соглашение должно было позволить торгующим сторонам снизить или устранить экспортные тарифы в двусторонней торговле.

По итогам переговоров страны ЕАЭС снизили среднюю ставку пошлин для промышленных товаров с 6,9% до 2,7%, а Иран по той же группе товаров — с 17,7% до 13,2%. По сельскохозяйственным товарам страны ЕАЭС снизили среднюю ставку пошли с 9,4% до 4,4%, а Иран — с 23,4% до 12%.

Общеизвестно, что главным лоббистом этого соглашения Тегерана со странами ЕАЭС была Армения – единственная из стран объединения, которая имеет общую сухопутную границу с Ираном.

Соглашение о свободной торговле между Ираном и ЕАЭС, было заключено на три года, после чего должно было быть достигнуто окончательное соглашение. Через год после ратифицирования временного соглашения планировалось начать новый этап переговоров по достижению постоянного соглашения, которое, как ожидалось, должно было быть выработано к 2020 г. В ином случае предполагалось, что стороны могут договориться о продлении срока действия временного соглашения с добавлением к нему приложений.

18 марта 2022 г. ЕАЭС и Иран продлили временное соглашение о зоне свободной торговли и договорились интенсифицировать подготовку постоянного соглашения. В Тегеране это восприняли крайне положительно, в то же время не предпринимая никаких действий для его имплементации, таких как, например, внедрение системы кодирования HS или изменение стоимости декларации об экспорте товаров со стороны таможенной службы. Видимо, иранцы прорабатывали вопрос облегчения и ускорения развития торговли через делегирование полномочий рядом министерств администрации приграничных провинций. Так, например, таможня провинции Гилян с компетентным персоналом в отношениях с прикаспийскими государствами, особенно с Россией, изначально обладала полномочиями брать на себя ответственность исполнительного органа по выполнению той или иной операции, определённой в общем регламенте договора от имени таможни Ирана и под ее надзором.

После выхода США из ядерного соглашения и введения новых экономических санкций Иран поставил Россию (на ее долю приходится 84% ВВП всего ЕАЭС) во главе своей экономической дипломатии с целью укрепить с нею экономические связи. По этой причине Иран пытается увеличить свой ненефтяной экспорт в Россию и по возможности в другие страны ЕАЭС. В рамках геополитического партнёрства с Россией Тегеран планировал стать стратегическим и экономическим партнером Москвы.

Для стимулирования иностранных инвестиций на экспорт Иран был намерен использовать свои свободные экономические зоны, а также инфраструктуру. В качестве примеров можно привести ряд стран-членов ЕАЭС.

Товарооборот Белоруссии (с её 9 особыми экономическими зонами, созданными при полной поддержке правительства) с Россией достиг в 2021 г. планки в 38 млрд долларов. Аналогичный показатель для Казахстана – 26 млрд долларов. Поддержка правительством свободных экономических зон (СЭЗ) Энзели и Чабахар, являющихся фундаментальными и стратегическими позициями в развитии экспорта и привлечении инвестиций – несомненный приоритет иранских властей. В настоящее время на ирано-армянской границе уже действует СЭЗ Арас и Мегри, однако по-настоящему значимых стратегических успехов эти зоны пока не демонстрируют. Отчасти проблема заключается в недостаточной интеграции Ирана в структуры ЕАЭС. И расширение взаимодействия Тегерана с организацией может способствовать успехам в названных СЭЗ. Не исключено, что в этом процессе будут позитивные подвижки после того, как Иран откроет свое Генеральное консульство в центре марза Сюник Капане (решение об этом было принято в конце минувшего года).

Между тем иранская сторона постоянно призывает армянских коллег к более активному участию в деятельности экономических проектов на фоне того, что в иранских зонах свободной торговли уже очень успешно оперируют азербайджанские и турецкие предприниматели, что должно было бы подстегнуть представителей армянского бизнеса.

Оценивая перспективы дальнейшего торгового сотрудничества Ирана и ЕАЭС, российские эксперты полагают, что они пока не выглядят направлением, способным радикально изменить экономические расклады для ее участников. ЕАЭС может стать для Ирана надёжным партнером со стабильными торговыми связями, что имеет особое значение для находящегося в частичной экономической изоляции государства. Вышеупомянутые итоги «коронавирусного» 2021 года подтверждают это обстоятельство. Для России Иран предоставляет возможность для реализации товаров промышленного производства. Учитывая заметную долю углеводородов в российском экспорте, это особенно важно. Немалую роль Иран может сыграть и для развития экономики Армении, которая является, как было сказано, главным лоббистом Тегерана в вопросе сотрудничества с ЕАЭС.

Ключевой проблемой для развития торговли между Ираном и ЕАЭС остаются барьеры, не связанные с тарифами и пошлинами. С одной стороны, имеются объективные ограничения, которые практически невозможно устранить в обозримой перспективе. Так, возможности для торговли ограничены той же во многом «углеводородной» основой экономик Ирана, России и Казахстана. Соответственно, ЕАЭС не может предложить Ирану перспективы, сравнимые с теми, которые может предложить Китай. Другим примером является особая позиция российской стороны на энергетических рынках ЕАЭС. Так, Тегеран вряд ли может рассчитывать на серьёзное увеличение поставок газа в Армению, поскольку основным экспортёром в эту страну остается Россия. Наконец, большую роль, ограничивающую возможности для развития, играют антииранские и антироссийские санкции США и ЕС. При этом ЕАЭС и Иран лишь отчасти могут нивелировать их отрицательные последствия.

В то же время российские и армянские эксперты полагают, что стороны в состоянии работать над устранением других не менее важных препятствий. Речь идёт о развитии транспортно-логистической инфраструктуры, а также автоматизации и цифровизации таможенных процедур, чтобы избежать задержек и административных нагрузок на границе. Большой проблемой в условиях отключения Ирана и России от системы SWIFT остаются способы оплаты товаров. Несмотря на работу на этом направлении, переход на расчёты в национальных валютах далёк от завершения.

В результате выхода Вашингтона из «ядерной сделки» Иран направил свои усилия на расширение связей с Россией, Индией и Китаем. Для Ирана, который намерен, как было сказано выше, стать геоэкономическим партнером России и ЕАЭС, этот процесс не может быть завершён в короткие сроки, но это не отменяет его экономического продвижения на север и на восток.

Источник

Подпишитесь на Telegram-канал "Евразийская Молдова": самые свежие новости, аналитика, обзоры и комментарии о развитии Евразийского экономического союза. Подписаться >>>

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

тринадцать − 6 =